Политика
Бесплатный
Наталья Райбман

Западные СМИ отметили поворот в судьбе Путина в Анталье

Запад понял, что путь к миру в Сирии лежит через Москву, и российский лидер превратился из парии в решателя проблем, пишут они

"Путин превратился из отверженного в политика, принимающего участие в решении проблем на G20", – гласит заголовок Financial Times, "Путин превращается на G20 из парии в полноправного игрока", – гласит заголовок Bloomberg. "Путин вошел с холода: отчаявшиеся мировые лидеры подлизываются к российскому президенту, чтобы он присоединился к борьбе с ИГ", – формулирует Daily Mail. "Путин подразумевает, что изоляция России от Запада завершается", – считает The Wall Street Journal. На саммите в Анталье российский лидер провел внеплановую, пусть и короткую, встречу с президентом США Бараком Обамой. После первой за год встречи с британским премьером Дэвидом Кэмероном обе стороны дали оптимистичный комментарий: Москва увидела признаки желания Лондона наладить отношения, а Лондон выразил надежду на компромисс по Сирии и судьбе Башара Асада.

По завершении саммита российский президент рассказал, что Москва установила в Сирии контакты с некоторыми подразделениями оппозиции, и готова на большее, если Запад перестанет бояться и даст координаты. Также оказалось, что предыдущий саммит "двадцатки" в Австралии он покинул заранее не почему-то, а исключительно, чтобы не ждать три часа очереди на вылет, как требуется по протоколу. Наконец, Москва предложила компромисс по вопросу реструктуризации долга Украины.

В прошлый раз западные СМИ писали о возвращении Путина на международную политическую арену перед Генассамблеей ООН, когда стало известно, что Обама согласился на двустороннюю встречу. Тогда еще не было принято решение о начале российской операции в Сирии, не потерпел крушение А321 на Синае и не было терактов в Париже.

Как считает FT (статья Алекса Баркера, Джорджа Паркера и Кэтрин Хилл), саммит в Анталье показал, что западные лидеры были вынуждены признать, что путь к миру в Сирии неизбежно проходит через Москву. И мало кто из мировых лидеров на ежегодных саммитах испытывал такой поворот судьбы и явно так сильно получал от этого удовольствие, как Путин, который из отщепенца, которого распекают на дипломатическом уровне, превратился в самопровозглашенного решателя проблем, которого Запад не может игнорировать и который ощущает, что у него все карты в руках, а Запад пришел к нему за ответами. FT при этом отмечает, что и Россия, и Запад открыто признают, что отношения остаются напряженными, политики с обеих сторон напоминают о разногласиях и позволяют себе взаимные уколы, и для объединения в борьбе с террором предстоит преодолеть взаимное недоверие.

Кремль долго рассматривал борьбу с террором как самую многообещающую площадку для укрепления связей с Западом, напоминает WSJ (статья Пола Сонна). Газета вспомнила, что Путин первым позвонил Джорджу Бушу-младшему после терактов 11 сентября, и предложения Москвы к сотрудничеству стали основой короткого периода относительно теплых отношений России и США. Сейчас издание напомнило о разногласиях Запада и Москвы об участии Асада в мирном урегулировании и в борьбе с ИГ ("Исламское государство", запрещенная в России группировка). Также WSJ написала о том, что на саммите Путин заявил о готовности договариваться с сирийской оппозицией и не бомбить ее, о том, что ИГ получает финансирование из 40 стран, в том числе участниц G20. Отметила газета и то, что Россия может встать в ряд стран, пострадавших от террористов ИГ, если подтвердится, что А321 потерпел крушение на Синае из-за взрыва бомбы. Выводов WSJ не делает.

В другой статье журналисты WSJ Стивен Фидлер и Джулиан Э. Барнс (перевод по сайту "ИноСМИ") пишут, что Москва может надеяться на сделку, по которой сотрудничество в Сирии приведет к облегчению санкций, но добавляют, что создание коалиции с Москвой по Сирии приведет к укреплению режима Асада, а это может загнать в угол сирийских суннитов, которым останется только один вариант – встать на сторону ИГ.

Журналист La Reppublica Федерико Рампини накануне писал (перевод "ИноСМИ"), что для победы над ИГ необходима договоренность между президентами США и России, наращивание активности антиигиловской коалиции. Также он считает, что в игру Путина и Обамы должны вступить Саудовская Аравия и Турция, которая считает своим врагом не только ИГ, но и курдов, "единственную силу, которая воюет с халифатом на земле".