Мнения / Аналитика / Медиа и реальность
Статья опубликована в № 4749 от 07.02.2019 под заголовком: Встретились как-то Дудь и Киселев

Встретились как-то Дудь и Киселев

Россия официальных медиа и Россия неофициальных медиа пересеклись в онлайне
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Илья Клишин

В социальных сетях вот уже два дня только и разговоров что о разговоре Юрия Дудя и Дмитрия Киселева. Кто-то пытается определить, кто кого сделал в этом интервью и с каким счетом, кто-то перечисляет незаданные или недожатые вопросы и т. п. Нам же тут интересно сделать выводы медийные и политические. Что означает сам приход телеведущего (скажем прямо – пропагандиста) к популярнейшему YouTube-блогеру и какие проекции из сути их разговора можно построить на послепутинскую Россию?

Прежде всего, интересен, конечно, сам факт такой встречи. Много лет сосуществуют две медийные России – Россия официальная и Россия неофициальная, и первая ко второй не сильно стремилась в гости, все чаще предпочитая ее игнорировать.

То, что популярный телеведущий федерального государственного телеканала, чье имя стало нарицательным, приходит в шоу в социальных сетях, – это веха, важный водораздел на «до и после». Это в некотором роде признание: да, мы готовы с вами разговаривать, не факт, что получится, но давайте попробуем. Это на самом деле сенсация – как если бы главный редактор газеты «Правда» в советское время дал интервью условному самиздатовскому журналу, пусть и с миллионным тиражом, что, конечно, тоже невообразимо.

На глобальный феномен популярности YouTube в России за последние два года наложилась еще и национальная политическая специфика, и к началу 2019 г. можно говорить о, по сути, полноценном альтернативном нецензурируемом телевидении on demand, где появляются уже не видео, сделанные на коленке, а профессиональные и вполне дорогие по бюджетам программы – от откровенных интервью до late night шоу.

Признавать это федеральным каналам не очень хочется, но, если Роскомнадзор не заблокирует по какой-нибудь причине YouTube, процесс ползучего признания площадки – вроде этого похода Дмитрия Киселева к Дудю – продолжится, разрушая сложившуюся давно стену между кремлевским и независимым информационным пространствами. Более того, это может иметь последствия и для самой контентной политики федеральных каналов, которым станет сложнее умалчивать о чем-то, что одновременно будет в YouTube.

Впрочем, радоваться перестройке и гласности 2.0 «снизу» несколько рано. В этом вполне конкретном разговоре можно разглядеть и далеко не радужные контуры послепутинского национального дискурса. Когда исчезнут репрессивные и цензурные препоны и в едином информационном пространстве сойдутся Россия Дудя и Россия Киселева, что будет? Можно ли однозначно считать, что более молодежный и условно более либеральный дискурс автоматически победит? Нет, нельзя, разве что будут звучать призывы к люстрациям, новым черным спискам или даже уголовным делам. Но если, как это было после 1991 г., прежняя – путинская – номенклатура, в том числе и медийная, сохранит свои позиции и многие ее представители продолжат транслировать ту же точку зрения, то, надо думать, она будет находить свою аудиторию. В прекрасной России будущего, столь чаемой оппозицией, будет и вполне представительная партия условного Дмитрия Киселева (в парламенте), которая будет не любить Запад и Украину, а также либералов. Будут и СМИ с такой точкой зрения. Это нормально; и в этом залог того, что какой-то национальный диалог, который пока не получается, все же начнется.

Автор — диджитал-директор RTVI

Читать ещё
Preloader more