Статья опубликована в № 4596 от 27.06.2018 под заголовком: Цитата недели

Как заговорить повышение пенсионного возраста

Власть слишком часто не выполняла свои обещания, чтобы общество поверило в обещания новой сытой пенсии
Человек, который дольше находится в строю, он, как правило, по своему биологическому возрасту моложе тех, кто рано оставляет профессиональную деятельность
Вероника Скворцова, министр здравоохранения России

Министр Скворцова уже пенсионерка по возрасту, а профессиональной деятельности не оставила, по-прежнему в строю, так что знает, о чем говорит, когда говорит о положительном влиянии работы на состояние организма. Она врач, может оценить собственное здоровье и сделать вывод, как лично у нее обстоит дело с биологическим возрастом. Надеюсь, отлично.

Этими рассуждениями министр здравоохранения защищает – уж как может – решение правительства (понятно, она же член этого правительства) повысить пенсионный возраст. По мнению правительства, это необходимость: иначе не справиться с социальными обязательствами, гарантированными Конституцией. По мнению министра, это не только необходимость, но и бонус: граждане станут работать дольше, значит, они будут здоровей.

Но послушаем еще аргументов министра. Обосновывая тезис о биологической молодости работающих стариков и старух, Вероника Скворцова приводит данные исследования Всемирной организации здравоохранения: «За 10 лет – с 2003 по 2013 г. – один и тот же когнитивный уровень имеют в 2003 г. люди в возрасте 50 лет и 58 лет в 2013 г. Таким образом, незаметно для нас для всех за 10 лет замедлилось когнитивное снижение, которое отмечается у всех людей в старших возрастных группах».

Министр по специальности невропатолог, ей о когнитивных способностях, особенно российского человека, было хорошо известно. Но уже давно, десять лет, она чиновница, действительно, могла и не заметить когнитивных улучшений. Пока что когнитивных способностей россиян – без всякой всемирной организации – хватает, чтобы понять, что их обманули. Отняли деньги, и существенные: если принять среднюю пенсию за 14 000 руб., а количество людей, которые должны были выйти на пенсию в 2019 г., за 1,3 млн, то государство недодаст этим людям, грубо говоря, 220 млрд руб.

Обещанная правительством прибавка к будущей далекой пенсии не может не радовать, но надо напомнить, что именно это поколение сначала советских, а затем российских людей чаще всех обнаруживает, что государство не исполняет обязательств: начиная с комического хрущевского, о коммунизме в 1980-х гг., и заканчивая путинским, 2005 г., что, пока он президент, пенсионный возраст повышен не будет. Впрочем, то был второй президент России Владимир Путин, а теперь четвертый президент России Владимир Путин, видимо, обещание обнулилось – как обнулились советские обещания с исчезновением СССР.

Мне бы хотелось добавить к рассуждению Вероники Скворцовой еще один медицинский факт, хорошо известный врачам: кто меньше ест, тот дольше живет. Исчезновение из российских семейных бюджетов в ближайшие годы нескольких триллионов рублей несомненно оздоровит нацию – ей же в целом придется экономить, тут и когнитивные способности пригодятся. И жизнь россиян – в соответствии с очередным обещанием президента и правительства. Разве что надо будет сделать поправку на стресс, вызванный обманом на сумму 220 млрд руб.

А может, поправки и не надо, граждане к обманам привыкли.