Кто хочет стать иноагентом

Закон об иноагентах заставит множество людей самых разных профессий ограничивать себя в общении, поездках, контактах с коллегами и даже с друзьями
Одна мысль о клейме иноагента остановит врача, который мог бы использовать свои знания на благо пациентов

Подписанный на этой неделе президентом закон об иностранных агентах – физлицах может привести к большой беде. Вернее, не так. Этот закон сам по себе большая беда, даже если он будет применяться именно так, как говорят его авторы: крайне избирательно и не часто, на что, по правде сказать, надежда слабая. Даже в этом случае количество полезной активности, разнообразных нужных и важных дел, которые из-за него не состоятся, контактов, которые не произойдут, знаний и технологий, которые не будут получены, все равно можно с уверенностью назвать катастрофическим.

О символическом значении такого закона, создающего официально прописанную группу изгоев с урезанными правами, написано уже много: риторически упоминают и желтые звезды, и сталинское клеймо «врага народа». Но помимо прямого действия будет и косвенное, и оно затронет куда большие массы людей (в том числе вполне лояльных) и куда большее количество полезных сфер деятельности, чем, по выражению одного из авторов, сфера «деятельности, направленной на расшатывание основ нашего конституционного строя и вмешательство во внутренние дела России» – попросту говоря, любая независимая политическая активность. Закон действует не в воображении законодателя, а в конкретной правовой среде. Этот закон, с его намеренно широкими формулировками – на юридическом жаргоне подобные нормы обычно называют резиновыми, – при российской правоприменительной практике, при бесконечной лояльности судов к обвинителям приведет к тому, что находящимся под ударом сочтет себя всякий, кто хоть раз открыл рот в публичном пространстве и хоть раз получал какие бы то ни было средства из-за рубежа.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью