Коронавирус против открытого мира

Стремительность и бесконечность новой пандемии грозит разрушить ставший уже привычным образ жизни гражданина открытого мира
Вспышка коронавируса COVID-19 официально объявлена пандемией /Kim Kyung Hoon /_Reuters

Вспышка коронавируса COVID-19 официально объявлена пандемией, об этом заявил 11 марта гендиректор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Гебреисус. Официальное признание масштаба заболевания, однако, лишь подчеркивает то, что уже и так очевидно, – существенную эрозию образа жизни уже привыкшего к открытости мира.

Мир борется с уханьским коронавирусом, но подавить эпидемию не может. Он уже нанес ощутимый ущерб не только отдельным странам, прежде всего Китаю, но и целым отраслям и индустриям по всему миру: нефтяникам, авиаперевозчикам, отельерам и туризму в целом, автопроизводителям, моде, большому спорту. Без скоординированных действий Евросоюз из-за коронавируса может ждать экономический кризис, подобный рецессии 2008 г., предупредила 11 марта председатель ЕЦБ Кристин Лагард.

По мировой экономике бьет не только сам COVID-19, которым за 2,5 месяца в мире заразился 121 061 человек, умерло 4368 (официально подтвержденные случаи). Возможно, гораздо более сильное влияние оказывают опасения, вызванные неконтролируемой эпидемией, которой пока не видно конца. В их основе вполне рациональные аргументы: вирус быстро распространяется по планете, защитной вакцины пока нет, что порождает чувства беззащитности и неопределенности. Конечно, от гриппа и его последствий в мире умирает ежегодно 650 000 человек, но вакцина и лекарства от гриппа (а значит, и от страхов из-за него) есть. Это беда, но это понятная беда – в отличие от коронавируса.

Многих больше всего тревожит не столько сама вероятность заразиться, сколько малопредсказуемая цепная реакция, порождаемая коронавирусом. Неопределенность по сравнению с другими недавними эпидемиями – свиного гриппа H1N1 (объявлена пандемией в 2009 г., закончилась в 2010 г.), атипичной пневмонии – стала заметно выше. При этом мир стал глобальнее – за счет глобализации экономики и бизнеса, коммуникаций, науки и образования, туризма (по данным Международной организации гражданской авиации, в 2000 г. регулярными рейсами перевезено 1,6 млрд пассажиров, в 2018 г. – 4,3 млрд). Теперь же и страны, и индустрии, и люди фактически переходят в режим постоянной чрезвычайной ситуации, привычного экстренного реагирования, дурной бесконечности – ведь не понятно, когда пандемия наконец пойдет на спад.

Новый коронавирус и порожденные им опасения и страхи грозят обнулить все достижения последних десятилетий – свободу, открытость, связь сообществ и пространств. Люди привыкли жить в открытом мире – а теперь вынуждены соглашаться на изоляцию. Привычный образ жизни разваливается: стать затворником, отменить всю внешнюю жизнь – это кажется практически невозможным, нереальным. Сейчас страхами и неопределенностью инфицировано гораздо больше людей, чем самим коронавирусом, но и ими, как и обычной инфекцией, люди, хотелось бы надеяться, постепенно переболеют и выработают иммунитет.