Почему «Газпром» хочет расторгнуть контракты с Украиной

Это дает возможность добиться более выгодных условий после провала в Стокгольме
Алексей Миллер отреагировал крайне жестко на поражение «Газпрома» в стокгольмском арбитраже /Sergei Karpukhin / Reuters

«Мы категорически против того, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины», – заявил предправления «Газпрома» Алексей Миллер 2 марта. Компания будет вынуждена расторгнуть с НАК «Нафтогаз Украины» оба контракта – и на транзит газа, и на поставки непосредственно в страну, сказал Миллер. Чуть раньше, утром того же дня, стало известно, что «Газпром» отказал «Нафтогазу» в возобновлении с 1 марта прямых поставок. Стороны не успели подписать дополнительное соглашение к пересмотренному в декабре стокгольмским арбитражем контракту, сообщила российская компания, объясняя причину возврата «Нафтогазу Украины» предоплаты за поставки газа в марте.

В пятницу «Нафтогаз» сообщал, что никаких документов, «свидетельствующих о намерении российской компании расторгнуть договоры», от «Газпрома» не получал. А предправления украинской компании Андрей Коболев назвал заявление «Газпрома» шантажом.

Разрыв быстрым не будет

3 марта зампред правления «Газпрома» Александр Медведев сообщил о начале процедуры расторжения контрактов. «И новое дело в стокгольмском арбитраже по этому иску «Газпрома» абсолютно точно будет рассматривать другой состав арбитров», – пообещал он. Речи о подаче исков в Стокгольм пока не идет.

Исходя из слов Медведева можно предположить, что в ближайшее время «Нафтогаз» получит от «Газпрома» официальное уведомление о намерении расторгнуть контракты, считает директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Впрочем, речи о немедленном разрыве быть не может. В обоих контрактах прописано, что любые разногласия стороны будут стремиться решить самостоятельно, а в арбитраж идут только после провала переговоров. На них отводится много времени – 45 дней для транзитного контракта и 30 дней для контракта на поставку.

Если стороны не договорятся, то рассмотрение конфликта в арбитраже может длиться месяцами, указывает старший директор S&P Global Ratings Елена Ананькина. И «Газпрому» будет сложно доказать факт фундаментального изменения обстоятельств, лишающих смысла договоры с «Нафтогазом», говорит партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью
Подарки за годовую подписку