Что может сделать Владимир Путин для русского языка

Как минимум одну проблему языка чиновничество понимает верно: бюрократический язык получил избыточное распространение
В этой связи видится целесообразным провести анализ соответствующих норм действующего законодательства, внести необходимые коррективы
Владимир Путин президент России

В принципе, тов. Путин неплохо говорит по-русски, а его цитата на бюрократическом языке, которая послужила заголовком к этой колонке, разумеется, вырвана из контекста – там дальше президент перечислял разнообразные законы, куда стоило бы внести поправки. Ну и это главное, что может сделать президент для русского языка: внести поправки в несколько документов, создать комиссии, выделить или увеличить финансирование.

Важно сразу сказать, что влияние любого человека, какой бы он ни был президент, на любой язык ограничивается вот этими самыми бюрократическими конструкциями, пустой болтовней. Гораздо большее, формирующее влияние на язык оказывают безымянные и, как правило, малограмотные маркетологи, рекламщики, службы доставки и те люди, кто пишет скрипты для колл-центров; порой малограмотность, точнее сказать, игнорирование норм стилистики и грамматики русского языка – намеренные; знаю пару скандалов райтеров с заказчиками, в которых заказчики требовали наплевать на правила во имя яркости слогана.

Они-то на самом деле и есть пещерные русофобы (шутка) – а вовсе не таинственные зарубежные злодеи или кого там имел в виду гарант русского языка.

Да, а в действительности-то тов. Путин и его русскоязычные присные по крайней мере одну проблему понимают правильно: бюрократический язык получил избыточное развитие и распространение. Бороться с ним, правда, так же точно бессмысленно, как и с разговорным языком, – потому что он точно такой же естественный язык, как и разговорный.

Его, скажу я вам, дорогие читатели, создает сама бюрократическая жизнь. Он плоть от ее плоти. Вот пример: вроде бы словосочетание (жуткое) «реализация проекта строительства» или даже «осуществление реализации проекта строительства» – синоним слова «стройка». В действительности же язык, живой как жизнь, таким образом сообщает: ничего не синоним. Стройка что такое? – пришла техника и таджики, радостно орет матом прораб, по ступицу колес в глиняной жиже перемещаются самосвалы, какая-то баба в телогрейке с бумажками в руках ругается с пьяным мужиком в плохом костюме, но с галстуком (она проектировщица, он представитель подрядчика), в это время седельный тягач с прицепом, на который водружена гигантская ржавая труба для укрепления котлована, этой самой трубой снес часть бытовки, и там своя уже свадьба...

А «реализация проекта строительства» – это прохладные кабинеты, тихие подтянутые люди в хорошей итальянской одежде, полутемные кафе и тоже бумажки, но другие. Разница – как физическая нефть и фьючерс на нее на Chicago Mercantile Exchange.

Понятно, да: русский бюрократический прекратит существование (но не сразу) тогда, когда стройка и реализация проекта строительства будут означать одно и то же; более длинное за ненадобностью умрет, так как естественный язык стремится к краткости, сестре таланта.

Сейчас банальность: тов. Путину для этого надо не комиссии и поправки с финансированием, а присмотреть себе дачку поуютнее, где можно было бы провести остаток дней в воспоминаниях о победах и свершениях, может, в написании мемуаров на хорошем русском языке. При нем бюрократии ничего не грозит – см. цитату, послужившую заглавием.

P. S. Насчет «Википедии». Чем она отвратительна тов. Путину – всякий человек, без бюрократической возни, может внести в нее поправки! Либерализм! Запретить! Целесообразнее провести анализ соответствующих статей Большой советской энциклопедии, внести необходимые коррективы и опубликовать.