Статья опубликована в № 4092 от 09.06.2016 под заголовком: Праймериз как повод

Праймериз «Единой России» «раскачали лодку» в некоторых регионах

Не помогло даже вмешательство федерального центра

Эксперты фонда «Петербургская политика» по итогам мая подготовили новый рейтинг социально-политической устойчивости регионов, где одним из главных факторов стали прошедшие праймериз «Единой России». Ревизия состоявшихся праймериз, ожидание досрочных губернаторских выборов и отставок также повлияли на майский рейтинг.

Формально внутрипартийное мероприятие стало индикатором мобилизованности региональных элит к сентябрьским выборам в Госдуму, говорится в майском выпуске исследования. Они затмили собой две глобальные темы: некоторое снижение рейтингов власти и повышение экономической стабильности, говорит глава «Петербургской политики» Михаил Виноградов. Эксперты фонда в целом оценили прошедшие праймериз как относительно спокойные – по референдумному сценарию в 65,9% регионов. Среди лидеров – Тюменская, Кемеровская области, Татарстан и Чукотка.

Пришли и попросились

Некоторые из проигравших на праймериз единороссов уже пришли и попросились баллотироваться от «Справедливой России», сказал лидер партии Сергей Миронов, отказавшись назвать фамилии.

Но в некоторых случаях праймериз стали катализатором тлевших местных конфликтов, что сказалось и на позиции регионов в рейтинге. Яркие примеры – Бурятия и Челябинская область, где конфликты так обострились, что даже административное вмешательство федерального центра не позволило до конца решить проблему, а лишь усугубило конфликт или вызвало публичную критику. Формально добровольный самоотвод Михаила Слипенчука (Бурятия) и Михаила Юревича (Челябинская обл.) не смог купировать внутриэлитный конфликт – оба кандидата заявили о возможном самостоятельном выдвижении в Госдуму, причем от оппозиционных партий. Челябинская область сохранила позицию в подвале рейтинга в группе со слабой устойчивостью, а Бурятия в той же группе потеряла 0,1 пункта.

К той же группе эксперты отнесли Алтай, Волгоградскую, Воронежскую, Мурманскую и другие области.

Еще один сценарий, который выделяют эксперты, – регионы, где пришлось купировать скандальные ситуации на праймериз решительным вмешательством и заменой кандидатов. Речь, в частности, о Нижегородской области, где по рекомендации федерального оргкомитета самоотвод взял депутат Госдумы Александр Хинштейн.

Третий сценарий – внутриэлитные конфликты урегулировать не удалось, но они не вышли в публичную сферу во время праймериз: Карелия, Магаданская, Новосибирская, Омская, Тверская области.

Четвертый сценарий – праймериз дали неожиданные результаты: Коми, Красноярский и Пермский край, Архангельская, Астраханская области и др.

В то же время уже прошедшие праймериз вызвали в некоторых регионах ревизию результатов, ярким примером чего стал арест в начале июня победившего на праймериз и конфликтовавшего с руководством региона мэра Владивостока Игоря Пушкарева. Он победил, но политического усиления ему это не дало, а стало прологом к политической катастрофе, отмечает Виноградов.

Так же негативно сказался на рейтинге и сценарий Владимирской области, где арестован один из главных оппозиционных кандидатов – лидер местной «Гражданской платформы» Александр Филиппов. Этот арест накануне выборов – удар по их легитимности, что отчасти девальвирует усилия, которые предпринимались при помощи праймериз, говорит эксперт. Праймериз стали главным событием с точки зрения влияния на региональную политическую жизнь в мае, особенно с учетом возвращения выборов по одномандатным округам, говорит политолог Леонид Давыдов. Они стали «предварительным разговором» о будущей конфигурации власти для регионалов, которых долго не было в этой игре. Второе – в полной мере подтвердилась тенденция: силовики принимают в кампании и глобально в жизни регионов активное участие, о чем свидетельствуют резонансные события во Владивостоке и в некоторых других регионах. С другой стороны, результаты голосования в сентябре покажут, насколько региональные элиты оказались устойчивыми к сильному влиянию из центра, заключает Давыдов.

Выбор редактора