Мнения / Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 4666 от 03.10.2018 под заголовком: Как нам подморозить Россию

Криогенная экономика

Заморозка-разморозка системы пенсионных накоплений как признак отмороженности госполитики
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Андрей Колесников

Пока руководство страны зализывало раны, нанесенные повышением пенсионного возраста, посылало армию политтехнологов в регионы второго тура и фиксировало убытки на уровне ниже 70% одобрения деятельности президента, бывший главсанврач России Геннадий Онищенко инициировал пенисонную реформу вместо пенсионной, объявив крестовый поход против онанизма. Что, безусловно, на некоторое время отвлекло внимание от пенсионной реформы и солсберецкого шпиля (как там у Довлатова: «Адмиралтейская игла сегодня, братцы, без чехла»). Но ненадолго, потому что энергия широких масс сублимировалась в связи с очередной новостью из мира пенсий: Минфин и Банк России подготовили законопроект о введении накопительного индивидуального пенсионного капитала (ИПК).

В чем, собственно, реформа, не очень понятно, потому что новая схема во многом повторяет механизм действия замороженной накопительной системы – в том виде, в каком она действовала до тех пор, пока, как говорят злые языки, правительству не понадобились пенсионные деньги на присоединение Крыма. Тогда было много слов сказано о том, какая она, эта накопительная система, несовершенная, невыгодная, не приносящая дохода. Теперь вдруг выясняется, что ее нужно вводить обратно почти в том же виде. И даже ВЭБ снова будет оператором пенсионных денег тех, кого раньше называли молчунами.

Как всегда удачно выбрано время и место. Если уж стоило затевать пенсионную реформу, начинать ее надо было с возвращения накопительной системы, а не с возраста выхода на пенсию. Не успела публика остыть от скандального повышения пенсионного возраста, эффект от которого не смогла демпфировать даже победа сборной России над сборной Саудовской Аравии на чемпионате мира – 2018, как предлагается новая мера в той же сфере. Не имеет никакого значения, что речь идет не о новой, а о старой мере и что едва ли ее можно назвать сколько-нибудь болезненной – в социально-психологическом смысле это запуск очередного снаряда в начавшую было зарастать лебедой воронку. Трудящиеся, не разобравшись, могут опять начать паниковать. Просто потому, что уже не склонны доверять вообще каким-либо инициативам, исходящим от государства. К тому же, как показывает опыт, правила нестабильны: то введут какие-то баллы, то выведут – эта социальная шкала Рихтера сильно поднадоела.

Впрочем, есть еще более серьезные основания со скепсисом отнестись к новой инициативе. Эти основания политические. А именно: если уже однажды государство конфисковало накопительные пенсионные деньги для решения своих специфических задач, где гарантия, что оно не сделает это снова? Граждане накопят – в очередной раз! – деньги на старость, а потом они срочно понадобятся для бомбежки террористов на Северном полюсе или на строительство моста с высокоскоростной магистралью через Берингов пролив с попутной оплатой свободного волеизъявления народа Аляски, который на дорогостоящем референдуме проголосует за возвращение этой исконно русской территории в родную российскую гавань. А на Юконе поставят шпилеобразный памятник членам экспедиции вежливых людей, отлитый из местного золота. И тем самым деньги снова заморозят и отморозят!

Кстати, а что с замороженной предыдущей накопительной системой? Может, ее разморозить и вернуть деньги жертвам этой передовой криогенной экономики? С поправкой на инфляцию и курс рубля, находящихся под воздействием «новичка».

Вообще, в мире политики много чего уже попало в криогенную камеру. Неимитационная оппозиция, неимитационные НКО, свободные выборы, конкуренция, почти все иностранное, включая идеологически чуждые нам вакцины от гриппа. Нет, не в Иване Ильине наши духовные корни и кроны, скрепы и скрипы, хоть его и цитировало обильно первое лицо, а в Константине Леонтьеве с его фимиамами византизму, с «пора положить предел мещански-либеральному прогрессу». Он первый, а не сталинские пропагандисты, назвал влияние Запада «тлетворным». А главное, Леонтьев был основоположником криогенной теории политики: «Надо подморозить хоть немного Россию, чтоб она не «гнила».

Ту самую Россию, в которую, как сказал другой классик, можно только верить. Можно ли верить любой новой инициативе властей, после того, что между ними и их народом было, вопрос дискуссионный.

Автор - руководитель программы Московского центра Карнеги

hamsterforever
09:18 04.10.2018
Г-н Колесников как всегда критикует непонятно что. Главное отличие будет в том, что система будет добровольной и за счет работника, "как в большинстве развитых стран"... Но суть не в этом, а в том любая накопительная система имеет смысл при низкой инфляции и наличии инструментов выгодного инвестирования. Если этого нет на очень длительном интервале времени, то любая накопительная система обречена на провал, поскольку накопления обесценятся. Собственно в этом и состояли основные претензии к такой системе с самого начала. Отсюда и судорожные попытки нашего либерального экономического блока вновь и вновь "реформировать" пенсионную систему, когда выясняется, что критика была верной. При новой системе риски просто хотят переложить на участвующих - если это твои деньги, то ты сам о них и заботься. А "кинули" сразу, через два года, когда вывели из накопительной системы лиц до 1968 года рождения.
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more