Статья опубликована в № 4662 от 27.09.2018 под заголовком: Китай и «ловушка Ленина»

Китай и «ловушка Ленина»

Обозреватель The Wall Street Journal Уолтер Рассел Мид о том, как империалистическая политика КНР отражает его внутренние экономические проблемы
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Уолтер Рассел Мид

Реальная проблема, стоящая сейчас перед Китаем, заключается не в так называемой «ловушке Фукидида», объясняющей неизбежность столкновения между державой-гегемоном (сегодня – США) и возвышающимся претендентом на гегемонию, как Китай, по аналогии с войной между Спартой и Афинами. Проблему, с которой столкнулась КНР, описал Ленин, а не Фукидид: он назвал ее империализмом, который, по его утверждению, ведет к экономическому краху и войне.

Ленин определял империализм как последнюю стадию капитализма, когда страна, столкнувшись с избытком капитала и производственных мощностей в национальной экономике, пытается найти рынки и инвестиционные возможности за границей. Если капиталистические державы не смогут постоянно находить новые зарубежные рынки, которые поглощали бы этот избыток, теоретизировал Ленин, их ждет экономический обвал, в результате которого миллионы людей лишатся работы, тысячи компаний обанкротятся. Это высвободит революционные силы, которые будут угрожать самому существованию таких режимов. В таких обстоятельствах оставался лишь один путь – экспансия. В «эпоху империализма» в XIX – начале XX в. европейские державы старались получить больше колоний, чтобы продавать там избыточную продукцию и вкладывать избыточный капитал в масштабные инфраструктурные проекты.

Как это ни смешно, именно в таком положении сегодня оказался «коммунистический» Китай. Его внутренний рынок перенасыщен производственными и строительными мощностями, созданными благодаря безудержному росту кредитования и госсубсидиям. Северная Америка, Европа и Япония все меньше хотят и уже даже не могут покупать китайские сталь, алюминий и бетон. А разросшаяся китайская инфраструктурная отрасль не может найти достаточно проектов для реализации. Правители Китая ответили на эти вызовы попыткой создать «мягкую» империю в Азии и Африке в рамках «Инициативы пояса и пути» (BRI).

Многие экономисты надеялись, что, когда китайская экономика «повзрослеет», она станет во многом похожа на американскую, европейскую и японскую. Большой средний класс будет покупать достаточно товаров и услуг, чтобы обеспечивать функционирование промышленности. А создание правительством развитой социальной системы облегчит переход к буржуазному обществу.

Похоже, руководители Китая сегодня считают, что этот вариант снят с повестки дня. Слишком много влиятельных групп заинтересовано в сохранении статус-кво, не позволяя провести тяжелые экономические реформы. Но в их отсутствие растет опасность серьезного экономического шока.

BRI была придумана для поддержания экономической экспансии в отсутствие глубинных экономических реформ. Китайские купцы, банкиры и дипломаты прочесывали страны развивающегося мира в поисках рынков и инфраструктурных проектов для сохранения платежеспособности China Inc. Как выразился в 2014 г. в статье South China Morning Post китайский чиновник, одна из целей BRI – «перевод избыточных мощностей за рубеж». Назовем это империализмом с китайскими особенностями.

Но, как отмечал Ленин, попытка экспортировать избыточные мощности, чтобы избежать хаоса дома, чревата конфликтами за рубежом. Он предсказывал, что соперничающие империи будут биться друг с другом за рынки, но и другие факторы делают такую стратегию весьма опасной. Местные политики-националисты будут сопротивляться реализации проектов «развития», которые обременят страны гигантскими долгами перед империалистическими державами. Все это приведет к гибели империализма.

Множащиеся проблемы Китая соответствуют этому описанию. Пакистан, крупнейший получатель средств в рамках BRI, хочет пересмотреть условия реализуемых на его территории проектов. № 2 – Малайзия намерена сократить свое участие в инициативе после проигрыша прокитайских политиков на выборах. Мьянма и Непал отменили проекты BRI. После того как Шри-Ланка, будучи не в состоянии расплатиться по кредиту на строительство порта в городе Хамбантота, отдала его в аренду на 99 лет китайской госкомпании, чиновники в странах Азии и Африки стали внимательно перечитывать написанные мелким шрифтом важные условия договоров с китайцами, бормоча об их неравноправности.

Тем временем меркантилистская торговая политика Китая – госсубсидии, кража интеллектуальной собственности, координируемые правительством усилия по выявлению перспективных отраслей и обеспечению лидерства Китая в них – удерживает Европу и Японию в объятиях Вашингтона, несмотря на их неприязнь к президенту Трампу.

Главная проблема Китая заключается не в противодействии США его возвышению, а в том, что внутренние процессы в его экономической системе вынуждают правителей КНР выбирать между болезненной и дестабилизирующей адаптацией экономики и политикой экспансионистского развития, которая приведет к конфликтам за рубежом и изоляции Китая.

Ленин считал, что капиталистические страны, находившиеся в том положении, в котором сегодня находится Китай, обречены на войны и революции. К счастью, он ошибался. 70 лет истории западного мира после Второй мировой доказывают, что с правильной экономической политикой, ростом покупательной способности и международной экономической интеграцией можно преодолеть империалистическую динамику XIX – начала XX в. Но если Китай не извлечет урока из этих примеров, он увязнет в «ловушке Ленина», где стратегия по сохранению стабильности внутри страны будет порождать все более мощные антикитайские настроения в мире.

Автор — ведущий рубрики «Глобальный взгляд» The Wall Street Journal

Перевел Михаил Оверченко

Funky_Monk
06:45 27.09.2018
А в чём же примитив? Кто-то сомневается в том, что китайскую экономику ждёт "приземление" в обозримом будущем? Китайский рынок, конечно, огромный, но не безграничный. Поэтому вопрос только в том, насколько жёстким или мягким будет это "приземление". Соответственно, автор описывает один из возможных вариантов для китайского режима попытаться его смягчить и сопутствующие такому варианту издержки и риски. Другой возможный вариант—длительная стагнация, аналогичная той, что можно наблюдать в Японии с конца 1980-х гг. Если внимательно посмотреть, можно увидеть очень много параллелей (хотя каждый случай, безусловно, уникален). Насчёт сравнения "гуманитарки": посмотрите хотя бы на количество нобелевских лауреатов по экономики—выпускниками и профессорами каких университетов они являются? Впрочем, по физике, химии и пр. точным наукам тоже можно сравнить.
32
Комментировать
Читать ещё
Preloader more