Кто за кого воюет в Ливии

Российское посредничество пока не привело к перемирию
Турция и признанное ООН ливийское правительство внесли в Москве свой вклад в прекращение огня... президент России Владимир Путин должен позаботиться обо всем остальном
Реджеп Тайип Эрдоган президент Турции

Добиться подписания соглашения о перемирии на встрече воюющих в Ливии сторон в Москве 14 января не удалось. Тем не менее определенным достижением можно считать, что сам текст соглашения был в целом подготовлен. При этом неудивительно, что заключить перемирие согласилась сторона, которая терпит военные поражения – Правительство национального согласия (ПНС) в Триполи, в то время как отказался его подписывать значительно расширивший за прошлый год контролируемую территорию лидер Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар. Возможно, российские усилия все же не пропадут зря и на конференции в Берлине 19 января к какому-либо соглашению удастся прийти.

Россию принято обвинять в том, что она поддерживает Хафтара. Но если бы эта поддержка была действительно масштабной – настолько, что Россию можно было бы считать спонсором фельдмаршала, – вряд ли в Москву согласились бы приехать его противники. О действиях российских «частных военных компаний» на стороне Хафтара в Ливии писали много, президент Турции Реджеп Эрдоган заявлял, что бойцов российских ЧВК там аж 2500 человек. И даже решил ответить зеркально, отправив туда сотни, если не тысячи сирийских боевиков из подконтрольной ему части Северной Сирии под управлением турецкой ЧВК. Проблема, однако, в том, что, если верить российскому президенту Путину, Россия как государство российским военным частникам не платит, в то время как турецким частникам платит турецкое государство (или его богатый катарский союзник). По всей видимости, оплачивает деятельность российской «ЧВК» или сам Хафтар (контролирующий нефтяные месторождения), или его спонсоры из ОАЭ и Саудовской Аравии. Более того, вооруженные силы ОАЭ прямо участвуют в военных действиях в самой Ливии, управляя ударными беспилотниками (а их самолеты, видимо, вместе с ВВС Египта бомбят силы ПНС, в чем им помогают солдаты французских сил специальных операций). Турецкие военные специалисты точно так же управляют ударными беспилотниками турецкого производства со стороны ПНС, а поставки турецкого оружия Триполи можно оценить в десятки миллионов долларов.

Поэтому Хафтар вряд ли примет какое-либо решение о перемирии без согласия своих главных спонсоров – ОАЭ, Египта и Саудовской Аравии. От Москвы он зависит в военном отношении гораздо меньше, а финансово вообще не зависит. Точно так же и ПНС в Триполи зависит в первую очередь от Турции и Катара. Тем не менее попытки России сыграть позитивную роль в урегулировании в Ливии, которая ранее была близка к СССР, могут принести результат. Возможно, это благоприятно скажется в будущем на экономических связях с Ливией. Но следует помнить, что попытки России активизировать связи с режимом Муаммара Каддафи в 2000-е после снятия антиливийских санкций большим успехом не увенчались. В этом смысле для Турции ставки гораздо выше – ведь она разделила с ПНС потенциально газоносный средиземноморский шельф, что вызвало протест и большое неудовольствие Греции, Кипра и Израиля.