Вирус как иностранный агент

Почему Путин не стал переносить голосование по поправкам в Конституцию
Российское государство, столкнувшись с неизвестным ранее вирусом, действует так, как будто имеет дело с направленной иностранной угрозой политической системе страны

Разные правительства, сталкиваясь с эпидемией или ее угрозой, ведут себя по-разному. Сегодня уже есть представление о характере и действенности мер, принятых в борьбе с распространением коронавирусной инфекции китайским правительством. Есть понимание, как действуют европейские государства. Меньше ясности – про США. Еще меньше – о России.

Эксперты Всемирной организации здравоохранения в своем заключении по результатам поездки по тем провинциям КНР, откуда началось развитие эпидемии, назвали китайские санитарно-эпидемиологические мероприятия «самыми амбициозными, быстрыми и агрессивными в истории».

Угроза режиму сделала свое дело, и, попытавшись сначала по привычке скрыть масштабы проблемы, китайские лидеры пустили в ход мощь авторитарного государства, способного быстро концентрировать ресурсы. Сейчас китайские политики решают вопросы уже не столько эпидемиологические (все новые случаи заболевания связаны с прибытием людей извне), сколько экономические. В Китае идет дискуссия о том, нужны ли экономике масштабные стимулирующие меры, о которых уже начали объявлять европейские и американские политики.

Политическое руководство КНР имело дело с уже бушующей стихией и, включившись с опозданием, пошло на беспрецедентные карантинные меры. Большинство европейских стран борется с эпидемией на более ранней стадии, имея дело с набором ожиданий. Реальностью, на которую реагирует государство, стала статистическая модель, предсказывающая развитие эпидемии. Эта кривая и есть то, из-за чего замораживаются целые секторы экономики и закрываются границы.

В России принят совершенно иной подход. Судя по всему, их опасения связаны не с угрозами легитимности режиму снизу (как в КНР) и не со страхом потерять поддержку избирателей (как в Европе и США), а с чем-то совсем другим. Президент России отказался переносить дату общероссийского голосования за поправки в Конституцию, которые сам инициировал. Главная угроза в его глазах – не угроза здоровью граждан и даже не угроза снижения его поддержки снизу, а угроза процессу его легитимации как таковому.

Этот странный, изобретенный самим Путиным многоступенчатый процесс принятия поправок – от создания декоративной конституционной комиссии и до народного голосования, проходящего уже после подписания документа, – самоценен в российской политической системе. Все, что ему угрожает, есть угроза безопасности страны. Если ему угрожает статистика заболеваемости, значит, статистика должна быть поставлена под контроль. В конце концов, кто управляет кем – статистика государством или государство статистикой.

Российское государство, столкнувшись с не известным ранее вирусом, действует так, как будто имеет дело не со стихией (как Китай) и не со статистической моделью, предсказывающей стихию (как европейские государства), а с направленной, «живой» иностранной угрозой политической системе страны и ее агентами.