Политика
Бесплатный
Кристиан Оливер|Ян Ченски

Как страны Восточной Европы пытаются с помощью СПГ снизить энергозависимость от России

В регионе активно строят терминалы для импорта сжиженного газа, но их экономическая обоснованность остается под вопросом
Сергей Красноухов / РИА Новости

Страны Центральной и Восточной Европы стремятся развивать инфраструктуру для приема сжиженного природного газа (СПГ), чтобы сократить свою энергозависимость от России. Однако это весьма дорогостоящее предприятие.

На прошлой неделе из южнокорейского порта Ульсан в Литву отправилось судно стоимостью $300 млн. Для литовцев оно является символом более эффективного экономического оружия против России, чем любой военный корабль. Даже название у судна говорящее - “Независимость”.

Согласно плану, к декабрю должна начаться коммерческая эксплуатация корабля. Для Литвы он станет плавучим терминалом, который будет доставлять СПГ в порт Клайпеды. Время ввода судна в эксплуатацию имеет ключевое значение. “Независимость” должна стать козырной картой Литвы на переговорах с “Газпромом” о поставках более дешевого газа с 2015 г.

“Независимость” - это также сигнал Москве, что у Вильнюса есть альтернативные поставщики энергоресурсов. Литовцы настаивают, что не намерены больше платить за газ по одним из самых высоких тарифов в Европе и жить с постоянным ощущением уязвимости перед Россией, которая в любой момент может перекрыть поставки газа в ходе какого-нибудь политического спора.

Своевременный приход “Независимости” в Клайпеду - это “вопрос жизни и смерти” в переговорах с “Газпромом”, говорит литовский чиновник.

В этой конкретной истории отразился энтузиазм европейцев по поводу возможности сократить энергозависимость от России с помощью СПГ. Затянувшийся кризис в Киеве освежил в памяти то, как Москва, используя газ в качестве политического оружия, прекратила его экспорт через Украину в 2009 г., сократив тем самым поставки в 18 стран Европы в самый разгар зимы. В общей сложности, Россия обеспечивает 30% европейского рынка газа.

Польша, ведущая экономика Восточной Европы, также в этом году должна завершить строительство крупного СПГ-терминала стоимостью 1 млрд евро неподалеку от балтийского курортного города Свиноустье. В то время как Россия ежегодно поставляет в страну около 9 млрд куб. м газа, новый терминал сможет вмещать 5 млрд куб. м с возможностью расширения мощности до 7,5 млрд куб. м. Кроме того, власти Эстонии и Финляндии сейчас спорят о том, какая из стран станет хозяйкой еще одного терминала на Балтике.

Для правительств многих стран на востоке Евросоюза СПГ является таким же возможным источником диверсификации предложения на рынке газа и снижения цен на него, как и сланцевый газ. Стратегические достоинства терминалов СПГ станут еще более очевидны, утверждают они, когда США, переживающие сланцевый бум, начнут экспортировать дешевый газ своим союзникам по НАТО, имеющим общие границы с Россией.

Вацлав Бартушка, посол Чехии по вопросам энергетической безопасности, считает, что любой новый источник предложения газа на рынке очень важен, так как он подрывает позиции России как монопольного поставщика, учитывающего слабые стороны каждой из стран-покупательниц во время переговоров. “Они говорят, что рассчитывают цены на газ по формуле, однако единой такой формулы не существует. Они прекрасно знают, в какой степени вы независимы, и учитывают это при установлении цены”, - говорит он.

“Газпром” всегда отрицал, что политические факторы могут влиять на цену газа. Однако сейчас компания находится под давлением со стороны европейских регуляторов: в 2012 г. Еврокомиссия начала антимонопольное расследование с целью выяснить, препятствует ли «Газпром» свободе торговли газом, блокируя поставки из других источников и устанавливая несправедливые цены путем привязки цен на газ к ценам на нефть в долгосрочных контрактах. “Газпром” отрицает все обвинения.

Однако не все считают, что поставки СПГ будут способствовать диверсификации рынка газа в Европе. Многие аналитики утверждают, что время для подобной диверсификации сейчас самое что ни на есть неблагоприятное. Цены в Азии порой превышают европейские на 50%, что делает поставки в ЕС не такими выгодными; СПГ-терминалы, таким образом, могут простаивать. Цена газа в США сейчас составляет около $5 за миллион британских тепловых единиц (BTU), а поставки СПГ в Азию могут принести экспортерам до $20 за миллион BTU. Польский аналитик Анджей Щесняк считает Свиноустье “чисто политическим проектом”. “В этом нет никакого экономического смысла, - говорит он. - Это нарушает законы экономики, так как газ, доставленный танкером, не может конкурировать с газом, доставленным по трубе”.

Кроме того, обеспечение большей энергетической безопасности означает увеличение издержек, по крайней мере, на первых порах. За 1,5 млрд куб. м газа, который Польша будет получать от Катара согласно контракту, заключенному на 20 лет, стране придется заплатить значительную надбавку. Томаш Касович, аналитик Bank Zachodni WBK, прогнозирует, что Польша заплатит около $600 за 1000 куб. м, что на 50% превышает цену из трубы “Газпрома”. “Когда проект начинался, приоритетом была безопасность и диверсификация. В то время было очень сложно предсказать, что “газпромовский” газ будет стоить около $400 за 1000 куб. м”, - говорит он.

Компания PGNiG, некогда газовый монополист Польши, все еще пытается договориться с Катаром о более выгодных условиях контракта. Однако, если условия не изменятся, компании угрожают ежегодные убытки размером около 500 млн злотых ($164 млн) при закупках СПГ, прогнозирует Касович.

Тем не менее Европейская комиссия поддерживает как проект в Клайпеде, так и терминал в Свиноустье. Она разрешила правительству Литвы предоставить 448 млн евро госсредств на развитие проекта. Также она санкционировала выделение терминалу в Свиноустье $80 млн и поддержала предоставление правительством Польши помощи в размере 465 млн евро на развитие газовой инфраструктуры и подведение трубы к терминалу.

В Брюсселе признают, что Россия не утратит доминирующего положения на энергетическом рынке Центральной Европы. Однако европейские чиновники считают, что новые газовые терминалы в конце концов повлияют на ценообразование на нем. Этот оптимизм частично основан на ожиданиях, что в ближайшие два-четыре года значительно вырастут поставки газа в ЕС из Африки, Австралии и, самое главное, - США.

Европа, однако, вряд ли станет главным бенефициаром американского энергетического бума. По прогнозам Wood Mackenzie, к 2020 г. США будут экспортировать от 10 до 15 млрд куб. м газа, основная доля которого придется на азиатский рынок. Аналитики также утверждают, что издержки на охлаждение американского газа до -160 градусов Цельсия и его дальнейшую транспортировку в ЕС составят около $6 за миллион BTU, что в конечном итоге приведет к повышению цены.

С учетом этих дополнительных расходов “Газпром”, скорее всего, сохранит свою конкурентоспособность. Действительно, его доля на европейском рынке растет: в прошлом году она увеличилась до 30% по сравнению с 26% в 2012 г. Заместитель председателя правления “Газпрома” Александр Медведев заявил в конце прошлого года, что этот показатель продолжит рост. “К 2025 г. Европе будет необходимо дополнительно 140 млрд куб. м в год, - сказал он. - Это произойдет всего через 10 лет, а инфраструктуры для доставки газа в регион недостаточно”.

Тьерри Бро, старший аналитик по рынку СПГ Societe Generale, согласен, что строительство СПГ- терминалов не будет способствовать снижению цен. В краткосрочной перспективе, считает он, Катар не станет вступать в ценовую войну с Россией. В долгосрочной же новые проекты, порой весьма дорогостоящие, будут очень медленно влиять на снижение цен. “Если Польше действительно нужен дешевый газ, единственный путь - это сланцевая добыча”, - говорит он.

Перевела Наталья Тихонова

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more