Мнения / Аналитика / Политический дневник
Статья опубликована в № 4777 от 20.03.2019 под заголовком: Пять лет из двадцати

Это только пять лет из двадцати

Надежды и страхи весны 2014 года могут оказаться не самым важным эпизодом истории России XXI века – зависит от финала путинского правления
Федор Крашенинников

Пять лет назад казалось, что «русская весна» и присоединение Крыма станут фундаментом новой, небывалой России.

Либерально настроенным противникам Путина грезилось возмездие России со стороны Запада, якобы готового встать на защиту украинского суверенитета, – но, как мы теперь знаем, если бы не злосчастный малазийский Boeing и авантюра в Донбассе, то еще не факт, что против России были бы применены сколько-нибудь серьезные санкции.

Несмотря на упорство Запада в осуждении России и усиливающиеся санкции, спустя пять лет можно констатировать: серьезные шаги были предприняты спустя годы после присоединения Крыма и их последствия еще только начинают оказывать заметное для граждан влияние на ситуацию в стране. Прошедшие пять лет показали, что никакого желания воевать с Россией за украинские интересы никто на Западе не испытывал и не испытывает, а вот желающих помириться с Путиным там и сейчас предостаточно.

На противоположном фланге весной 2014 г. царило инфернальное веселье: шовинисты и реваншисты всех мастей вдруг оказались востребованы и обогреты ранее весьма суровым с ними российским государством. Впервые за 100 лет им предоставили трибуну и дали возможность говорить на федеральных каналах то, что еще вчера можно было размещать только в личных блогах.

Самые яростные и решительные националисты, монархисты, казаки и сталинисты и вовсе поехали воевать, уверовав, что «русская весна» – это всерьез и надолго, а Крым и несбывшаяся Новороссия станут плацдармами для создания новой России, окончательно очистившейся от «скверны» ельцинских времен.

Сейчас смешно вспоминать, какие страхи породил этот тактический союз власти с радикальными шовинистами. Но ни искренние, ни конъюнктурные бойцы всевозможных «антимайданов» отнюдь не стали ни новой элитой, ни тем более властью. Пресловутые ДНР и ЛНР, которые Россия так и не решилась признать, если и стали плацдармами чего-то, то вовсе не какой-то особенной «русскости» или «советскости», а всего лишь спайки спецслужб и местных бандитов, где власть меняется посредством убийств и покушений.

Начиная с Алексея Чалого, который был в первых рядах крымских пророссийских активистов в Севастополе, а в 2019 г. показательно вымаран с исторической фотографии, и заканчивая Игорем Стрелковым-Гиркиным, который продает медаль за присоединение Крыма и последними словами поливает Путина на тех немногих сайтах, где его еще публикуют, – все герои и иконы «русской весны» оказались не нужны российской власти и спустя пять лет вернулись в маргинальное состояние. Это особенно любопытно на фоне того, как прекрасно вписались в новую реальность бывшие украинские чиновники в Крыму. Впрочем, и им закрыт путь за пределы полуострова, и тут нельзя не вспомнить Наталью Поклонскую, которая сначала взлетела выше всех, но к пятилетию «русской весны» тоже оказалась маргиналом, хоть и с депутатским мандатом.

Наконец, нельзя не посмеяться над страхами и прогнозами всех тех, кто верил в нерушимость посткрымского единения народа и власти и рассуждал – с восторгом или ужасом, в зависимости от позиции, – что Путин теперь может делать все, что угодно, и стоит только напомнить о весне 2014 г., как рейтинг чудесным образом взлетит до 86%. Использование всего арсенала административного ресурса для получения нужных результатов на парламентских выборах 2016 г. и президентских 2018 г. и подписание Путиным закона о наказании за неуважение к власти как раз в годовщину крымского триумфа однозначно свидетельствуют, что сама российская власть ни на какой «посткрымский консенсус» вовсе не рассчитывает.

До конца понять, что же случилось пять лет назад, мы сможем спустя много лет. Одно можно сказать уверенно: весь ажиотаж, все споры, все надежды и страхи весны 2014 г. – это не пик и не перелом, а один из множества эпизодов правления Владимира Путина, двадцатилетие которого будет в августе этого года. И еще не факт, что именно крымский эпизод окажется самым запоминающимся и войдет в учебники истории: все зависит от того, когда, как и чем завершится весь современный период российской истории.

Автор – публицист. Екатеринбург

Читать ещё
Preloader more