Подарите «Ведомости»
Номер 40 от 21 декабря 2018
Партнер проекта «Норникель»

Путь цифры

Есть ли у России шансы возглавить рейтинг привлекательных для блокчейна юрисдикций?

Центробанк ОАЭ и финансовый регулятор Саудовской Аравии Sama вместе изучают возможность использовать блокчейн и выпустить криптовалюту для трансграничных платежей между странами, заявил в середине декабря Мубарак Рашид аль-Мансури, руководитель центробанка ОАЭ. Это первый в мире пример кооперации финансовых ведомств двух стран по теме блокчейна и криптовалют, приводит его слова издание Gulf News.

Криптовалюты – самая раскрученная область применения технологии распределенных реестров (блокчейна), и их регулирование – острый вопрос для многих государств (см. подробнее). В России чиновники не раз заявляли о необходимости взять выпуск и обращение криптовалют под контроль, а осенью 2017 г. президент Владимир Путин даже провел по этому вопросу совещание. Приоритет для правительства – возможность законодательно закрепить технологии блокчейна, говорил «Ведомостям» после совещания представитель тогдашнего первого вице-премьера Игоря Шувалова.

Авторы исследования McKinsey «Блокчейн без хайпа: какова стратегическая ценность для бизнеса?» уверены, что массовое использование технологии распределенных реестров наступит не ранее чем через 3–5 лет. Популяризация блокчейна началась с финансового сектора, но в добывающих отраслях и промышленности применение технологии все еще остается на низком уровне. По данным исследования Всемирного экономического форума, блокчейн может помочь предприятиям тяжелой промышленности минимизировать бумажный документооборот, ускорить транзакции, упростить комплаенс и обеспечить устойчивость. По данным опроса, проведенного Accenture в 2016 г., 82% топ-менеджеров, возглавляющих компании в секторе добычи полезных ископаемых, ожидали увеличения доли инвестиций в цифровизацию предприятий в ближайшие три года.

Три закона для блокчейна

«Цифровой рынок невозможно территориально ограничить, и все российские предприниматели, реализующие цифровые проекты, будут стоять перед выбором – делать это в неблагоприятных условиях несовершенного российского законодательства или проводить ICO (initial coin offering – первичное размещение токенов. – «Ведомости&») не в России, а в других юрисдикциях», – говорит руководитель экспертного совета при рабочей группе по цифровизации при РСПП Антон Асосков.

Горнодобывающий гигант BHP Billiton уже использует блокчейн в работе с поставщиками, включая регистрацию перемещений проб из скважин и защиту данных, полученных в процессе добычи, в реальном времени. De Beers, занимающаяся добычей алмазов, использует эту технологию для отслеживания алмазов, а золотодобывающая корпорация Barrick в 2018 г. инвестировала $75 млн в цифровые системы, направленные на снижение эксплуатационных расходов и повышение производительности.

После совещания Путин дал несколько поручений: до 1 июля 2018 г. описать в законодательстве статус криптовалют, блокчейна, токена и смарт-контракта, выработать требования к майнингу криптовалют и отрегулировать публичное привлечение денежных средств и криптовалют путем размещения токенов, а также подготовить механизмы тестирования всего этого.

В 2018 г. в Госдуму было внесено сразу три законопроекта: «О цифровых финансовых активах» (подготовлен Минфином), «О цифровых правах» (подготовлен рабочей группой при Госдуме) и «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» (его еще называют законопроектом «О краудфандинге», подготовлен Минэкономразвития). Все три были одновременно приняты в первом чтении 22 мая 2018 г. Эти законопроекты описывают статус блокчейна, криптовалют, правила майнинга, цифровых прав и ICO.

Законопроект «О цифровых правах» – это набор поправок в Гражданский кодекс (ГК) РФ. Именно он закрепляет ряд положений, на базе которых затем могло бы строиться все регулирование. Законопроект «О краудфандинге» описывает и регулирует альтернативные способы привлечения инвестиций для бизнеса. Законопроект «О цифровых финансовых активах» регулирует сделки с токенами на финансовом рынке и их эмиссию.

В частности, в поправках появилось несколько новых понятий. Во-первых, «цифровое право» – предполагалось, что это совокупность электронных данных, «которые удостоверяют право на объекты гражданских прав как на иное имущество (наряду с безналичными денежными средствами и бездокументарными ценными бумагами)». Обладателем цифрового права предполагался тот, у кого есть уникальный доступ к закрытому ключу (т. е. «кошельку»). Во-вторых, «цифровые деньги» как совокупность электронных данных, которая создана в децентрализованной информационной системе и используется для платежей в этой системе. Цифровые деньги не могут служить удостоверением права на какой-либо объект гражданских прав, предполагал законопроект. Наконец, законопроект устанавливал правила проведения сделок с цифровыми правами. В том числе предполагалось закрепить норму о том, что сделка, совершенная компьютерной программой, не может быть оспорена, если не было зафиксировано вмешательство в такую программу.

В апреле 2018 г. Совет при президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства провел экспертизу этого законопроекта и пришел к выводу, что поправки «не могут быть поддержаны по концептуальным причинам».

Претензии юристов прежде всего касались формулировок, описывающих само понятие цифровых прав. По их мнению, документ создавал «нагромождение прав». При этом, пишут авторы проекта заключения, очевидно путается объект права и способ фиксации этого права. То, что понимается под цифровыми правами, «на самом деле является лишь оформлением традиционных имущественных прав». Все эти права могут существовать и в электронной форме, а значит, для этого не обязательно удваивать сущности. Наконец, криптовалюту следует рассматривать не как деньги, а как иное имущество, а платежи с ее использованием – как сделки по передаче иного имущества, указывают авторы проекта заключения.

Тем не менее в июне правительство РФ дало положительный отзыв на документ. Но с оговорками – предполагалось, что ко второму чтению он будет значительно переработан. Вскоре после публикации отзыва правительства председатель думского комитета по финансовым рынкам Анатолий Аксаков заявил, что три разрозненных законопроекта «переписываются в соответствии с единым подходом». В частности, из них будут исключены понятия «цифровые деньги» и «криптовалюты», их заменят «цифровые права». Наиболее общее определение этого понятия будет дано в законопроекте «О цифровых финансовых активах», а в поправки в ГК РФ будет внесено понятие смарт-контрактов. Кроме того, планируется обсудить внесение изменений и в Налоговый кодекс РФ – с учетом появления нового вида имущественных прав (цифровых прав), говорил Аксаков.

Разделить регулирование

Правка законопроектов и перекраивание формулировок продолжались все лето. В сентябре в дискуссию включилась группа промышленников, представляющих крупнейший российский бизнес. На Восточном экономическом форуме на сессии, посвященной цифровизации экономики (она была организована при поддержке «Норникеля»), была представлена новая концепция криптовалютного законодательства. А в октябре Координационной совет РСПП по вопросам цифровизации представил предложения об уточнении ряда подходов законопроектов, готовящихся ко второму чтению. В этот совет входят президент «Норникеля» Владимир Потанин (он в РСПП возглавляет рабочую группу по координации законопроектной и регуляторной деятельности в области цифровизации), председатель совета директоров «Реновы» Виктор Вексельберг, президент «Ростелекома» Михаил Осеевский, гендиректор «Камаза» Сергей Когогин, гендиректор «Почты России» Николай Подгузов и др.

Что такое блокчейн?

Блокчейн (от англ. block chain – «цепочка блоков») – это распределенная база данных, которые хранятся на разных серверах. Блоки этой базы, представленные в криптографической форме, хранят данные о транзакциях, сделках и контрактах внутри системы. База данных не позволяет удалить информацию или заменить ее на другую. Блокчейн впервые появился в 2009 г. как основа цифровой валюты – биткойна. Ее создал анонимный хакер (или группа хакеров) Сатоши Накамото. Технология блокчейн позволяет систематизировать данные и избавиться от посредников при заключении контрактов. Это дает возможность участникам сети обмениваться данными напрямую.

РСПП предлагает разделить активы на три группы с разной жесткостью регулирования: самое жесткое – для токенов, у которых есть признаки эмиссионной ценной бумаги; максимально либеральное – для токенов, у которых признаков эмиссионной ценной бумаги нет. Для гибридных токенов установить специальный механизм регулирования (например, на базе регуляторной «песочницы» ЦБ). Потанин заявил, что принятые в первом чтении законопроекты не учитывают позицию РСПП как «выразителя интересов значительной части бизнеса» (цитата по «Коммерсанту») и их нужно доработать.

«Необходимо создать такую регуляторную систему, которая решит проблему оптимизации экономики и привлечет в Россию криптоинвесторов из других стран, что приблизит нас к выполнению майских указов президента РФ, – говорил Потанин. – В ГК необходимо внести точечные изменения, встроить цифровые технологии в имеющиеся правовые механизмы, не плодя новых сущностей, придать им большую правовую определенность».

Через несколько дней премьер-министру Дмитрию Медведеву направил письмо президент РСПП Александр Шохин. В письме предлагалось отложить рассмотрение законопроектов до выработки консолидированной позиции всех участников рынка и ведомств. Одобренные в первом чтении законопроекты, по мнению РСПП, содержат «необоснованно высокие регуляторные стандарты для любых видов цифровых активов». Это повлечет за собой уход из российской юрисдикции участников экономических отношений в зарождающейся цифровой отрасли. Кроме того, указывалось в письме, нет никакой необходимости радикально править ГК, когда можно обойтись принятием подзаконных актов. Это даст большую гибкость новому законодательству, которому придется существовать в условиях быстрого развития и изменения цифровых технологий, указывал Шохин.

30 ноября на очередном заседании Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при президенте его председатель Павел Крашенинников предложил, по данным «Коммерсанта», вернуть законопроект «О цифровых финансовых активах» в первое чтение. Жаркие споры у юристов вызвали термин «цифровые права» (поскольку речь идет не о новых видах прав, а о новой форме их фиксации) и соотношение «цифровых прав» и «цифровых финансовых активов». Но главный предмет спора, по данным «Коммерсанта», – идея выпуска «цифровых финансовых активов» любыми юрлицами: если разрешить выпускать такие активы любым юрлицам и позволить оплачивать ими в рассрочку, например, уставный капитал ООО, это спровоцирует появление «многочисленных фирм-однодневок».

Асосков говорит, что большинство концептуальных замечаний РСПП к пакету поправок в Гражданский кодекс в ходе консультаций с разработчиками удалось учесть: позиция о том, что цифровое право – не новый вид прав, а только способ фиксации уже существующих, поддержана, определение обладателя цифрового права изменено (и теперь нет риска, что обладателем права сможет оказаться лицо, неправомерно получившее доступ к кошельку), а категория сделок с цифровыми правами, требования по которым лишены судебной защиты, исключена. Но по двум другим законопроектам – о цифровых финансовых активах и о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ – большинство концептуальных замечаний РСПП остались неучтенными, констатирует Асосков. Так, объясняет он, поправки по-прежнему предполагают, что токенами может быть удостоверен очень ограниченный объем прав, полностью исключена возможность открытого блокчейна (когда совершать транзакции может любой пользователь, а целостность системы контролируют все ее участники; а именно на ней базируется большинство проектов в финтехе), не предусмотрена возможность привлекать криптовалюту на прозрачных условиях и вообще никак не отрегулирована возможность обращения на российских площадках иностранных токенов.

FATF (Международная группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег) в октябре предупредила о срочной необходимости для всех стран принять скоординированные меры по предотвращению использования виртуальных активов в преступных целях и в целях терроризма. Группа добавила разъяснения по виртуальным активам в свои рекомендации – такими активами она считает цифровые ценности, которые можно продавать или передавать в цифровом виде, а также использовать как средство оплаты или инвестиций. FATF считает, что страны должны лицензировать и контролировать особых «провайдеров виртуальных активов» в том числе для проведения ICO. Провайдеры, в свою очередь, должны проверять своих клиентов.

Вице-премьер Максим Акимов 11 декабря заявил, что правительство «придерживается позиции, которая выработана на площадке двух комитетов [Госдумы] – комитета по финансам и комитета по гражданскому законодательству», и существенных корректив в готовящиеся законопроекты после совещания в РСПП в октябре не вносилось, сообщал «Интерфакс». Поправки РСПП находятся «в работе», сказал Аксаков изданию «Ведомости&», и в уже подготовленные законопроекты имплементированы, скорее всего, не будут. «Это связано с тем, что предложения РСПП требуют дискуссии и главное – определенного тестирования этих идей. Поэтому есть договоренность, что мы будем с РСПП работать, взаимодействовать в рамках подготовки других законов», – говорит депутат. Речь идет о тестировании этих идей, моделей, во-первых, на регулятивной «песочнице» ЦБ и, во-вторых, на следующем этапе – либо на реальном предприятии, либо в реальном регионе. Нужно поработать в пилотном режиме – «набив шишки, понять те риски, которые несет предложение, и только потом распространять его на всю российскую юрисдикцию», объясняет он. Кроме того, по его словам, нужно урегулировать вопросы, связанные с возможным использованием криптовалют для отмывания и других нелегальных действий.

«Пока никаких существенных отклонений от ранее заявленной концепции не планируем. Мы ведем в том числе с любыми интересантами большой разговор, мы в диалоге находимся и на разных площадках это обсуждаем, но еще раз хочу сказать – пока нам надо решить минимальные задачи <...> Оказалось, что технология незрелая, гарантий нет», – сказал Акимов (цитата по «Интерфаксу»).

Дискуссия продолжается

Дискуссия вокруг предложений крупного бизнеса продолжается уже почти два месяца. «Бизнес прав в том, что Россия не только ограничивает свое потенциальное развитие в цифровой сфере путем ограничения действий только в пределах РФ и отпугивает потенциальных иностранных инвесторов, но и фактически лишает себя дополнительных налоговых поступлений в бюджет. А сейчас это для российского бюджета было бы совсем не лишним», – указывает старший аналитик WMT Consult Ольга Орлова.

«Есть поправки, которые на данном этапе законодатель не очень готов рассматривать и принимать», – говорит партнер адвокатского бюро «Иванян & партнеры» Алевтина Камелькова. В качестве примера она приводит требования к системе и к ее оператору – фактически речь идет об ограничении на использование технологии блокчейна. «90% всех серьезных проектов в финтехе – это открытый блокчейн. Регулятор же пока готов рассматривать только закрытый блокчейн, или «околоблокчейн» – систему, в которой есть оператор, который может изменять при определенных условиях записи в системе. Это легче регулировать, и это близко к администрируемым системам. Но непривлекательно для крипторынка и инвесторов. Ни в одной стране нет требований использовать только закрытый блокчейн – это требование сужает возможности целой страны разрабатывать решения и предлагать их бизнесу и государству», – говорит она.

Если поправки РСПП не будут учтены, нужно понимать, что и иностранные инвесторы тоже не придут на российские площадки и будут осуществлять выпуск цифровых активов в иностранных юрисдикциях, предупреждает заместитель генерального директора по правовым вопросам, член правления ООО «ХК «Интеррос» Ольга Войтович.

Впрочем, и жесткая необходимость ускорить процесс легализации рынка цифровых активов может сыграть в становлении российского законодательства положительную роль – заинтересованные стороны вынуждены будут найти общую позицию, которая устроит всех. «Если поправки рабочей группы РСПП не будут приняты, то работа не будет прекращаться – мы продолжим работать с представителями регулятора. Тем более что Аксаков говорил, что принятие законопроектов не означает, что в дальнейшем они не будут корректироваться. Мы готовы продолжать работать над совершенствованием нормативной базы», – отмечает Войтович. По ее словам, если законопроекты будут приняты в нынешнем виде, проекты «Интерроса» и многих других компаний не смогут быть реализованы. «Частично предложения РСПП были приняты, услышаны. Мы надеемся на то, что если законопроекты будут приняты в нынешнем виде, то все остальные предложения от РСПП и бизнеса могут быть рассмотрены в дальнейшем», – говорит она.

Текст: Мария Иванина, Наталья Судакова

Вернуться к номеру