Мнения / Аналитика / Республика

Обнажение Кремля

Теперь будет все сложнее отвечать на резонный вопрос – а зачем такие выборы?
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Максим Трудолюбов

Сторонники подлинной соревновательности в политике давно спрашивают: «Зачем такие выборы?» Но мы сейчас не о сторонниках соревновательности – с ними как раз все понятно.

Сторонники марширования строем тоже давно спрашивают: «Зачем такие выборы?» Без них было бы честнее, дешевле и меньше риска. Около Путина всегда были люди, которые считали, что тот ведет слишком сложную игру. Но мы и не о сторонниках марширования строем – с ними тоже все понятно.

Но тот же вопрос – зачем такие выборы и такая политика – теперь начнут задавать все. Вроде бы так привыкли к одинаковым кремлевским схемам на выборах, одинаковым кандидатам и одинаковым словам, что система уже начинала становиться незаметной, как обои на стене. Но теперь многим захочется всмотреться в этот узор, посмотреть на события в Приморье, Хакасии и Хабаровском крае и удивиться: а зачем вся это громоздкая система, которая существует ради себя самой? Что это за конструкция? А ведь она еще и не работает.

Мы пришли к странной точке, когда режим существует уже достаточно долго и в государственной системе уже много людей, которые могут не знать ни реальной жизни, ни устройства кремлевской политической машины. Будет все больше трудностей с ответами на вопрос: «Зачем выборы – как будто подконтрольные, а как будто нет, зачем партии, которые вроде бы управляемы, а вроде бы нет?»

Что думают одинаковые губернаторы последних призывов? Недавние рекруты должны переглядываться между собой и задаваться вопросом: «А зачем такие выборы?» Наши биографии изучили до пятого колена, мы прошли жесткий отбор, нас заставляли прыгать со скалы и учиться быть «командой». Мы думали, что идем на хорошую работу – с социальным пакетом, дачей и перспективой. Но что делать, если машина, на которую нас наняли работать машинистами, сломалась? Нас нанимали нести цивилизаторскую миссию на далеких окраинах родины. Нас точно не нанимали ни чинить всю эту конструкцию, ни работать своими руками, без всякой машины. Разбираться с разбитыми дорогами, а не с кураторами из Кремля – совсем другая работа.

Будет еще немало сражений между башнями и партиями внутри системы, которые будут бороться за подряд на починку конструкции. Мы услышим заявки от различных подрядчиков, готовых все закатать катком или, наоборот, навести цветущую сложность. Они будут биться между собой, но подлинное соревнование теперь у Кремля с самим временем, с естественным процессом осознания того, как работает в стране политика и что она значит для человека, который обычно не обращает на нее внимания.

И теперь такой человек, то есть любой человек, может обратить на нее внимание. А она для этого не предназначена, потому что смотреть там не на что – очень все простенькое, самодельное, неудобно даже. Она всегда должна быть в тени каких-то вспышек, ракет, борьбы титанов за мировое господство, глубоких дискуссий о миропорядке.

Политическая конструкция вдруг оказалась у всех на виду – обнажилась. Она будет становиться все более голой и будет вызывать все больше вопросов: что это за диковинная штука, зачем она нужна и кто вообще все эти люди?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more