Чем отличаются Россия извне и Россия изнутри

Запад уже признал большое возвращение России в мир, дело за ее гражданами
Россия снова выступает в мире в роли, которая, с точки зрения других стран, России не по карману

Это и похоже и не похоже. Россия и Турция совместно обустраивают зону безопасности на севере Сирии, а США выводят оттуда своих военных. Россия и Саудовская Аравия говорят о нефти и оружии. Россия и Намибия – об уране, алмазах, меди и, возможно, военной помощи. Россия и ЮАР ведут переговоры о совместном производстве оружия, а Россия и Руанда – о помощи в развитии атомной энергетики. Россия и ЦАР, как сообщают агентства, не обсуждают создание в стране российской военной базы, что, наверное, должно означать – уже обсудили. Затрагивалось даже расследование убийства в ЦАР российских журналистов, но о нем известно только то, что оно «продолжается».

Названия стран не похожи на те, что запали в память в советском детстве, но общее впечатление похоже. Снова Африка, снова Ближний Восток и Латинская Америка. Раз в неделю у нас был урок «политинформации». Каждый должен был быть готов рассказать одноклассникам о международной ситуации, но к доске вызывали кого-то одного. Жертва рассказывала об Анголе, Афганистане, Кубе, Никарагуа, Палестине и Северной Ирландии. Сегодня были бы другие названия.

Российские пропагандисты борются с негативным освещением России, с ложными новостями о нашей стране и публикуют об этом доклады. Но если открыть западные сайты и новостные ленты, то там легче найти восторг и зависть «западных партнеров», чем злобу и наговор. «Путин – новый король Сирии» (WSJ), «Путин: от изгоя до главного распорядителя власти на Ближнем Востоке» (Би-би-си), «Победив США на Ближнем Востоке, Путин вступает в конкуренцию за Африку» (Bloomberg). Ветеран изучения СССР и России Анджела Стент в новой книге Putin’s World: Russia Against the West and with the Rest так резюмирует свои свежие впечатления: «Несмотря на ограниченные ресурсы, Россия снова стала глобальным игроком и возвращается на те территории, которые, развалившись, покинул СССР». Пропагандистам давно пора менять ориентиры.

Что можно, вероятно, считать отголосками прежнего негативизма, так это недоумение: почему это они (Россия) такие умные и теперь просто поддерживают действующие режимы, а не ввязываются в драки на какой-то одной стороне? А мы до сих пор ввязываемся, какая глупость. Есть еще экономический вопрос: как это Россия, с ее стагнирующей и не рассчитанной на рост экономикой, может себе позволить Африку и Ближний Восток? Одни задают этот вопрос с раздражением, другие – с восхищением. Но ответ один: раз позволяет, значит, может. То есть это вопрос не для «партнеров», а для граждан России. Запад большое возвращение России уже признал. Дело за гражданами. О ближневосточных и африканских приключениях никто у нас не спрашивал. Россия при взгляде снаружи и при взгляде изнутри – две разные реальности.

Россия снова, как уже не раз бывало, выступает в мире в роли, которая, с точки зрения других стран, России не по карману. Вот давнее наблюдение историка Василия Ключевского: «У нас по мере расширения территории вместе с ростом внешней силы народа все более стеснялась его внутренняя свобода». Чем больше «размах власти», тем меньше «подъемная сила народного духа». То, что пространственная экспансия шла «в обратно пропорциональном отношении к развитию свободы граждан», Ключевский считал одним из ключевых парадоксов российского развития. Может быть, это противоречие и уйдет, но пока не уходит – и это вопрос к российскому обществу.