Статья опубликована в № 3127 от 21.06.2012 под заголовком: Больший в «двадцатке»

Путин вживается в роль председателя G20

Председательство в «двадцатке» к России перейдет в 2013 г., но Владимир Путин уже сейчас рассказал, чем займется в новой роли, и поделился рецептами оздоровления мировой экономики. В качестве антипримера он привел экономическую и внешнюю политику США
J.Samad / AFP

Во вторник завершился саммит «двадцатки» в Мексике, в котором впервые поучаствовал Путин (при его прошлых сроках проходили лишь саммиты «восьмерки»). В следующий раз «двадцатка» соберется в Петербурге – председательство переходит к России. Уже входя в роль председателя, Путин дал в Лос-Кабосе по итогам саммита пресс-конференцию, ответив больше чем на четыре предусмотренных вопроса, и подробно рассказал, что предложит клубу «двадцати» Россия как председатель.

По словам Путина, будет проведена инвентаризация всех взятых участниками G20 на себя обязательств. G20 при российском председательстве сохранит преемственность, но сосредоточится на тех проблемах, для которых, собственно, и была создана: реформировании международной валютно-финансовой системы, регулировании рынков, укреплении мировых финансовых институтов, сообщил Путин. По его словам, состав участников клуба должен быть расширен для выработки более релевантных решений.

«Группа G20 принимает решения, которые касаются всех стран, и мы не вправе руководствоваться только своими интересами и позициями», – заступился за прочие страны Путин. Нужно создать максимально широкую дискуссионную площадку, где могли бы высказываться эти страны, в том числе через авторитетные международные организации бизнеса и гражданского общества. Нужно договориться, чтобы экономики имели равное влияние внутри МВФ и других финансовых институтов.

Накануне саммита Путин в своей статье мексиканской газете El Universal раскритиковал партнеров за то, что их меры стабилизации международной экономики в целом и преодоления кризиса еврозоны в частности сводятся к накачиванию ликвидности, но не являются серьезным лекарством от этой болезни. Нужно повышать финансовую дисциплину стран, консолидировать их бюджеты, сокращать задолженности государств, продолжал наставлять вчера Путин.

Он похвалил Еврокомиссию за принимаемые сейчас экономические меры, критике же подверглись в основном США. «Запредельные вещи, когда в еврозоне свыше 80% – госдолг в среднем по зоне, а в США – 104% госдолг, – возмущался российский лидер. – Если в еврозоне еще стабильно этот параметр [дефицит бюджета] себя чувствует, то в некоторых других странах, в том числе и в Штатах, – 9 с лишним процентов». Отвечая на разные вопросы, он неизменно возвращался к тяжелой ситуации в США и неправильной финансовой политике американских властей: «Нам бы хотелось узнать <...> как Соединенные Штаты будут решать проблемы, с которыми они сталкиваются, и с вызовами, которые перед ними стоят, долг-то государственный – 15 триллионов». В связи со все еще не отмененной конгрессом поправкой Джексона – Вэника президент посетовал на плохую торговлю с США: «У нас с Соединенными Штатами объем торговли – 32 миллиарда [долларов]. Это ничто. Это, считай, ноль. У нас с Китаем объем торговли – 83 с половиной миллиарда».

Раскритиковал он и внешнюю политику американских властей и отметил ее негативные последствия. Принятие «закона Магнитского» с ограничением для въезда российских чиновников обернется тем, что будут ограничения на въезд в Россию «энного количества американцев». Ситуация с ПРО кардинальным образом не изменится, пока США не примут российские предложения. А смена режимов в Северной Африке привела к тому, что «до сих пор продолжается кровопролитие», – вот почему позиция Москвы по Сирии неизменна.

Днем ранее в Мексике состоялись двухчасовые российско-американские переговоры, но на пресс-конференции он ни разу не упомянул о том, что хотя бы по одному спорному вопросу с Бараком Обамой удалось о чем-то договориться.

Легитимность «двадцатки», принципы ее создания не совсем понятны, нет механизма реализации решений, отмечает политолог Николай Злобин, и непонятно, кто должен его осуществлять. «Там собираются скорее от отчаяния, создавая видимость обсуждения, это далеко от реальных процессов в мире, это пока не очень удачная попытка взять их под контроль», – констатирует эксперт.

«Двадцатка» – не тот орган, где решается что-то серьезное, она представляет собой в большей степени площадку, где предлагаются новые концептуальные подходы и есть возможность для неформальных встреч, антиамериканская риторика здесь неуместна, резюмирует главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать