Нуланд: Госдеп давно рассматривал возможность расширить "список Магнитского"

Госдепартамент еще до вынесения приговора Уильяму Браудеру и покойному Сергею Магнитскому рассматривал возможность расширить список российских госслужащих, которые в США попали под санкции по "акту Магнитского". Об этом заявила в Конгрессе бывшая официальная представительница Госдепа Виктория Нуланд. Речь о возможном расширении "списка Магнитского" зашла в ходе обсуждения назначения Нуланд заместителем секретаря по делам Европы и Евразии в сенатском комитете по иностранным делам. О том, что этот список пора расширить, заявил сенатор Джон Маккейн, один из главных инициаторов принятия "акта Магнитского", передает AFP. По его словам, единственный способ для США проявить жесткость - это "расширить список, сделав, чтобы чуть больше русских почувствовали неудобство". Он напомнил, что на принятие первоначального списка "по акту Магнитского" "они очевидно отреагировали плохо, им это не понравилось".

Нуланд согласилась с Маккейном. Она назвала приговор мертвому Магнитскому "карикатурой" на правосудие, при том что, по ее мнению, было бы лучше найти ответственных за смерть юриста. Маккейн отметил, что администрация США оставила практически без внимания суд над мертвым и вердикт в его отношении. По его мнению, в Вашингтоне все должны были быть в ужасе от решения суда, который признал виновным человека, которого запытали до смерти. Сенатору это напоминает "недобрые старые времена" СССР.

AFP отмечает, что нынешний официальный представитель Госдепартамента Дженнифер Псаки все же прокомментировала решение суда. По ее словам, Соединенные Штаты были огорчены "беспрецедентным фактом посмертного осуждения Сергея Магнитского". По ее словам, этот суд дискредитировал усилия тех, кто продолжает добиваться справедливости по этому делу.

AFP напомнило, что в апреле 2013 г. США опубликовали список из 16 имен россиян, которым запрещен въезд в страну по "акту Магнитского", и сообщило, что в "список Магнитского" вошли министр внутренних дел Владимир Колокольцев и министр юстиции Александр Коновалов. 12 апреля Минфин США опубликовал список из 18 россиян, в котором не было высокопоставленных чиновников. Правда, сообщалось, что обнародована только часть списка, есть и закрытая его часть.

В первом проекте "списка Магнитского", который прилагался к законопроекту, внесенному в конгресс США еще в мае 2010 г. сенатором Бенджамином Кардином, было 60 фамилий. Весной 2013 г. конгрессмен Джеймс Макговерн передал в администрацию президента США расширенный вариант списка с именами 280 российских чиновников (в нем фигурировали генпрокурор Юрий Чайка, руководитель СКР Александр Бастрыкин и председатель Мосгорсуда Ольга Егорова), сообщалось в блоге Foreign Policy. В реальном опубликованном списке самые высокопоставленные госслужащие - начальник сизо «Матросская Тишина» Иван Прокопенко и его бывший коллега Дмитрий Комнов, руководивший сизо «Бутырка».

Financial Times откликнулась на решение Тверского суда редакционной статьей "Мертвец говорит", в которой призвала Евросоюз ответить на нарушение Россией прав человека. В издании отмечается, что в Европейской конвенции о защите прав человека нигде не говорится, что мертвых нельзя судить: "сама мысль об этом настолько абсурдна, что авторам конвенции никогда бы не пришло в голову ее обсуждать". По мнению FT, ЕС должен последовать призыву ОБСЕ и ввести санкции, аналогичные американскому "акту Магнитского", не довольствуясь компромиссными вариантами, пусть это и ударит по российским сиротам. "Тот факт, что господин Путин готов сделать детей заложниками, является еще одним доказательством того, что власти России пренебрегают правами человека", - пишет издание.

В редакционной статье Daily Telegraph "Призрак для Путина" суд над Магнитским называется "пародией на правосудие" и "гротескным спектаклем", в котором судят призрак мертвого человека и который символизирует "скотский характер путинского режима". И этому изданию процесс напомнил "сталинские суды", за тем отличием, что во времена СССР судили все же живых. Washington Post и New York Times ограничились статьями о решении суда с изложением предыстории, не высказывая оценок. New York Times, описывая заседание Тверского суда, отметила, что судья Алисов, когда он стоял и держал на вытянутых руках текст приговора, был похож на "священника, который читает проповедь", только его едва было слышно и "он редко отрывал взгляд от текста, хотя постоянно поправлял очки". Deutesche Welle называет весь процесс "противоречивым" и пишет о том, какую волну критики вызвало решение суда со стороны правозащитных организаций. Корреспондент Christian Science Monitor Фред Уейр написал в своем блоге, что этот суд стал для многих людей во всем мире символом, каким "странным и зачастую пугающим" государством стала Россия во время третьего срока Путина. Разногласия по этому делу стали самым болезненным фактором, который вызвал "сильнейшее охлаждение в дипломатических отношениях между Москвой и Вашингтоном со времен холодной войны", отметил он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать