–66% на подписку
Номер 51 от 04 сентября 2019
Партнер проекта «Сахалин Энерджи»

Как страны и бизнес трансформируются в борьбе за будущее планеты

Экономический, социальный и технический прогресс должен продолжаться вместе с природой

Положить конец нищете и уберечь планету от деградации, внедрив рациональные модели потребления и производства: экономический, социальный и технический прогресс должен продолжаться вместе с природой. Такие задачи поставили себе главы государств, в 2015 г. принявших резолюцию Организации Объединенных Наций (ООН) в области устойчивого развития. Всего они сформулировали 17 целей устойчивого развития (ЦУР), достигнуть которых рассчитывают к 2030 г.

Все ЦУР сфокусированы на шести направлениях изменений: образование, гендерные вопросы и борьба с неравенством; здоровье, благополучие и демография; снижение выбросов углерода и устойчивые индустрии; продовольствие, земля, вода и Мировой океан; города и сообщества; и, наконец, цифровизация.

Что такое устойчивое развитие

25 сентября 2015 г. 193 страны приняли «Повестку дня в области устойчивого развития до 2030 г.», которая включает 17 Целей устойчивого развития. Понятие «устойчивое развитие» было введено на одном из заседаний комиссии ООН по окружающей среде и развитию в 1980-е гг., хотя работа началась десятилетием раньше. Оно обозначает развитие, которое способствует процветанию и расширению экономических возможностей, повышению уровня благосостояния и защите окружающей среды – предлагает оптимальный путь улучшения жизни людей во всем мире.

Прогресс стран по достижению целей показывает специальный SDG Index (Sustainable Development Goals Index (англ.) – Индекс прогресса по Целям устойчивого развития, который составляют Bertelsmann Stiftung и SDSN. Пока ни одна из стран не может похвастаться прогрессом в достижении всех 17 целей. Только в 18 из 43 стран, которые проанализировали авторы ежегодного доклада (это были в том числе все страны – члены G20 и все страны с населением больше 100 млн человек), ЦУР фигурируют в бюджетных документах. Некоторые страны добровольно публикуют национальные отчеты об устойчивом развитии. Россия готовится опубликовать первый добровольный отчет в 2020 г.

Кто главный?

Пока в лидерах по продвижению к устойчивому будущему – скандинавские страны: Дания, Швеция и Финляндия возглавляют рейтинг. Но какова повестка в Азии?

Япония хочет стать образцом для подражания в том, что касается устойчивого развития, ЦУР здесь – национальная идея, пишет страна в отчете за 2017 г. (следующий она обещала представить в 2019 г.). В 2016 г. Япония создала штаб-квартиру по продвижению ЦУР, которую возглавил премьер-министр и которая включает всех министров. Она будет следить за ходом мер и налаживать диалог между всеми сторонами. В стране есть премия ЦУР для частных компаний, она поддерживает движение Cool Choice (низкоуглеродные продукты и услуги, которые не перегревают планету), и даже медали к Олимпиаде в Токио страна обещает сделать из бывших в употреблении гаджетов.

Сингапур интегрирует природу в «город-сад» и разумно управляет скромными ресурсами – водой и энергией, говорится в отчете этой страны (опубликован в 2018 г.). И хотя выбросы углекислого газа, которые производит Сингапур, очень малы, с 2019 г. он одним из первых среди азиатских стран вводит налог на выбросы углерода: до 2023 г. – эквивалент примерно $3,8 за 1 т диоксида углерода, который затем вырастет в 2–3 раза. Этот налог покроет 80% выбросов.

Почти 80% задач ЦУР нашли отражение в стратегических и программных документах Казахстана, пишет эта страна в своем отчете (2019 г.). Казахстан ставит задачей развивать технологические решения, создавать возможности для зеленых инвестиций. Для улучшения энергетического сектора страна работает над расширением сектора возобновляемой энергии, снижением потерь энергии, а также уменьшением энергоемкости ВВП Казахстана, которая превышает в 2 раза среднемировые показатели.

Головные офисы компаний, вошедших в рейтинг Global 100, расположены в 21 стране, преимущественно в Северной Америке (22 компании в США, 6 в Канаде), 51 компания – в 13 странах Западной Европы, остальная 21 – из Австралии, Бразилии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и с Тайваня. Большинство участников Global 100 – это IT-бизнес и финансовые услуги, производство потребительских товаров и представители промышленности.

Что главное?

Около половины населения мира по-прежнему живет на сумму, эквивалентную примерно $2 в день. Уровень безработицы составляет 5,7%. Во многих местах наличие работы не является гарантией избавления от нищеты, говорится на сайте ООН. Почти для всех экономик создание качественных рабочих мест останется непростой задачей в течение долгого времени, а достижение роста ВВП на уровне не меньше 7% в год в наименее развитых странах потребует серьезных мер. Продвижения в области обеспечения населения достойной работой (это цель 8) скорее заметны у конкретных компаний, чем в масштабе целых государств. Лидер рейтинга Global 100, который составляет канадское издание Corporate Knights, – Chr. Hansen обеспечивает рабочими местами примерно 3300 сотрудников (42% из них – женщины), в компании запущена программа развития лидерских компетенций, проводятся регулярные тренинги и обучение сотрудников, соотношение зарплаты CEO и сотрудников 24:1 – это довольно-таки небольшой разрыв по сравнению с другими промышленными компаниями – участницами рейтинга. У Neste (3-е место в топ-100) разрыв в зарплатах 39:1, в компании работает примерно 5500 сотрудников в четырех странах. Датская Ørsted достигла меньшего разрыва – 28:1, компания создает 6000 рабочих мест в пяти странах. Все эти компании также большое внимание уделяют безопасности персонала на производстве и дома, уровень заболеваемости – от 0,1 до 0,5 в рейтинге Global 100.

Как не отстать?

Медленнее всего страны двигаются в решении проблем ответственного потребления и производства, а также в борьбе с изменениями климата, следует из отчета SDG Index за 2019 г.

Но есть компании, которые опережают государства в решении этих задач. Так, финская Neste Corporation несколько лет подряд входит в топ-3 сотни самых устойчивых компаний в мире в рейтинге Corporate Knights Global 100.

Еще совсем недавно она была традиционным нефтеперерабатывающим бизнесом со значительными выбросами в атмосферу углекислого газа. Сейчас компания более 50% инвестиций направляет на производство биотоплива, вложив в него 1,5 млрд евро за 10 лет. В 2018 г. биотопливо уже давало Neste пятую часть выручки – около 3 млрд евро – и 70% сопоставимой операционной прибыли. Возврат инвестиций на чистые активы подразделения биотоплива – 48%, а у нефтяного – только 6,7%. В стратегии устойчивого развития Neste активно придерживается целей ООН, фокусируясь на борьбе с изменениями климата (цель 13) и развитии устойчивых городов и местных сообществ, ведь ее активы расположены в Финляндии, Сингапуре, Нидерландах и Бахрейне.

Рашид Исмаилов
Рашид Исмаилов

Председатель Российского экологического общества

«Одно их ключевых достижений компаний как в госсекторе, так и в частном бизнесе – экологическая открытость, являющаяся важным признаком экологической ответственности. Но шагов, которые бизнес предпринимает сейчас, по-прежнему недостаточно. Компаниям нужно активно вовлекать представителей неправительственного сектора в принятие управленческих решений, например приглашать их в советы директоров. Предприятиям не хватает политической воли в принятии стратегий и политик. Позиции акционеров нужно смягчать, ориентировать на более устойчивую траекторию развития. Было бы здорово, если бы в каждой компании был отдельный департамент по ее адаптации к ЦУР. Инвестиций за рубежом вполне хватает, но только не в России. У нас в стране до сих пор ЦУР не адаптированы и «не приземлены» на национальный уровень. Мало кто понимает идеологию и философию ЦУР, нужны и образовательные программы. А финансирование со стороны государства необходимо только с точки зрения обеспечения условий и инфраструктуры, например в обеспечении населения чистой питьевой водой».

Еще одна компания, сумевшая превратить традиционный энергетический бизнес в зеленый, – датская Ørsted (4-е место в Global 100). Энергия и тепло, которыми она обеспечивает жителей Копенгагена, полностью зеленые за счет ветроэнергетики. Несколько лет назад компания, тогда еще Dong, перенесла долговой кризис, вынуждена была продать активы в гидроэнергетике и мусоросжигательный завод, привлекла $1,2 млрд инвестиций от Goldman Sachs в обмен на 17,9% в капитале. Через 3,5 года банк продал свою долю с прибылью (сумма сделки тогда не раскрывалась). Сейчас 50,12% акций компаний в собственности министерства финансов страны. Зеленая энергетика составляет 75% мощностей компании, а выбросы углекислого газа снизились за 12 лет начиная с 2006 г. на 72% за 1 кВт ч. В 2023 г. планируется закрыть две последние угольные электростанции, а еще через два года вклад зеленой энергетики достигнет 99%, заверяет менеджмент Ørsted в годовом отчете. Выбросы углекислого газа сократятся на 98% по сравнению с 2009 г. Следуя стратегии устойчивого развития, компания придерживается целей по обеспечению недорогой и чистой энергией (цель 7), предоставляя сотрудникам достойную работу и экономический рост (8) и участвуя в борьбе с изменением климата (13).

Тоби Хипс, издатель Corporate Knights, приводит «Ведомости&» еще один пример зеленой трансформации. Менеджмент основанной 80 лет назад итальянской компании ERG продал нефтеперерабатывающие активы и сосредоточился на возобновляемых источниках энергии, продолжив развивать ветровую и гидроэнергетику и докупив установок с солнечными батареями. Так, доли в нефтеперерабатывающем предприятии мощностью 16 млн т сырья в год и несколько заправок на Сицилии достались российскому «Лукойлу». Сейчас ветровые установки общей мощностью более 1,8 ГВт расположены в Италии, Германии, Франции, Польше, Румынии и Болгарии. К 2022 г. компания обещает увеличить свои мощности по выработке зеленой энергии еще на 30%, это потребует инвестиций в 1,7 млрд евро и поможет приблизиться к цели, заявленной недавно Еврокомиссией. 30% произведенной электроэнергии в Италии должно происходить из возобновляемых источников энергии. В прошлом году компания даже сменила логотип, чтобы выглядеть более зеленой. ERG выбрала для себя набор из 10 ЦУР, принимая во внимание разброс активов и операций.

Готовы ли страны поддерживать ЦУР?

Если зарубежные компании будут двигаться подобными темпами, добиться ЦУР к 2030 г. вполне реально, но с учетом грамотной государственной политики, считает председатель Российского экологического общества Рашид Исмаилов. В начале 2019 г. в дополнение к резолюции 2015 г. Еврокомиссия приняла стратегический документ «К устойчивой Европе-2030» и планы по его реализации, рассказывает президент РСПП Александр Шохин (подробнее см. его колонку на стр. 01). Например, «План действий по финансированию устойчивого роста», «Инвестиционный план для Европы», «Экологические и климатические пакеты для ЕС», «Урбанистическая повестка ЕС» и целый ряд других. «Все европейские страны обязаны принимать на страновом уровне нормативные акты и решения по исполнению этих планов», – говорит Шохин.

Исследование SDSN показало: почти 100 стран из 162 находятся еще только в процессе активного внедрения политики и мер, направленных на продвижение устойчивого потребления и производства. При этом у лидера рейтинга всего 85 пунктов из идеальных 100, отмечают эксперты SDSN. В топ-20 входят только страны ОЭСР, но и у них нет продвижения в достижении ряда целей, говорится в исследовании. &

Текст: Виктория Сункина

Вернуться к номеру