Номер 10 от 31 мая 2017
Партнер проекта «СГК»

«Инвестиции должны окупаться»

Участники рынка тепла и эксперты – о главных вопросах реформы

Дмитрий Исламов,

заместитель председателя комитета Государственной думы по энергетике

Почему сложно привлечь частные инвестиции в нынешней системе регулирования теплоснабжения? Как минимум потому, что у нас отсутствует долгосрочное тарифное регулирование. Тарифы пересматриваются каждый год по самым разным основаниям. Новая модель рынка тепловой энергии позволит решить проблему прогнозируемости цены тепла на период, достаточный для принятия серьезных инвестиционных решений, и создать реальные предпосылки для притока финансирования.

«Переход на новую модель будет добровольным»

Но решение о переходе на новую модель должно быть очень взвешенным и тщательно проработанным. Мы рассчитываем принять закон в таком виде, который позволит учесть интересы всех участников системы теплоснабжения и максимально снизить риски для них. Универсального решения проблем в теплоснабжении нет. У нас большая страна, разные по длительности отопительные сезоны, климатические зоны и много других факторов. Поэтому особенно важно, что в законопроекте закреплен принцип добровольности перехода к новой модели. Решение принимается совместно органами местного самоуправления, региональными властями и единой теплоснабжающей организацией. А это значит, что каждый субъект самостоятельно сможет оценивать ситуацию и решать, по каким «правилам» будет работать система теплоснабжения.

Степан Солженицын,

старший партнер McKinsey

Хорошо работающая централизованная система теплоснабжения, особенно при комбинированной выработке тепла и электричества, – оптимальное решение с точки зрения экологии и энергоэффективности. Странно, что мы порой восхищаемся прогрессивными технологиями за рубежом, а сами не ценим прогрессивную технологию, созданную нашими отцами, адаптированную под наши условия. Мы, к сожалению, не поддерживаем ее на должном уровне. Ежегодно в систему централизованного теплоснабжения следовало бы вкладывать 200 млрд руб., но мы тратим примерно половину этого. При всем том главное – не сами расходы, а обеспечение эффективности инвестиций. Самое страшное – если инвестиции такого объема плохо спланированы, не учитывают действия со стороны потребителя, не скоординированы. Тогда они получаются где-то избыточными, а где-то недостаточными.

«Самое страшное – если инвестиции плохо спланированы»

Настоящий прогресс будет тогда, когда мы вообще откажемся от целевого тарифа или регулирования стоимости и придем к целевому платежу за целевой уровень качества и эффективности.

На мой взгляд, лучшее, что можно предложить сегодня в российском контексте, – это рамочный договор между государством и теплоснабжающей организацией, который ставит целевые показатели по повышению качества, по снижению износа и по уровню платежа (не тарифа). И к этому договору привлечь финансовый институт, прописать критерии выдачи финансирования и сделать этот договор трехсторонним: регион, энергетик, банк. Наконец, на уровне федерального законодательства прописать субсидирование кредитной ставки под реконструкцию теплоснабжения.

Игорь Миронов,

директор ассоциации «Совет производителей энергии»

Для восстановления эффективного централизованного теплоснабжения, к примеру, на миллионный город нужно примерно 30 млрд руб. на 5–7 лет инвестиционного цикла. Но эффективных способов их привлечения нет. Надеемся, что они появятся благодаря новой модели рынка тепла, предложенной правительством: она создает условия для формирования саморегулируемой рыночной системы, в которой сбалансированы ресурсы, возможности, обязательства и ответственность бизнеса.

30 млрд руб. на 5–7 лет

нужно, чтобы восстановить эффективное теплоснабжение миллионного города

Риски для генерирующих компаний могут возникнуть в том случае, если установленные цены окажутся слишком низкими и не будут покрывать их затраты с учетом инвестиций.

В результате реформы снижается административное давление на бизнес и появляется долгосрочное регулирование только конечного тарифа, который не связан с издержками конкретных организаций и зависит лишь от объективных изменений стоимости ресурсов.

Энергетики будут заинтересованы инвестировать в модернизацию системы теплоснабжения – ее эффективность будет напрямую влиять на доходы единой теплоснабжающей организации (ЕТО). Потребители выиграют от предсказуемости цен, упрощения взаимодействия с инфраструктурой через ЕТО, развития дополнительных сервисов. При этом они будут защищены предельным уровнем цены, устанавливаемым государством на долгосрочный период. Социально ответственные [региональные] чиновники, думающие о будущем, понимают, что бездействие в этом случае может привести к катастрофе.

Илья Долматов,

директор Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ

Повышение инвестиционной привлекательности регулируемой отрасли – сложная задача, а в условиях жестких ограничений роста тарифов и бюджетных расходов – практически нереализуемая. Но если инвестор доверяет власти, а ценообразование происходит объективно, могут работать и регуляторные механизмы, как это было в электроэнергетике.

Заложить достаточно средств на инвестиции в тариф [сейчас] невозможно – это приведет к его резкому росту. Частные деньги не вкладываются без перспектив окупаемости, бюджетные инвестиции незначительны. Регуляторы ограничены предельным темпом роста платежей граждан и не могут включать в тарифы все необходимые средства. Но пример Рубцовска показал, что, если инфраструктура доведена до кризисного состояния, выбора у властей зачастую не остается. Планомерное и своевременное обновление теплогенерирующего и теплосетевого оборудования, даже с повышением стоимости тепла, обойдется дешевле, чем ликвидация последствий аварийной ситуации.

«Планомерное обновление обойдется дешевле ликвидации аварий»

Необходимо создать условия, гарантирующие компаниям окупаемость инвестиций. Модель, предложенная Минэнерго, предполагает дерегулирование сферы теплоснабжения. Единая теплоснабжающая организация в ней получает значительные полномочия. Там, где тарифы уже сегодня выше предельного уровня «альтернативной котельной», внедрение новой модели приведет к заморозке тарифов, что, на наш взгляд, не решит накопившиеся проблемы, а во многих случаях их только усугубит. Но при модернизации систем теплоснабжения даже при росте тарифов можно не допустить существенного увеличения платежей для потребителей – за счет более экономичных режимов и снижения объемов потребления. Это также может стимулировать власти к переходу на новую модель.

Роман Нижанковский,

исполнительный директор ПАО «Т Плюс»

В соглашении, которое ЕТО (единые теплоснабжающие организации. – «Ведомости&») будут подписывать с региональными властями, устанавливаются в первую очередь качественные характеристики системы теплоснабжения и то, как они должны меняться. Задача ЕТО существенно меняется в новой редакции закона, ее роль становится интеллектуальной и комплексной. По сути, возникает рыночный регулятор, который понимает, что, если он своих задач не выполнит, его ждут финансовые риски – ведь он отвечает за качество услуг и перед потребителями, за справедливые правила ценообразования перед поставщиками и транспортировщиками под контролем антимонопольной службы.

на 15–20%

может снизиться потребление тепла для конкретных собственников недвижимости

ЕТО, как крупный интегратор, подписывает с местной властью соглашение на срок, определяемый в схеме теплоснабжения (как минимум 10 лет), которое определяет отношения между ЕТО, потребителями, производителями и органами власти на весь указанный срок, а также инвестиции и целевые параметры. Нам важна стабильность, гарантии для инвестиционного процесса.

Мы уверены, что реформа выгодна потребителю, поскольку поможет улучшить инфраструктуру, обеспечивающую его условия жизни, – да, за его деньги, но в рассрочку. Мы готовы быть оператором, готовы заключать энергосервисные контракты. Не надо сразу платить! Мы поставим ИТП (индивидуальный тепловой пункт. – «Ведомости&»), и это будет имущество собственников недвижимости после окончания энергосервисного контракта. ИТП и современный онлайн-учет тепла снизят потребление на 15–20%. За счет экономии платежа клиент постепенно и незаметно для себя расплатится за ИТП и получит лучшее качество инфраструктуры и увеличит стоимость своего актива – квартиры, офиса.

После принятия закона об «альткотельной» потребуется около пяти лет, чтобы развернуть заметный инвестиционный процесс, создать новый рынок. После того как будут приняты подзаконные акты, мы начнем заключать соглашения с регионами – ориентировочно с середины 2018 г.

Светлана Никонова,

заместитель генерального директора по экономике компании «Квадра»

«Изменения нужны вплоть до мотивации конечных потребителей»

Отрасли нужны системные изменения по всей технологической цепочке потребления – вплоть до мотивации конечных потребителей: без принятия системных решений мы качественно отрасль не сдвинем. Ничего не делать сегодня уже нельзя. Поэтому мы безусловно поддерживаем принятие закона об «альтернативной котельной», понимая под ним не только и не столько ценовое регулирование, сколько выстраивание новой системы взаимоотношений в отрасли, которая позволит повысить ее эффективность, имея в виду инвестиционный ресурс, который эта система позволит привлечь в отрасль. При этом, принимая законопроект и методику расчета цены «альткотельной» в нынешнем варианте, мы (и Минэнерго с этим согласно) не останавливаемся на достигнутом, продолжаем прорабатывать вопросы его применимости, адаптировать его к региональным условиям.

К слову, мы совершенно не боимся, что после принятия закона об «альткотельной» нас будут дополнительно регулировать, лицензировать: зарегулированность отрасли сейчас такова, что бояться уже нечего. Наоборот, мы надеемся, что законопроект позволит упорядочить системное регулирование, которое сегодня, к сожалению, часто направлено в разные стороны.

Наталья Порохова,

директор группы исследований и прогнозирования АКРА

«Необходимость повышать тарифы – это риск»

Основной ограничитель реформирования рынка тепла – невозможность провести реформы, не затрагивая теплоснабжение населения. В электроэнергетике либерализация рынка его не коснулась, в этой сфере сохранилось тарифное регулирование. Как следствие, цены на электричество в России для физических лиц до сих пор почти в 2 раза ниже, чем для юридических, получающих энергию на таком же уровне напряжения. Но реформировать рынок тепла, не затронув их, невозможно: доля населения в потреблении электроэнергии – всего 15%, а тепла – более 50%. Необходимость повышения тарифов для населения – риск для реализации реформы, особенно с учетом перехода Центрального банка РФ на политику таргетирования инфляции и переноса на период после 2018 г. реализации целого ряда социальных реформ, предусматривающих, к примеру, повышение налогов, пенсионного возраста, ставок ОСАГО. &

Вернуться к номеру