Подарите «Ведомости»
Номер 32 от 05 октября 2018
Партнер проекта «Фонд «Наше будущее»»

Что нужно для развития социального предпринимательства

Семь идей, как сделать роль социальных предпринимателей в экономике заметнее

Социальное предпринимательство в России активно развивается. Появляется все больше бизнес-проектов с социальной миссией, формируются сообщества, проводятся тематические форумы и конференции. Создается и инфраструктура поддержки – во многих регионах работают центры инноваций социальной сферы (ЦИСС), которые оказывают консультационную поддержку предпринимателям, появляются образовательные программы. Что нужно для того, чтобы роль таких предпринимателей в экономике стала более заметной?

Ты кто такой

Чем социальный предприниматель отличается от обычного? Только на первый взгляд кажется, что ответ очевиден: иная мотивация, иные цели, иной уровень дохода. Но формальные признаки и отсутствие единого определения самого понятия «социальный предприниматель» пока серьезно сдерживают развитие этой сферы.

Милена Арсланова, директор департамента инвестиционной политики Минэкономразвития, которое внесло законопроект о социальном предпринимательстве в Госдуму еще в 2016 г., объясняет, почему он так долго не принимался: «Социальное предпринимательство – новое для России явление. Это деятельность, находящаяся на стыке коммерческого и некоммерческого секторов, некая гибридная форма организации. Сейчас социальное предпринимательство развивается стихийно. Позиции различных ведомств и общественности относительно понятия «социальный предприниматель» расходятся. Поэтому положения законопроекта приходится регулярно пересматривать».

Ольга Епифанова,

вице-спикер Государственной думы

«Пока социальное предпринимательство не вписывается даже в Гражданский кодекс. Приходится идти на компромиссы и длительные согласования – в каждом министерстве, каждом ведомстве есть свое видение возможных цепочек как плюсов, так и затруднений. Даже само словосочетание «социальное предпринимательство» включает в себя уже четко прописанное определение деятельности, направленной на получение прибыли. Но социальный предприниматель ставит своей целью решение или смягчение проблемы, у него другая цель, близкая к СО НКО (социально ориентированным некоммерческим организациям. – «Ведомости&»), а методы работы – как у коммерческой компании».

Трудности разграничения социального предпринимательства с обычным и выделения его формальных признаков характерны не только для России, отмечает Лев Якобсон, первый проректор Национального исследовательского университета – Высшей школы экономики. «В основе социального предпринимательства лежит особый тип предпринимательской культуры. Однако, поскольку речь идет о мотивации и культуре, отличить социального предпринимателя от обычного бизнесмена зачастую непросто. Едва ли не каждому бизнесмену присуща социальная ответственность, но социальное предпринимательство имеет место тогда, когда, так сказать, количество этой ответственности переходит в качество и определяет выбор приоритетов в том, что и как производить и продавать. Однако выделять конкретные примеры эффективного социального предпринимательства удается вполне убедительно. Об этом свидетельствует, в частности, деятельность фонда «Наше будущее». Опираясь на подобный опыт, можно и нужно поэтапно выстраивать систему государственной поддержки социального предпринимательства», – уверен Якобсон.

Милена Арсланова,

директор департамента инвестиционной политики Минэкономразвития

«Для активизации положительных изменений в социальной сфере, социальных инноваций и во избежание дискредитации явления социального предпринимательства на данном этапе необходимо его законодательное закрепление. Это даст возможность государству поддерживать социальное предпринимательство, совершенствовать механизмы ГЧП в образовании, культуре, социальной защите, обеспечить условия для доступа социальных предпринимателей к закупкам и т. д.».

Всем хорошо

Сейчас в каждом регионе можно найти десятки социальных предпринимателей, которые видят цель своей деятельности в решении социальной проблемы, а не в извлечении прибыли. Часто они начинают создавать продукт или услугу, которые важны в первую очередь для них самих и нацелены на адресное решение социальных проблем. При этом ищут инновационные решения, нестандартные подходы. И часто в результате рождаются проекты, популярные у потребителей. Ольга Епифанова, вице-спикер Госдумы, отмечает, что именно социальные предприятия становятся инновационными элементами в решении наиболее острых социальных проблем – от безработицы до восстановления целых деревень и промыслов, от обеспечения доступной среды для маломобильных групп до новых видов социальных услуг для социально незащищенных категорий жителей.

Елена Дыбова,

вице-президент ТПП РФ

«Сегодня в стране больше 140 000 социально ориентированных НКО, в них задействовано не меньше 900 000 человек. С января 2017 г. НКО – исполнители общественно полезных услуг получили доступ к выполнению работ в со-циальной сфере, финансируемых за счет бюджета.

Перевод части госуслуг в сферу социального предпринимательства позволил бы, на наш взгляд, улучшить качество предоставляемых услуг за счет развития конкуренции. Только на принципах конкуренции может поддерживаться должный уровень качества (а его государство должно учитывать, выделяя финансирование). В Москве и МО в реестре поставщиков социальных услуг зарегистрировано 176 организаций, из них небюджетных всего 15. Увеличение этой цифры напрямую связано с качественным изменением предоставляемых населению услуг. Необходимо изменить существующую практику, когда услуги социально ориентированных НКО вынуждены бороться за финансирование с государственными услугами в сфере здравоохранения, социального обслуживания, экологии и проч.».

Светлана Чупшева,

генеральный директор Агентства стратегических инициатив

«Существует два основных способа осуществления социальных инвестиций: прямая поддержка социально незащищенных слоев населения (СНСН) и поддержка социальных предпринимателей. Прямая поддержка включает гранты, пособия, стипендии и прочие виды выплат. При такой поддержке из 100% выделенных средств 10% тратится на распределение средств и около 90% доводится до получателей помощи. Эти средства, как правило, расходуются СНСН без осуществления каких-либо инвестиций и не имеют мультипликативного эффекта. Поэтому стратегической задачей является переход от прямой поддержки СНСН к более эффективной поддержке социальных предпринимателей, при которой из 100% однократно выделенных средств около 20% уходит на нужды предприятия, а 80% средств используется для оказания услуг. Но в результате за средний срок жизни социального проекта, составляющий в мировой практике 9,3 года, объем средств, направленных на оказание услуг, составит в 7,2 раза больше первоначально выделенных средств (0,8 х 9,3 = 7,2). Мультипликатор социального эффекта – 7,2. Таким образом, поддержка социальных предпринимателей выгодна всем: государству, самим предпринимателям и получателям услуг».

Лучшие практики

Все эксперты сходятся во мнении, что поддержка должна быть комплексной. Социальным бизнесом в стране по-прежнему занимается чуть более 1% российских предпринимателей. Но в тех регионах, где эта сфера нормативно отрегулирована, процент выше среднего по стране.

Актуальны принятие на местном уровне собственных программ реальной поддержки, совмещающих возможности и институтов поддержки малого бизнеса, и пока новых институтов развития СО НКО, поддержка уже имеющихся, часто независимых ресурсных центров НКО, перечисляет Епифанова. И напоминает, что часто поддержка может не зависеть от бюджета, например помощь в создании объединений, кооперации социальных предпринимателей (такая практика есть во многих регионах), а меры поддержки могут быть минимальными – от привлечения местных ЦИССов или «Точек кипения» до льготных ставок аренды или предоставления на приоритетной основе точек для временной или постоянной торговли.

Галина Карелова,

заместитель председателя Совета Федерации

«Социальное предпринимательство отличается малой прибыльностью. Не случайно очень часто это понятие путают с благотворительностью. Поэтому социальным предпринимателям нужны как налоговые льготы, так и практические, материальные меры поддержки в виде низкой арендной платы за помещения, электроэнергию, воду и т. д., в виде малозатратных или бесплатных программ обучения. Есть убедительные примеры того, как это важно. Практически во всех регионах, где крупные корпорации организуют программы обучения предпринимательства, появляются десятки новых социальных бизнесов».

Один из самых ярких примеров, как комплексный подход способствует развитию социального предпринимательства, – Ханты-Мансийский АО – Югра. В 2016 г. в Югре стартовал пилотный проект «Социальные инвестиции». Правительство автономного округа заключило соглашение о сотрудничестве с Фондом региональных социальных программ «Наше будущее», цель – содействовать развитию в Югре социального предпринимательства. Комплексная модель развития включает в себя набор документов, инструментов и механизмов, обеспечивающих развитие и поддержку социальных проектов, взаимодействие предпринимательского сообщества с органами власти.

Наталья Комарова,

губернатор Ханты-Мансийского АО – Югры

«Мы выделяем социальные предпринимательские проекты как региональные отраслевые точки роста малых и средних предприятий, СО НКО, в автономном округе. Если предприниматели – это проводники перемен в экономике, то социальные предприниматели являются таковыми в социальном секторе. Привлечение негосударственного сектора в социальную сферу позволяет более гибко, оперативно учитывать запросы общества, сохраняя качество услуг на уровне, предоставляемом государственными (муниципальными) учреждениями. Сегодня в Югре более 2500 поставщиков услуг в социальной сфере, в том числе негосударственных – 670. Наиболее востребованными проектами среди жителей автономного округа являются предпринимательские инициативы в области организации досуга детей и взрослых, в сфере дошкольного и дополнительного образования, оказания медицинских услуг, а также ухода и присмотра за больными и пожилыми людьми, физической культуры и спорта».

Интерес крупного бизнеса к социальным инвестициям растет по всей стране, и это еще один положительный тренд для развития социального предпринимательства.

Елена Феоктистова,

управляющий директор по корпоративной ответственности, устойчивому развитию и социальному предпринимательству РСПП

«В свое время РСПП много сделал, чтобы привлечь внимание крупного бизнеса к теме социального предпринимательства. И для многих компаний, особенно для крупнейших работодателей в регионах, это становится сегодня приоритетным направлением поддержки социальных проектов, помогая решать задачи по развитию территорий и социальной политике. Бизнес всегда заинтересован в результативности своих усилий, в развитии экономики региона, где ведет свою деятельность. В случае с социальными предприятиями определенная поддержка дает более устойчивый результат, проекты выходят на самоокупаемость, а компания может переключиться на решение иных социальных проблем. Есть много успешных кейсов: «Северсталь», СУЭК, ОМК, «Русал», «Норникель», PMI. И их будет становиться все больше». &

Текст: Варвара Грошева

Вернуться к номеру