Политика
Бесплатный
Ольга Чуракова
Статья опубликована в № 3935 от 09.10.2015 под заголовком: Правозащитники не защитили

Госдума расширит основания для применения силы к заключенным

Депутаты одобрили законопроект Минюста, невзирая на возражения правозащитников

Комитет Госдумы по безопасности в четверг рекомендовал принять в первом чтении законопроект правительства, облегчающий применение силы и спецсредств к заключенным. Разработанные Минюстом и внесенные в мае поправки в законы об органах исполнения наказаний и о содержании под стражей расширяют основания для применения силы к заключенным и разрешают применять спецсредства за нарушение правил внутреннего распорядка.

В своем заключении комитет предлагает существенно переработать документ (см. врез). Статс-секретарь Минюста Юрий Любимов, представляя законопроект, отметил, что его поддержали МВД, ФСБ и Минэкономразвития, а в сентябре Минюст обсудил все необходимые поправки с правозащитниками. «Законопроект вызвал большой общественный резонанс и серьезную дискуссию, опасения правозащитников связаны с тем, что мы предоставляем чрезмерные полномочия по применению силы и спецсредств», – рассказал зампред комитета Александр Хинштейн («Единая Россия»). В начале года проект согласовали с правозащитниками, но потом Минюст внес в Думу несогласованную версию, в которой сохранялись беспокоившие общественность положения. «Это или техническая ошибка, или результат сложных отношений Минюста с правозащитниками, или это потому, что ФСИН в структуре Минюста на правах золушки», – говорит Хинштейн, ведь даже сами представители службы были согласны с правозащитниками. По его словам, ко второму чтению поправки надо привести к согласованному ранее виду и разрешения на применение спецсредств за нарушение распорядка в них быть не должно. В остальном Хинштейн считает законопроект адекватным: наделение сотрудников ФСИН правами полицейских позволит и защитить права заключенных, и бороться с бунтами в колониях.

Что хотят поправить

По мнению депутатов, освобождать сотрудника ФСИН от ответственности за причиненный вред можно только в том случае, если он не превысил полномочия. О причинении телесных повреждений надо уведомлять прокурора и следствие.

«Вместо того чтобы заниматься профилактической работой, мы даем им в руки палку», – подчеркнул проголосовавший против поправок единоросс Борис Резник. «Возникает вопрос: если наши правозащитники давали свои заключения на иную редакцию, как могло получиться, что мы одобряем эту?» – возмутился эсер Дмитрий Горовцов. Законопроект был внесен в правительство именно в этой редакции и перед внесением проходил процедуру общественного обсуждения, но ни одного замечания и предложения мы не получили, они были представлены только после внесения, оправдывался представитель Минюста. «То, что мы услышали, ни в какие ворота не лезет. Недопустимые вещи, нас за это будут бить», – подчеркнул Горовцов.

Произошла непонятная замена законопроекта, но депутаты обещают все поправить, надеется уполномоченный по правам человека Элла Памфилова. Почему согласованный с правозащитниками текст исчез при прохождении через правительство – непонятно, но ФСИН такое расширение полномочий не нужно, говорит член Совета по правам человека Андрей Бабушкин: «В несогласованном законопроекте разрешено применение дубинки для пресечения невыполнения приказа сотрудника ФСИН, но выполняться должен только правомерный приказ, а если человеку прикажут раздеться?» И даже в пропавшей согласованной версии много недостатков: например, использование водометов при температуре +10 градусов без учета того, что у человека может быть аллергия на холод, считает Бабушкин. Не согласованный с правозащитниками вариант выглядел как переписанный закон о полиции: авторы даже не задумались, что правонарушение на свободе и правонарушение в тюрьме – разные вещи, говорит председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин. Еще на заседании СПЧ говорилось, что поправки вообще не нужны: тех полномочий, которые сейчас есть у сотрудников ФСИН, им вполне достаточно, отмечает он. «Они не пользуются сейчас даже теми правами, что есть, – администрациям хватает профессионализма и ума решать вопросы другим путем, и ситуаций, когда необходимо применять силу и спецсредства, почти не возникает», – считает Каляпин.