14 материалов по теме

Турция пригрозила России отказом от закупок газа

Владимир Путин уже проинформирован об этих высказываниях президента Турции, сказал Дмитрий Песков
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган вновь напомнил, что из-за обострения отношений с Турцией экономические интересы России в этой стране, в том числе в газовой и атомной сферах, могут пострадать. Турция второй после Германии экспортный рынок для «Газпрома», а «Росатом» строит там АЭС «Аккую». Отношения России и Турции резко ухудшились после начала военной операции России в Сирии, в ходе которой российские военные самолеты несколько раз нарушили воздушное пространство Турции.

И России, и Турции следует принимать во внимание уже сложившиеся коммерческие связи и взаимные интересы, предупредил Эрдоган (об этом пишет издание Daily Sabah). Отвечая на вопросы журналистов в Японии, он выразил сожаление в связи с тем, что Россия делает шаги, которые создают риск для двусторонних связей. "Мы не можем поступать эмоционально", - отметил он.

"Если Россия не построит АЭС "Аккую", это сделает кто-то другой, но россияне уже инвестировали в нее $3 млрд. Так что это России следует проявлять осторожность, - сказал Эрдоган. - Что касается импорта природного газа, то мы являемся одним из крупнейших клиентов России. Потерять Турцию будет тяжелой утратой для России, а мы в случае необходимости купим газ где-нибудь еще".

АЭС "Аккую"

АЭС "Аккую" в Турции строится по схеме BOO (build-own-operate, "строй-владей-эксплуатируй"), когда владельцем зарубежной АЭС выступает российская сторона, напоминает "Интерфакс". Контроль в компании "Аккую нуклеар", реализующей проект, принадлежит компании "Росатома". Электростанцию планируют ввести в эксплуатацию в 2022 г. Reuters напоминает, что проект оценивается в $20 млрд.

Президент также отметил, что российские самолеты нарушили воздушное пространство Турции уже после того, как он беседовал с российским президентом. На вопрос, намерен ли он снова поговорить с Владимиром Путиным и обсудить, как можно не допустить дальнейших нарушений, Эрдоган высказал мнение, что новых нарушений не будет: "Не думаю, что Россия снова это сделает. Экстренное заседание НАТО показало, как серьезно случившееся было воспринято".

Эрдоган также заявил, что не верит в возможность, что и США, и Россия станут поддерживать курдских повстанцев, которых Анкара считает террористами, но которые при этом воюют с ИГ. По мнению Эрдогана, немыслимо, чтобы США и Россия оказались в этой ситуации рядом и против Турции. Он напомнил,что представители руководства России "нечаянно" упомянули, что, по их мнению, любая группа, которая борется с режимом, является террористической. "Создается впечатление, что истинная цель Москвы - построить базу под Латакией и усилить военное присутствие в Сирии", - отметил он. Также президент Турции заявил, что сложившаяся ситуация вокруг Сирии является неприемлемой и на заседании министров обороны НАТО в четверг всем странам следует высказать четкую позицию.

Турция и российский газ

Турция почти полностью зависит от импорта энергоносителей. 60% газа и 35% нефти она закупает у России, отмечает Reuters. Также Россия и Турция договариваются о строительстве газопровода «Турецкий поток», причем Москва изначально рассчитывала на прокладку четырех веток, а Анкара была согласна только на одну. Подписание межправительственного соглашения затягивается - по официальной версии, потому, что в Турции не сформировано правительство. В начале октября "Газпром" сообщил о сокращении мощности "Турецкого потока" до 32 млрд куб. м в год.

Президент Владимир Путин, «безусловно, уже информирован о таких высказываниях господина Эрдогана, президента Турции», сказал в четверг журналистам пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

Ранее Турция обвинила российских военных летчиков в двух случаях нарушения турецкого воздушного пространства - 3 и 4 октября. Российского посла Андрея Карлова дважды вызывали в турецкий МИД в связи с этим. Москва признала первое нарушение. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал это досадным недоразумением, а Минобороны объяснило ошибку неблагоприятными погодными условиями. 7 октября премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил, что из 57 авиаударов ВВС России по целям в Сирии только два пришлись по объектам "Исламского государства" (запрещенная в России группировка).

Эрдоган уже не первый раз предупреждает о рисках для России. «Наши хорошие отношения с Россией известны. Но если Россия потеряет такого друга, как Турция, с которым она сотрудничает по такому большому количеству вопросов, она потеряет многое и должна знать об этом», - говорил он во вторник. 

Песков на это ответил, что Россия надеется, что ситуация не повлияет на реализацию проекта «Турецкий поток».

«Мы традиционно высоко ценим наши двусторонние отношения с Турецкой Республикой и искренне надеемся, что эти отношения и дальше будут развиваться по восходящей в соответствии с теми планами, которые были намечены президентом Путиным и президентом Эрдоганом», - подчеркнул Песков.

2 октября в Стамбул ездил министр энергетики России Александр Новак. После этого визита он сообщил, что Россия и Турция договорились до 1 ноября, когда в Турции пройдут очередные парламентские выборы, проработать текст межправительственного соглашения для строительства двух ниток газопровода. «Газпром» и турецкая Botas также обсуждают скидку на российский газ, сейчас Botas вправе обратиться в Стокгольмский арбитраж для пересмотра контракта, но пока этого не делает. «Газпром» хочет пописать документы о скидке одновременно с межправительственным соглашением.

Во вторник предправления «Газпрома» Алексей Миллер объявил, что мощность «Турецкого потока» будет вдвое меньше чем планировалось. Вместо четырех ниток мощностью 63 млрд куб. м будут построены только две на 32 млрд куб. м.

Ранее «Газпром» оценивал стоимость четырех ниток в 11,4 млрд евро (без НДС), а строительство первой нитки — в 4,3 млрд евро.

Изначально первую нитку «Турецкого потока» планировалось запустить в декабре 2016 г. Теперь из-за отсутствия межправительственного соглашения сроки сдвигаются, сказал в среду зампред правления «Газпрома» Александр Медведев. На сколько сдвинутся сроки, будет зависеть от того, как скоро удастся подписать соглашение, а это зависит от результатов парламентских выборов в Турции.

Обеим сторонам следует действовать осторожно, чтобы не допустить кризиса, сказал Reuters специалист по России и Кавказу турецкого аналитического центра «Международная организация стратегических исследований» (USAK) Хасан Селим Озертем. По его оценке, ни одна из них не может позволить себе роскошь испортить отношения.

Комментируя ситуацию 7 октября, редактор отдела политики журнала "Восток" Каринэ Геворгян сказала Русской службе BBC, что характер экономических связей между Россией и Турцией таков, что "прервать их трудно даже при большом желании". "Взаимовыгодное сотрудничество - там, где оно уже налажено, - будет продолжаться, невзирая ни на какую риторику", - уверена она.

"Перспективы транзита российского газа в Европу через территорию Турции и наращивания поставок в саму Турцию давно вызывают большие сомнения. В то же время Турция остается вторым после Германии покупателем российского газа, получает его по двум веткам и обойтись без него не может", - считает Геворгян. Разговоры о возможности "перекрыть кому-то кран" или, "щелкнув пальцами", найти новых поставщиков и оставить прежних, она считает несерьезными. Она допускает возможность начала поиска других источников газа для Турции, только если кризис примет затяжной характер. Также эксперт отметила высокий спрос на турецкие курорты у российских туристов и заинтересованность в них турецкой стороны: "Три с лишним миллиона гостей в 2014-м и 1,4 млн за первые семь месяцев 2015 г. - не шутка, никто такой выгодой из-за политики не пожертвует".

Еще Геворгян напомнила, что в турецком обществе усиливается раскол. "Эрдогану с его идеологией неоосманизма противостоят целые четыре разные оппозиционные силы: кемалисты (сторонники светской вестернизированной Турции), радикальные исламисты, курды и левые партии марксистско-троцкистского толка, - объяснила она. - Не думаю, что в этих условиях отношения с Россией станут важным пунктом национальной повестки дня и что Эрдоган на этом сможет что-то выиграть".

Также Геворгян высказала предположение, что нарушение российскими самолетами воздушного пространства Турции могло быть случайным: "Военные эксперты говорят, что в горах на сирийско-турецкой границе находится инфраструктура повстанцев, рельеф местности там сложный, коридор для маневра узкий. Кстати, неизвестно, чьи военные диспетчеры осуществляют контроль и управление полетами. Если сирийцы - то нельзя исключить провокацию с целью поссорить Россию и Турцию".

Российский авиационный эксперт Владимир Карнозов, в свою очередь, рассказал Русской службе ВВС, что "участок границы между Турцией и Сирией, где произошли нарушения воздушного пространства, давно известен повышенной активностью военной авиации", а из сводок Минобороны России следует, что очень часто авиационные удары наносятся по пунктам, расположенным недалеко от границы с Турцией. "По публикуемым видео понятно, что нашими самолетами наносятся удары по базам террористов в горной местности, причем иногда там, где проходит горная дорога. Без нашей поддержки восстановить суверенитет над этими районами сирийцы не могут. Потому что самолеты и вертолеты ВВС Сирии там турками сбивались, а сирийцы не могли адекватно ответить. Чтобы точно сбросить в горах авиабомбу - чем, собственно, и занимаются российские летчики в провинции Идлиб, - надо выполнить очень точный заход на цель, построить маневр с учетом рельефа местности. Это особенно важно, если удар наносится бетонобойной бомбой. А такие, согласно официальным сообщениям Минобороны, широко применяются в Сирии. От летчика ударного самолета требуется зайти на цель с небольшим превышением по высоте, сбросить бомбу и затем сманеврировать так, чтобы не врезаться в гору. Конечно, летчик в первую очередь думает не о том, как бы ему не нарушить госграницу, а просто о том, как выполнить атаку и выйти из зоны. Нарушение границы – это, конечно, плохо. Дипломаты будут выяснять между собой, что да как, но следует помнить, что в Сирии идет война и летчикам приходится действовать соответственно", - объяснил он.

Читать ещё
Preloader more