Подарите «Ведомости»
Номер 40 от 21 декабря 2018
Партнер проекта «Норникель»

Блокчейн и порядок

Как регулируют криптопроекты в России и в мире

Пока российские законодатели и бизнесмены пытаются найти наиболее подходящую форму регулирования рынка блокчейн-технологий, в мире уже сформировалось несколько моделей регулирования этой сферы. Что из мирового опыта может оказаться полезным в России?

74% руководителей компаний заявляют, что использование блокчейна в их компании имеет «убедительное экономическое обоснование», и многие из них уже применяют эту технологию, свидетельствуют результаты международного исследования Deloitte, для которого было опрошено больше 1000 респондентов – руководителей высшего звена из семи стран и девяти отраслей. Получается, что, несмотря на проблемы с регулированием, технология блокчейн уже становится глобальной. Так, 34% респондентов говорят, что их компании в том или ином виде используют блокчейн в работе, и еще 41% – что их организации внедрят блокчейн в ближайший год. По оценке Bank of America, глобальный рынок блокчейна может достичь объема в $7 млрд – одномоментно в нем будет задействовано 2% всех серверов в мире.

Как у нас

В мае 2018 г. Госдума РФ в первом чтении приняла три законопроекта: «О цифровых финансовых активах», «О краудфандинге» и «О цифровых правах» (изменения в Гражданский кодекс РФ). Спустя полгода координационный совет РСПП по вопросам цифровизации и его сопредседатель, президент «Норникеля» Владимир Потанин, заявили о необходимости доработать этот пакет законопроектов и представили альтернативный вариант концепции (см. подробнее). По мнению Координационного совета РСПП, законопроекты не учитывают интересы крупного промышленного бизнеса и не создают реальных условий для развития цифровых рынков и привлечения инвестиций в Россию.

В исследовании Deloitte изучались анкеты 1053 респондентов из семи стран: Канады, США, Мексики, Великобритании, Германии, Франции, Китая. Исследование проводилось в следующих индустриях: финансы – 23%, технологии, медиа и теле-коммуникации – 18%, производство – 14%, другое – 10%, нефть и газ – 7%, автомобильный сектор – 6%, биотех и фарма – 5%, публичный сектор – 4%, еда –3%.

* Процент респондентов по индустриям

Одна из основных идей принятых Госдумой законопроектов – концепция удвоения объектов гражданских прав, говорит начальник отдела общих проблем частного права Исследовательского центра частного права при президенте РФ Сергей Сарбаш. То есть предполагается, что кроме права, удостоверяемого записью в распределенном реестре, существует еще и отдельное гражданское право на саму запись, т. е. на цифровой код. Именно это, второе, право названо в законопроектах «цифровым правом». «На наш взгляд, правильнее говорить о том, что права в цифровой сфере – это не особые ранее неизвестные права на цифровой код, а только специфический способ фиксации классических прав. Отличие состоит в том, что до сих пор существовали только централизованные реестры, например, акционеров, а сегодня появилась техническая возможность учитывать те же права в децентрализованных, или распределенных, реестрах», – объясняет Сарбаш.

Координационный совет РСПП предложил разделить цифровые активы на три группы с разной жесткостью регулирования: наиболее жесткое регулирование в отношении токенов, обладающих признаками эмиссионной ценной бумаги; максимально либеральный механизм – для токенов, которые не обладают признаками эмиссионной ценной бумаги; и установление специального механизма, например, на базе регуляторной «песочницы» ЦБ в отношении гибридных видов токенов.

Как в мире

В мировой практике единого ответа на вопрос, как регулировать криптоактивы, токены и другие права в сфере цифровых технологий и распределенных реестров, нет.

В той или иной форме определились с позицией в отношении блокчейн-технологий – от полного запрета до свободного регулирования – более 60 стран. В августе 2018 г. один из крупнейших институтов по изучению блокчейна – Blockchain Research Institute (BRI) выпустил доклад, созданный при участии международных экспертов из разных отраслей: от консалтинга до реального бизнеса. Ключевой вывод – блокчейн и криптовалюты во всем мире нуждаются в скорейшем создании понятной регуляторной базы. «Данные – это нефть цифровой эпохи <...> Мы должны помочь обучить общественность отличать криптовалюту от других продуктов блокчейна», – пишет в докладе директор BRI Дон Тэпскотт. Но пока ни одна из 60 стран, заявивших о необходимости регулирования блокчейна, не решилась нарушить целостно-правовую концепцию – все они оставили регулирование в рамках гражданского права.

Японский рынок блокчейна – один из самых быстрорастущих в мире. По данным исследования «Японский рынок технологии блокчейн в 2018–2023 гг.», власти Японии планируют инвестировать в технологию блокчейн $450 млн. Кроме того, этот рынок – один из самых комфортных в мире для бизнеса, государство здесь лояльно относится к цифровым валютам: в апреле 2017 г. их на государственном уровне признали законным способом оплаты. В том же году в стране лицензировали 11 крупнейших криптовалютных бирж. Регулирующие органы активно участвуют в процессе с момента краха биржи Mt.Gox в 2014 г., но после взлома биржи Coincheck власти решили ужесточить регулирование, чтобы бороться с мошенническими проектами и отмыванием денег и обеспечить сохранность средств инвесторов, но в то же время не устанавливать слишком тесные рамки и поддерживать развитие отрасли.

Сингапур активно поддерживает криптовалюты и блокчейн-проекты. Эта страна – одна из самых благоприятных для криптовалютных компаний. Специального регулирования криптоактивов в Сингапуре пока нет: законопроект о платежных услугах, призванный регулировать инфраструктуру, связанную с выпуском и обменом криптовалют, сейчас проходит первое чтение в сингапурском парламенте.

Но сфера криптоактивов уже регулируется разъяснениями регулятора. К выпуску и обращению отдельных криптографических токенов применяются требования законодательства об инвестиционных услугах и ценных бумагах, если такие токены удовлетворяют определению ценных бумаг. Криптовалюты – токены, используемые в качестве средств обмена или платежа, – для налоговых целей здесь рассматриваются как оказание услуг. Поэтому при совершении операций с криптовалютами взимается налог на добавленную стоимость.

Для криптовалютных бирж пока не введен отдельный режим лицензирования (он предусмотрен в законопроекте о платежных услугах). Но сингапурский финансовый регулятор (Monetary Authority of Singapore) требует от криптовалютных бирж соблюдения основных требований антиотмывочного законодательства (например, проведения идентификации клиентов, отчетности о проведении подозрительных транзакций и др.).

Кроме того, в стране создана регуляторная «песочница» для финтех-проектов – Fintech Regulatory Sandbox. Она дает возможность осуществлять деятельность в течение полугода без получения каких-либо специальных лицензий и при этом позволяет даже мелким компаниям получить доступ к банковской системе и проведению тестовых транзакций, что не везде доступно стартапам. Однако компания – участник «песочницы» не может вовлекать в свою деятельность более 50 клиентов.

Власти страны заявляют, что не стремятся жестко регулировать рынок криптовалют, но будут преследовать связанную с ними незаконную деятельность – отмывание денег, уклонение от налогов и нарушение прав инвесторов.

Швейцария, как и Сингапур, стала одним из мировых центров блокчейн-технологий. Финансовый регулятор здесь не счел нужным создавать специальную законодательную базу для использования криптовалют, но, как и власти Сингапура и Японии, озабочен борьбой с отмыванием денег, поэтому бизнес с цифровыми валютами подпадает в стране под действие соответствующего закона. Деятельность предоставляющих финансовые услуги компаний находится под надзором специального регулятора финансовых рынков – FINMA. Компания должна получить у него либо банковскую лицензию, либо разрешение. Компании, имеющие статус финансовых посредников, могут вступить в одну из саморегулируемых организаций.

В США в начале нынешнего года конгресс впервые включил раздел о криптовалютах в ежегодный экономический отчет. Цифровые процессы с криптоактивами в стране отрегулированы достаточно жестко. Федеральная резервная система предупреждает о рисках использования криптовалют, но не запрещает их. Владельцев бирж по обмену криптовалют и торгующих ими закон рассматривает как предоставляющих услуги денежных переводов. Криптовалюты государство считает имуществом и облагает соответствующими налогами, при этом налоговая служба достаточно жестко контролирует уплату налогов с любого вида имущества. «В США криптовалюты рассматриваются как собственность и облагаются налогом на прирост капитала – это уже поле для деятельности по сбору налогов. Ставки в США следующие: 25%, если продажа криптовалюты происходит в течение года с момента ее покупки, или 0–20% – если больше года», – рассказывает изданию «Ведомости&» старший аналитик WMT Consult Ольга Орлова. По ее словам, операции с криптовалютами облагаются различными налогами также в Швейцарии, Канаде, Великобритании (только крупные суммы), Германии, Японии.

В 2013 г. минфин Германии признал биткойн средством взаиморасчетов, т. е. приравнял операции с ним к валютным операциям с евро и долларом и обложил соответствующими налогами, однако позже освободил криптовалютные платежи от налогов.

Центробанк Финляндии признал биткойн и другие криптовалюты нерегулируемыми и заявил об отсутствии необходимости их регулировать. Операции с ними при этом были приравнены к банковских услугам, т. е. покупка и продажа криптовалют в Финляндии не облагаются налогом на добавленную стоимость.

Великобритания одной из первых в Европе оценила блокчейн-технологии и криптовалюты, и за последние три года их влияние на экономику страны только росло. Биткойны в Соединенном Королевстве рассматривают как иностранную валюту и облагают сделки с ними соответствующими налогами. Статус Лондона как одного из центров финансовой системы и биржевой торговли привлекает в страну и владельцев европейских криптовалютных бирж, а власти страны всерьез озабочены созданием отдельной национальной криптовалюты как альтернативы госрегулирования. И все же казначейство Великобритании выступает за ограничение распространения биткойна на своей территории в качестве меры против отмывания денег и ухода от налогов.

В июле 2018 г. парламент Мальты принял три закона, регулирующих блокчейн и дающих нормативно-правовую базу для компаний, работающих в этой сфере: «Закон о новых цифровых технологиях», «Закон о новых технологиях и услугах», а также «Закон о виртуальных финансовых активах». По словам премьер-министра Мальты Сильвио Шембри, государство стало первой в мире юрисдикцией, в которой блокчейн получил понятные правовые рамки.

«В мире инициатива регулирования рынка криптовалют может исходить как от мелкого бизнеса с цифровыми активами, так и от крупного капитала в момент роста, – говорит председатель рабочей группы «Опережающей совместимости с регулятором» по цифровым финансовым активам, управляющий партнер AddCapital Алексей Прокофьев. Первым, объясняет он, нужно легитимизировать деятельность, вторые привыкли подходить к ведению бизнеса ответственно.

«Это зарождающийся высокотехнологичный бизнес, в нем надо уметь разбираться, с технологиями распределенных реестров надо уметь работать. Законодательно ограждать себя от новейших технологий нельзя. Нужно обеспечить на законодательном уровне возможность привлекать и внедрять лучший мировой опыт, который мог бы повысить конкурентоспособность российской экономики», – говорит партнер, руководитель практики финтеха и IT адвокатского бюро «Иванян & партнеры» Алевтина Камелькова. &

Текст: Альфия Галиева

Вернуться к номеру