Статья опубликована в № 4685 от 30.10.2018 под заголовком: За опросами сейчас снова следят и те, кто поверил было их «разоблачителям»

В какой рейтинг проще поверить

Критика социологов стихает, когда падает рейтинг президента
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Алексей Левинсон

Когда ты кого-нибудь критикуешь, то возникает чувство, что ты над ним возвысился. Еще выше тебя вздымает, если подвергаешь суду не одного человека, а целую категорию – например, социологов, проводящих опросы общественного мнения и замеряющих рейтинги президента и др. В зависимости от того, кому (кроме себя самого) ты хочешь понравиться, можно объяснить изъяны их деятельности тем, что они куплены (госдепом либо Кремлем). А можно тем, что просто халтурят. А можно даже их пожалеть – мол, сами-то они и честные, и старательные, но разве люди им правду скажут, особенно про начальство? Это ведь Россия!

Перед последним аргументом трудно устоять. И разоблачающий социологию возносится в недосягаемую высь. Он сам почти там же, где критикуемый им рейтинг в 86% (именно это число особенно часто вызывало негодование).

Объяснить, почему столь большая (иногда и более высокая) доля россиян давала положительный ответ на задаваемый ей вопрос об одобрении деятельности первого лица, в самом деле не просто. Раз так, не лучше ли согласиться, что они выражали это одобрение не по правде, а из боязни (ведь это, в самом деле, Россия!)

Но вот рейтинг стал снижаться – и сегодня уже на 20 пунктов ниже, чем те сакраментальные 86%. Надо это падение как-то объяснять. Версий, что оно от того, что Кремль и госдеп перестали социологам платить, почему-то не слышно. Объяснений, что социологи вняли критике и исправились, тоже не поступало. Может, в народе стало меньше опаски? Но с чего бы? Ведь Россия же...

Критики социологии приумолкли. Свои объяснения, почему рейтинг был так высок и держался так долго, мы давали не раз. А почему он вдруг снизился, тоже писали. И теперь никто не спорит, что это реакция общества на закон о пенсионном возрасте и на позицию президента в возникшей ситуации.

Итак, в октябре рейтинг Путина по его меркам не высок, но он практически не изменился с сентября (66%, было 67%), доля не одобряющих, как и была, – 33%. В общем, одобрения пока вдвое больше, чем неодобрения. В плюсе также губернаторы, в глубоком минусе кабинет и парламент.

Вот мнения двух самых крупных категорий респондентов. Более критическое отношение к институтам власти у рабочих. Там 60% недовольных деятельностью правительства и 63% – деятельностью Госдумы. Меньше всего негативных ответов сейчас поступает от пенсионеров. (Напомню: они менее всех негодовали по поводу изменения пенсионного возраста.) И теперь к Госдуме они снисходительнее, чем рабочие. Пенсионеры даже к правительству относятся взвешенно: позитива почти столько же, сколько критики. Наконец, среди пенсионеров минимум недовольных президентом (21%), а одобряющих – максимум (77%). Среди рабочих одобряющих его деятельность – 61%, отказавших ему в одобрении – 38%.

Затихли споры о рейтинге. Это, между прочим, значит, что за опросами сейчас снова следят и те, кто поверил было их «разоблачителям». И правильно делают, соцопросы у нас – основное средство для общества слышать самого себя.

Автор — руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Ostanton71
06:18 30.10.2018
Великие умы Администрации Президента продвигают простую модель. Вывешиваем на население существенную долю расходов, повышаем налоги, цены на бензин, пенсионный возраст, тарифы, вводим новые сборы (экологические и утилизационные), провоцируем рост курса и цен, а агрессию недовольства подавляем запугиванием того же населения посредством СМИ внешними врагами, несправедливым отношением, предательством (Константинополь), и обязательно войной. Модель работает, но у нее есть серьёзный изъян. Модель, с течением времени, все сильнее дифференцируется по степени и результатам воздействия на различные возрастные и социальные группы. И вот уже первая катастрофическая по недобору призывная компания и резкое сокращение потребления в наиболее зарабатывающей социовозрастной группе. Завсегдатаи парка Патриот, по уши закредитованные ипотекой и потребкредитам, под воздействием усиления ценового, процентного и фискального давления на их задавленные бюджеты с одной стороны и моральное подавление страхом войны с другой, всё негативнее оценивают своё будущее и будущее своих детей. Их не прельщает, при всем квасном патриотизме, отдать жизнь своих детей за доходы банкиров от их процентов по ипотеке. Кто же остаётся?Старики? Действительно, старшие возрастные группы, на которые менее всего действует имущественный пресс, при этом наиболее подверженные воздействию пропаганды, не ассоциируют необходимую цену в виде ухудшения качества жизни да и самой жизни как таковой на себя и своих детей и внуков. Кроме того, есть и другая проблема - отношение в обществе к старшим группам, прежде всего выходящим в последние 10 лет на пенсию. Отношение существенно трансформируется. И дело не в украденных якобы в их пользу деньгах от пенсионной реформы. Вовсе нет. Напомню, что это не участники и не дети войны. Это поколение, сидевшее по НИИ и делавшее кривые гайки на заводах, украденных у нас и наших детей в проведенную при них приватизацию, поколение проср***ее страну и строй в котором они не напрягаясь чрезмерно обывательствовали, не родившее толком более одного ребёнка (см. статистику), а значит, не имеющее никаких прав на валоризацию и перекос пенсионной системы в их сторону. Конечно не все и не везде. Так кто же тогда остаётся? Нет никаких 66%. Но если так, кто же будет защищать украденное бабло, пусть даже временно репатриированное воровской «элитой»? Кто будет защищать дырки в земле с нефтью и газом, от которых до большинства из нас доезжают только уши от дохлого осла и проценты по ипотеке? Может 66%? Едва ли! Не верю!
10
Комментировать
Читать ещё
Preloader more