Статья опубликована в № 4522 от 07.03.2018 под заголовком: Цитата недели

Почему в газовой войне нет победителя

Продление соглашения нужно и «Газпрому», и «Нафтогазу»
Мы категорически против того, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины
Алексей Миллер, предправления «Газпрома»

«Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире!» – кричал герой Георгия Вицина в комедии «Кавказская пленница». Побившую все рекорды советского проката картину Леонид Гайдай снял в 1966 г. В том же году инженер-геолог-геофизик Владимир Цыбенко открыл Уренгойское месторождение – самое крупное у «Газпрома».

Введенный с помпой в 1984 г. экспортный газопровод Уренгой – Помары – Ужгород сейчас известен как «украинский маршрут». А условия контрактов от 2009 г. на транзит по этой трубе и поставки в саму Украину уже который год являются причиной конфликта между «Газпромом» и его украинским визави НАК «Нафтогаз». А все потому, что они были заведомо невыполнимы.

Потребности Украины в импорте ни разу за восемь лет с начала действия контракта на поставку не приблизились к прописанному в соглашении объему в 41,6 млрд куб. м газа, обязательных к покупке по условию «бери или плати». Но и сам «Газпром» ни разу за те же восемь лет не прокачал через Украину минимальные 110 млрд куб. м из контракта на транзит. Даже в те годы, когда альтернативы в виде первого «Северного потока» еще не существовало.

С момента подачи встречных исков в арбитраж (в 2014 г.) газовый конфликт перешел в вялотекущий режим, из которого не вышел даже после первого решения Стокгольма о контракте на поставку газа. «Газпрому» присудили компенсацию в $2 млрд. Компании словно нехотя обменялись взаимными «победными» сообщениями. Очевидно, что выплатить требуемые «Газпромом» $37 млрд не смог бы не только «Нафтогаз», но и Украина в принципе (запланированные доходы в бюджет страны в 2017 г. – $26,5 млрд).

Накануне вердикта арбитров по второму контракту многие аналитики сходились во мнении, что стоит ждать соломонова решения. Условия транзита пропорционально пересмотрят, компенсации взаимозачтутся, и обе компании останутся при своих. И пусть не без осадка, который остался, но, может быть, они даже смогут начать отношения с условно чистого листа.

Но Стокгольм напомнил, что к советской судебной системе никогда отношения не имел. «Газпрому» по сумме решений предложили заплатить «Нафтогазу» за транзит $2,56 млрд единовременно и еще около $4,7 млрд до конца 2019 г. Сама Украина за два года должна купить газ примерно на $2 млрд.

Реакция российской компании была ожидаемой. «Газпром» сообщил, что будет защищать свои интересы, нашел причину не возобновлять поставки газа на Украину в марте (нет допсоглашения), вернул предоплату и начал процедуру досрочного расторжения контрактов. В результате вместо «боевой ничьей» проиграли все. Продление соглашений нужно обеим сторонам. Для Украины это поступления в бюджет и стоимость газа без реверса и «надбавки за гордость». А для «Газпрома» – возможность и дальше наращивать долю на рынке Европы: без украинской трубы не только увеличить поставки – повторить рекордные 194,4 млрд куб. м прошлогоднего экспорта не получится.

Европа за новым витком конфликта пока обеспокоенно наблюдает. Вроде бы уже пора определиться с разрешениями для «Северного потока – 2». Но, с одной стороны, Еврокомиссия неоднократно заявляла, что сохранение украинского транзита для нее безусловный приоритет. С другой – сейчас в вопросе его продления после 2019 г. полная неопределенность. А без российского газа в достаточном количестве рынок ЕС не балансируется. И замерзать там точно никто не хочет, равно как и переплачивать за газ на споте.

Взаимную позицию «Нафтогаза» и «Газпрома» можно описать словами товарища Саахова из того же фильма: «Теперь из этого дома есть только два пути: или я ее веду в загс, или она меня ведет к прокурору». Для всех будет лучше, если в загс. Заместитель председателя Еврокомиссии Марош Шефчович обещал попробовать помочь сторонам договориться.