Подарите «Ведомости»
Номер 40 от 21 декабря 2018
Партнер проекта «Норникель»

Владимир Потанин: «В наших силах стать создателями нового мира»

Зачем блокчейн крупному бизнесу?

Сегодня слово «блокчейн» прочно ассоциируется с чем-то очень венчурным. То есть скорее со стартапом в Калифорнии, чем с нефтяной скважиной в океане или металлургическим заводом в Сибири. Так было, но уже совсем скоро будет по-другому.

Мы стоим на пороге нового мира, в котором традиционная индустрия из сердца экономики превратится в обслуживающую функцию. Что-то подобное уже произошло с сельским хозяйством. Оно никуда не делось, но вся стоимость отрасли после машинной революции перетекла в индустрию. Так и другие традиционные направления будут вытеснены из лидеров по капитализации хайтек-компаниями.

На мой взгляд, будущее – за распределенными реестрами и токенизацией. У происходящих сегодня изменений, у роста популярности распределенных реестров, процесса цифровизации как производственных процессов, так и повседневной жизни очень мощный фундамент. Социологи отмечают, что в мире, особенно у людей до 35 лет, которых мы называем новым поколением, идет нарастание протеста против любых централизованных систем. В политике это выражается, например, в Brexit. В экономике, как и в быту, люди все больше и больше тяготеют к простоте и сокращению числа посредников, взаимодействию напрямую, откуда зачастую следует и снижение транзакционных издержек. Отсюда – невероятная популярность социальных сетей, концепции sharing economy и разного рода технологических платформ и сервисов, определяющих новый контекст взаимодействия, где человек может одновременно играть роль как потребителя, так и непосредственно поставщика сервисов, контента, данных.

Централизованные системы становятся раздражителем, и люди пытаются решать свою судьбу и конкретные проблемы самостоятельно в самых разных областях, будь то место проведения отпуска или кредитование без участия банка. Я думаю, это и есть причина того, почему становятся так популярны распределенные реестры. Потому что это отвечает внутреннему ожиданию целого поколения людей, а возможно, и более старшего тоже.

Распределенные реестры при правильном применении могут быть более эффективным и дешевым по сравнению с традиционным централизованным способом учета данных, принятия управленческих и технологических решений, обеспечивать необходимую безопасность и прозрачность транзакционного процесса. Но для того чтобы началось бурное развитие и применение данной технологии, нужно, чтобы люди не только понимали целесообразность, эффективность и выгодность нового подхода. Нужно, чтобы был устойчивый внутренний спрос на это. Я считаю, что сегодня такой спрос есть. Это значит, что данная технология актуальна не только для венчурных предприятий и стартапов, но и для физических лиц, и для крупного бизнеса, и даже для государств. Всем централизованным системам с жесткой вертикалью, как мне кажется, придется постепенно переходить на более гибкие, горизонтальные системы управления.

В условиях роста запроса потребителей на горизонтальные связи изменятся и способы расчетов. Традиционные способы расчетов будут все больше переходить в цифровую форму, они будут вытесняться торговлей токенами, т. е. цифровыми расчетными единицами, характеризующими способность хозяйствующего субъекта произвести либо приобрести товары или услуги. Токен может символизировать что угодно, главное – он должен заинтересовать инвесторов и быть популярным у широкой общественности. Сегодня среди криптопроектов есть идеи привязки к золоту, нефти, алмазам, недвижимости, другим реальным активам. То есть, потратив сравнительно небольшую сумму денег, можно, например, купить токен, символизирующий элитную недвижимость либо долю владения в крупном нефтегазовом проекте. Это в перспективе сильно расширяет возможности привлечения инвестиций.

В итоге стоимость будет все сильнее перетекать из традиционной индустрии в новую цифровую оболочку. Индустрия, промышленность не исчезнут, но сменят сам формат оборота товаров и услуг, формы расчетов. И капитализация компаний, которые будут этим заниматься, станет гораздо выше по сравнению с традиционными.

Первые признаки этого уже появляются. Сегодня товары и услуги начинают стоить меньше, чем информация о них. Большинство автомобильных концернов, например, оцениваются дешевле, чем Uber, который является просто электронной платформой для оказания услуг. Amazon, Apple, Google, Microsoft сейчас стоят в разы больше, чем ExxonMobil, GE или любая другая компания из традиционной отрасли, которая еще недавно казалась столпом мировой экономики. В ближайшие 10–15 лет бурный рост и быстрое создание стоимости будут происходить именно в цифровой сфере. Я думаю, что сегодня надо ловить момент токенизации и внедрения в нашу жизнь технологии распределенного реестра. Потому что те, кто сделает это раньше и более эффективно, получат огромное конкурентное преимущество.

Важно суметь в этот новый мир перейти. Традиционные предприятия типа «Норникеля», который я возглавляю, должны улучшать свои технологические переделы, вводить роботизацию, безлюдное производство на опасных участках и проч., т. е. должны оцифровать уже существующие технологии. Но это только часть работы, нужно суметь вписать производство в новую реальность – использовать цифровые формы расчетов, привлекать с их помощью инвестиции.

Не менее важно перейти в новый мир и стране в целом. Пока перед нами terra incognita. Примеров абсолютно удачного регулирования новой цифровой реальности еще нет нигде в мире. Нет ни статистики, ни практики – ничего. Страна, которая будет регулировать новые отношения более эффективно, которая создаст более понятное и предсказуемое законодательное поле, будет обладать большими конкурентными преимуществами перед другими государствами, сможет привлечь огромные инвестиции. Вот почему такое большое значение имеют регулятивные вопросы, а также почему РСПП, крупный бизнес и я лично так энергично подключились к этой истории. Новый мир создается у нас на глазах, и в наших силах стать не только его полноправными участниками, но и создателями. &

Вернуться к номеру