Как коронавирус убивает единую Европу

После кризиса с беженцами эпидемия COVID-19 – самое серьезное испытание для Евросоюза
Не буду сейчас делать политических выводов, но мы поняли, что не существует международной или европейской солидарности, все это были сказки на бумаге
Александр Вучич президент Сербии

Такую пессимистическую оценку текущей ситуации в Европе Александр Вучич дал в связи с отказом руководства Евросоюза (ЕС) помочь Белграду в борьбе с коронавирусом. «Мы не можем импортировать товары, медтехнику и лекарства из ЕС по распоряжению европейских властей, – посетовал сербский президент. – Когда им нужны были сербские деньги, они требовали менять условия тендеров, чтобы европейские фирмы получали контракты. Когда пришла беда и стало тяжело, тогда и сербские деньги не помогают».

Сербия пока еще не член ЕС, хотя очень хочет – вернее, до сих пор хотела – им стать. Но серьезные поводы для недовольства и евробюрократией, и соседями по евросообществу возникли и у давних членов ЕС – прежде всего у Италии, ставшей первой и пока главной жертвой новой китайской заразы в Старом Свете. Рим попросил задействовать механизмы ЕС по гражданской обороне для экстренных поставок в Италию медицинского оборудования и средств индивидуальной защиты, но ни Брюссель, ни члены союза на этот призыв не отреагировали. А некоторые, наоборот, ввели собственные запреты на экспорт медицинских масок и прочих востребованных в период эпидемии товаров.

Между тем коронавирус уже стал самым серьезным для ЕС испытанием на прочность после кризиса с беженцами 2015 г. Тогда европейцам удалось худо-бедно взять ситуацию под контроль, договорившись об установлении квот на прием мигрантов (хотя исполняли те решения далеко не все члены ЕС). Но теперь, похоже, тот кризис можно считать легким недоразумением, потому что пресловутое европейское единство буквально трещит по швам.

Первым пало самое, пожалуй, наглядное его достижение – открытые границы: действие шенгенских соглашений, вопреки предостережениям руководства ЕС о необходимости «пропорциональных мер», фактически приостановлено уже почти в десятке стран, а остальные обдумывают аналогичные меры. Причем новые запреты все чаще касаются не только нерезидентов ЕС, но и его полноценных граждан. Вводимые ограничения, невзирая на успокоительные заявления чиновников, реально затрудняют перемещение по континенту грузов, в том числе транзитных. А в довершение рушатся и культурные символы единой Европы, подтверждением чему стали отмена «Евровидения» и перенос на 2021 г. чемпионата Европы по футболу.

Конечно, европейских лидеров можно понять: им нужно в первую очередь думать о спасении собственных граждан, от которых напрямую зависит политическое будущее нынешних правителей. Но ситуацией вокруг коронавируса охотно пользуются всевозможные евроскептики и правые радикалы, не упускающие случая доказать избирателям ненужность единой Европы. А значит, популистская волна, вроде бы начавшая затухать после мощного всплеска 2016–2017 гг., наверняка поднимется вновь, и ее последствия могут оказаться куда более разрушительными для ЕС.