Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 3819 от 24.04.2015 под заголовком: Бизнесмены получат свое

Депутаты придумали, как спасти статью УК о бизнес-мошенничестве

Ее отмена повлечет репутационные издержки для государства, уверены в Госдуме
В Госдуме уверены, что бизнесменов нужно судить не так, как обычных мошенников
PhotoXPress

Депутаты Госдумы предложат новую редакцию ст. 159.4 Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Об этом на конференции в Верховном суде в четверг сообщил член комитета Госдумы по уголовному законодательству единоросс Рафаэль Марданшин. Он напомнил, что в прошлом году Конституционный суд признал частично противоречащими Основному закону положения этой статьи, предусматривающие менее тяжкое наказание (до пяти лет лишения свободы) по сравнению с другими видами мошенничества (до 10 лет), а также значительно повышенный по сравнению с обычным мошенничеством размер особо крупного ущерба (от 6 млн руб. вместо 1 млн). По решению суда, если законодатель до 12 июня не внесет необходимые поправки в УК, ст. 159.4 вообще перестанет действовать.

Ранее МВД предложило вообще исключить ст. 159.4 из УК, приравняв таким образом предпринимателей к обычным мошенникам.

Марданшин говорит, что уже подготовил законопроект о повышении санкции по бизнес-статье до шести или семи лет (в случае крупного или особо крупного ущерба соответственно), это позволит уравнять степень тяжести преступлений общей и специальной части УК. Он также предлагает исключить физических лиц из числа потенциальных потерпевших – т. е. мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности следует считать преднамеренное неисполнение договорных обязательств в бизнесе, если оно причинило ущерб индивидуальным предпринимателям, организациям или государству. Очень важно, что при этом сохранится отсутствие такого квалифицирующего признака, как совершение преступления группой лиц (в эту категорию попадает практически любая организация), и повышенный размер ущерба. Такие уточнения, надеется депутат, позволят выполнить постановление Конституционного суда и спасти норму УК, призванную защитить бизнес от необоснованных претензий правоохранителей. Законопроект направлен в правительство и Верховный суд для получения отзывов, говорит Марданшин. Он подчеркивает, что заручился поддержкой ряда коллег по комитету, и рассчитывает, что поправки удастся принять до лета хотя бы в двух чтениях. Возможная отмена этой статьи может повлечь за собой репутационные издержки для государства и снизить его инвестиционную привлекательность, уверен депутат.

Лишь каждый десятый

По статистике, в 2013 г. по ст. 159.4 было возбуждено 2958 дел, а в 2014 г. – уже 3454 дела. При этом до суда доходит лишь десятая часть таких дел: в 2013 г. за бизнес-мошенничество осудили 289 человек, а в 2014 г. – 319.

Сотрудник Верховного суда говорит, что в суде законопроект поддержат – принципиальных возражений против модернизации «предпринимательской» статьи там нет.

По словам старшего инспектора Следственного комитета Георгия Смирнова, его ведомство инициативу не поддержит. При определении степени общественной опасности преступления следует исходить не из того, кто причинил вред или в какой сфере, а как этот вред воспринимается потерпевшим, объясняет он. С этой точки зрения нет принципиальной разницы, является ли мошенник предпринимателем или нет. А если исходить из конституционного принципа равной защиты всех форм собственности, то вообще непонятно, зачем приводить санкции за бизнес-мошенничество в соответствие с общей нормой, это лишь порождает ненужную конкуренцию, уверен собеседник. Тем более сама формулировка – мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением обязательств, – вызывает многочисленные споры. Смирнов считает, что применять ст. 159.4 уже сейчас следует с учетом позиции Конституционного суда, т. е. «в пределах тех санкций, которые предусмотрены общей частью 159-й статьи».

Проблема носит не столько технический, сколько концептуальный характер, полагает профессор МГУ Леонид Головко: какой бы компромиссный вариант ни был предложен, все равно придется объяснять, почему одна категория граждан получает преимущество перед другой, а это практически невозможно сделать с институциональной точки зрения. Эксперт отмечает, что подобных послаблений не существует ни в англосаксонском праве, ни в более близких к российской европейских правовых системах.-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать