Политика
Бесплатный
Наталья Райбман|Людмила Климентьева

Ходорковский назвал адекватных представителей российской элиты

Бывший руководитель ЮКОСа рассказал, как и зачем он начал искать кандидатов на смену нынешним лидерам

Бывший руководитель ЮКОСа Михаил Ходорковский считает, что главной причиной обвинения его по делу об убийстве мэра Нефтеюганса Владимира Петухова стал выигранный бывшими акционерами ЮКОСа иск к Российской Федерации. "Я нисколько не сомневаюсь, что, когда принималось решение о том, чтобы начать эту новую эпопею, главной мотивацией был именно иск. То есть пытались оказать давление на акционеров, чтобы минимизировать их активность в части истребования средств", – сказал он в интервью РБК. Ему известно, что "в течение этого времени шли многочисленные обыски, допросы людей, связанных с ЮКОСом" и "опять это все возобновилось". "Знаю, какие вопросы задавались, знаю, по заказу каких юридических консультантов нашего правительства это делалось", – добавил он и отметил, что на основании консультаций этих людей "массово нарушаются права человека в России".

Он отказался оценивать возможность мирового соглашения между группой GML (ранее – Group Menatep Limited, основной владелец ЮКОСа), которая выиграла иск к России на $50 млрд, и государством. В интервью РБК он заявил, что его лично в этом вопросе волнует только "проблема заложника" (он упоминал остающегося в колонии начальника службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, осужденного пожизненно, и заявил о готовности сделать все для его освобождения).

Ходорковский напомнил, что не является акционером ЮКОСа с 2004 г. и не знает, на какие условия в тяжбе с Россией готовы пойти нынешние акционеры. "Я ни выгодоприобретателем не являюсь, ни стороной в этом деле. Я у них ничего не спрашиваю, потому что не хочу знать лишнего – для того чтобы не стать дополнительным пунктом сомнений в вопросе, кто, о чем и с кем договаривается", – сказал он.

Комментируя безденежное мировое соглашение с "Роснефтью", которое бывшие акционеры ЮКОСа подписали в конце марта 2015 г., "отказавшись от взаимных претензий и зафиксировав статус-кво", он предположил, что его коллеги хорошо взвесили это решение, если оно было принято. "Я нисколько не сомневаюсь, что [глава «Роснефти» Игорь] Сечин в таком вопросе запрашивал согласие Кремля. Потому что он прекрасно понимал, что часть этих денег пойдет к тем людям, которые точно друзьями нынешней власти не являются. Ну, видимо, альтернатива казалась ему и его руководителю более неприятной", – добавил он.

Обвинения в убийстве со своей общественной активностью Ходорковский не связывает. «Почему сейчас – просто дали пинка исполнителям», – заявил он. По его словам, «команда» к выдвижению против него новых обвинений «была дана в начале лета». Для этого сформировали группу, координируемую ФСБ, куда «были вовлечены чуть ли не все ведомства». Процесс, по словам Ходорковского, шел «впопыхах», даже документы неправильно составили: «Сначала прислали документ о вызове на допрос в качестве обвиняемого, потом вспомнили – и прислали документ о вызове для предъявления обвинения».

Гарантировать безопасность активистов проекта «Открытая Россия», «людям, занимающимся оппозиционной общественной деятельностью в России», Ходорковский, по его словам, не может. Что касается «дела экспертов», то с точки зрения действующего закона Ходорковский его перспектив не видит, «но кто сойдет с ума завтра, какой закон или какая практика будет завтра, ни я, ни вы, думаю, ни сам Путин предсказать не можем». За собственного отца он беспокоится, но отмечает, что, несмотря на возраст ("ему уже за 80"), он "человек очень жесткий и очень самостоятельный" и "решения в отношении своего местопребывания и в отношении своей судьбы он принимает сам". Ходорковский признал, что размышляет о том, чтобы попросить политическое убежище, например в Великобритании, но «на сегодняшний день не готов этот вопрос сделать общественным достоянием».

Назвать представителей нынешней "элиты" – чиновников или бизнесменов, с которыми Ходорковский сейчас "непосредственно взаимодействует", он отказался, чтобы не создавать им дополнительные проблемы. По его оценке, есть в России "вполне нормальные, адекватные люди, которые при иной ситуации прекрасно бы работали в конкурентном, открытом, демократическом обществе". Для примера он назвал бывшего министра финансов Алексея Кудрина, руководителя Сбербанка Германа Грефа и председателя ЦБ Эльвиру Набиуллину, но отметил, что это для него "не такие уж близкие люди", которые к нему "в разное время по-разному" относились. "Это, в общем, люди, с которыми мы бы прекрасно работали, они вполне конкурентоспособны", – отметил бывший руководитель ЮКОСа. В качестве обратного примера он привел людей, которые используют "весь свой политический ресурс, чтобы ухватить последнее". Он назвал Ротенбергов и участие Игоря Ротенберга в схеме по взиманию дорожных сборов с дальнобойщиков через систему "Платон". "Вот уж, казалось бы, куда вам эти копейки на общем фоне ваших доходов. Но нет, не могут отказаться", – отметил он.

Кудрина Ходорковский назвал "замечательным казначеем" и "прекрасным бюджетником", который может провести реформы в экономике. Для реформ ему нужна "очень серьезная политическая поддержка", которую нынешняя власть обеспечить не готова. "Все политические реформы упрутся в риск для нынешней власти. Это вызывает холодный пот у нынешнего руководства страны, так что, к сожалению, желание и возможности господина Кудрина реализованы не будут", – считает Ходорковский. По его словам, экономисты "когорты Егора Гайдара" все эти годы остаются при власти в той или иной степени и "помогают этой власти удержать экономическую ситуацию". "Это те люди, которые умеют, что называется, экономить, – добавил он. – Чем больше сэкономили, тем больше можно разграбить. Это, в общем, та задача, с которой остатки экономической команды Гайдара справляются". Когда же потребуется "всерьез" развивать экономику России и выходить из изоляции, "потребуются еще и другие люди, способные к визионерству, к тому, чтобы увидеть место страны не сегодня, а послезавтра – и двигаться туда", считает он.

Единственным способом подготовить людей, которые придут на смену нынешней власти, по его мнению, можно, помогая им участвовать в выборах и получать политический опыт. "И ровно на эту задачу сориентирован наш проект «Открытые выборы», – сказал он. Поэтому на ближайших думских выборах "Открытая Россия" не будет помогать финансово избирательной кампании "Парнаса", а будет искать новых политиков – молодых людей и не маргиналов – и сейчас уже проводит "для самих себя кастинг". "Мы ищем людей, которые бы разделяли наши убеждения. И которые имели бы поддержку в своих регионах, на своих избирательных участках" и "показали себя как альтернативу", объяснил он.

Выбор редактора