Навальный, Охлобыстин и ветераны

Власти удобно прикрываться памятью о войне
Бесконечно повторяя Навальный оклеветал ветерана!, участники кампании вполне сознательно заглушают эмоциональными восклицаниями обсуждение поправок к Конституции

15 июня Следственный комитет возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 128.1 Уголовного кодекса («клевета») против оппозиционера Алексея Навального. По версии следствия, оппозиционер оклеветал ветерана Второй мировой войны Игната Артеменко.

Возбуждение дела сопровождается кампанией организованного возмущения в социальных сетях и медиа, так или иначе близких к власти. Бесконечно повторяя «Навальный оклеветал ветерана!», ее участники вполне сознательно заглушают эмоциональными восклицаниями обсуждение поправок к Конституции и всей процедуры их принятия, в ходе которого и возникла раздуваемая ситуация.

Суть всего дела гораздо проще и значительно менее драматична, чем она выглядит с подачи радетелей ветеранской чести и в пресс-релизе Следственного комитета. Г-н Артеменко принял участие в съемке агитационного ролика телеканала Russia Today, посвященного голосованию по изменению Конституции. Сюжет ролика по-своему трагикомичен: его участники по очереди читали текст преамбулы к Конституции, т. е. той части Основного закона, которая как раз не меняется, а в конце его содержался призыв поучаствовать в голосовании за никак не анонсированные поправки. Помимо Игната Артеменко в съемках приняли участие самые разные люди, и среди них ветеран вовсе не был ни центральным, ни самым ярким персонажем. Поэтому, отзываясь негативно о ролике и его участниках, Навальный едва ли имел в виду именно ветерана.

Гораздо заметнее было, например, участие в ролике дизайнера Артемия Лебедева, который сразу после его официальной публикации заявил, что его обманули: ролик снимался до анонса поправки к ст. 81 Конституции, обнуляющей нынешний и все предыдущие президентские сроки Владимира Путина. Остальные участники ролика, судя по всему, не посчитали себя обманутыми, хоть и оказались в том же положении, что и Артемий Лебедев.

Что касается самого оклеветанного, по версии Следственного комитета, ветерана, то изначально активность развил его внук, который сначала сам широко поделился эмоциями, а уж потом сообщил дедушке о якобы нанесенных тому оскорблениях и проинформировал общественность, как воспринял пожилой человек сообщенную ему версию событий. В любом случае ситуация очень быстро утонула в море тенденциозного комментирования, и все стало подаваться так, будто оппозиционер чуть ли не на ровном месте оскорбил вообще всех ветеранов и саму память о Победе.

Вся эта ситуация – не про обиженного ветерана, а про очередной случай применения властью давно замеченного за ней приема: прикрывать любые свои действия и решения, в том числе и весьма неприглядные и сомнительные, памятью закончившейся 75 лет назад войны. Нельзя не отметить и легкость, с которой любое несогласие с собой или своим взглядом на любые события настоящего, прошлого или будущего объявляется властью покушением на память о войне.

В истории с «оскорблением ветерана» этот прием используется максимально цинично: сначала пожилого человека буквально поднимают с постели, чтобы он принял участие в пропагандистском ролике наряду с Иваном Охлобыстиным и уже упомянутым Артемием Лебедевым, а потом одним фактом его участия пытаются вывести из-под критики и сам сомнительный идеологический продукт и, главное, то, ради чего он сделан, т. е. те самые поправки в Конституцию.

Получается, что в России 2020 г. стоит снять ветерана в длинном ряду агитаторов за что угодно, как все недовольные должны замолчать и склонить головы в почтении: ветеран говорит, не сметь спорить, не сметь осуждать! Даже если в одном ряду с пожилым человеком окажутся гораздо более молодые, менее заслуженные и даже совершенно сомнительного морального авторитета агитаторы – все равно, осуждение или высмеивание конечного продукта чревато теперь уголовным преследованием.

Особенно тягостно, что этот некрасивый прием применяется при обсуждении поправок к Конституции, которые, как постоянно подчеркивается, будут действовать много лет. Желая доброго здоровья Игнату Сергеевичу, нельзя забывать об очевидном факте: с его участием ведется пропаганда за весьма спорные поправки к Конституции, по которой всем нам жить и после того, как последний участник Второй мировой войны покинет наш мир.