Чем похожи и чем отличаются реакции Москвы и Тегерана на сбитый самолет

Когда лучше прекратить отрицать очевидное и признать вину
Реакции Москвы и Тегерана на авиакатастрофы 2014 и 2020 гг. – это пример использования одного и того же психологического приема

После того как власти в Иране сначала отрицали, а потом признали вину за сбитый украинский самолет, у многих публичных комментаторов возник соблазн провести параллели с ситуацией вокруг катастрофы Boeing 777 в Донецкой области в 2014 г. Минобороны России до сих пор официально отвергает какую-либо причастность к той трагедии. Поведение Тегерана можно объяснять по-разному. Это может быть и давление идеологии, и бо́льшая хитрость, и просто уверенность режима в своих силах. Вместе с тем и тот и другой случай – примеры того, как Москва и Тегеран используют для достижения своих целей один и тот же политический прием: отпирательство.

Политика – такое ремесло, где отпирательство – это стратегический метод, позволяющий сохранить контроль. Один и тот же режим в одном случае может выбрать вранье, а в другом – признание жесткой правды. У бывалого политика есть нюх на то, какой подход выгоднее использовать в разных ситуациях.

Вы видите 22% этого материала
Подпишитесь или прочитайте статью целиком по Wi-Fi в кофейнях «Шоколадница» Москвы и области