Статья опубликована в № 4630 от 14.08.2018 под заголовком: Цитата недели

Почему размножаются пенсионные референдумы

Неожиданное расположение ЦИК к инициаторам после многих лет блокировки вызывает вопросы
Конкуренция – великая вещь, флаг вам в руки.
Элла Памфилова, председатель Центризбиркома

Этими словами Элла Памфилова напутствовала на прошлой неделе кандидата в мэры Москвы от «Справедливой России» Илью Свиридова, создавшего первую инициативную группу по проведению референдума о повышении пенсионного возраста. Строго говоря, первыми были коммунисты, но предложенную ими формулировку вопроса ЦИК поначалу завернул, предложив доработать ее совместно. А пока ее улучшали, КПРФ опередили справороссы, пришедшие в ЦИК сразу с правильным вопросом.

Факт первенства в данном случае имеет особое значение. Одобрение формулировки Центризбиркомом позволяет начать регистрировать региональные подгруппы, которых для регистрации общероссийской инициативной группы и перехода к следующему этапу – сбору 2 млн подписей избирателей – должно быть не менее 43. Но регистрацию в одном регионе более одной подгруппы с тем же или схожим по смыслу вопросом закон запрещает, так что Москва для КПРФ уже потеряна. Как, кстати, и Подмосковье, где за организацию плебисцита взялся некий Общероссийский союз общественных организаций по работе с многодетными семьями.

В истории с конкурирующими референдумами есть три важных момента: два очевидных и один, скажем так, неоднозначный.

Момент первый: в России, невзирая на попытки властей задушить любую не разрешенную сверху инициативу, по-прежнему есть множество людей с активной жизненной позицией. Это они тушат вместе с МЧС (а иногда и вместо МЧС) лесные пожары, ищут пропавших людей, помогают больным детям, собирают вещи для бездомных и делают еще много других добрых дел, до которых не доходят руки у государства. И кто-то из них вполне мог искренне загореться идеей плебисцита.

Момент второй: совершенно естественно, что первыми о референдуме заговорили коммунисты, которые уже не раз пытались его организовать. Ведь подобные инициативы – это не только подтверждение статуса «партии трудового народа», но и дополнительная реклама, особенно полезная в период предвыборных кампаний. А уж на пенсионной теме в ходе региональных выборов можно так отпиариться, что даже «Единой России» мало не покажется.

И вот тут-то мы подходим к третьему моменту: вместо того чтобы привычно завернуть все инициативы плебисцита, ЦИК неожиданно взялся разрешать их все подряд. Хотя закон о референдуме позволяет не только заблокировать любую такую инициативу, но и сделать это на как можно более ранней стадии, т. е. еще до сбора подписей. Именно для этого 10 лет назад была придумана всеобъемлющая формулировка, запрещающая выносить на плебисцит вопросы, отнесенные «к исключительной компетенции федеральных органов государственной власти», т. е. фактически любые вопросы общероссийского значения. Центризбирком же, получается, одним махом поломал всю отработанную годами схему.

Но почему?

Этим вопросом уже две недели задаются многие комментаторы, при этом ответ «потому что у нас демократия» популярностью отчего-то не пользуется – в отличие от разного рода конспирологических версий. Самая популярная из них – альтернативные общественные группы призваны утопить инициативу КПРФ. Если конкурентов будет много, то они, конечно, способны это сделать, но зачем такие сложности? Гораздо проще было отказать из-за неправильного вопроса. Есть и совсем уж невероятное предположение: референдум на самом деле нужен Кремлю, чтобы народ... поддержал пенсионную реформу. Да, говорят сторонники этой версии, недовольных сейчас 80%, но сделать из них хотя бы 51% довольных – дело техники, пропаганды и некоторого (хотя и немаленького) количества денег.

Впрочем, ждать правильного ответа осталось недолго. Если 43 подгруппы не зарегистрирует никто, значит, верна первая версия, если это удастся неведомым общественникам – значит, вторая. Ну а если это сделает КПРФ – значит, все-таки демократия.

Читать ещё
Preloader more