Политика
Бесплатный
Ольга Чуракова

Госдума смягчила антитеррористический пакет Яровой

Принципиальные поправки в важнейший документ были внесены за неделю до его одобрения

В пятницу, 24 июня, Госдума приняла сразу во втором и третьем окончательном чтении антитеррористический пакет законопроектов председателя комитета по безопасности Ирины Яровой и председателя комитета Совета Федерации по обороне Виктора Озерова (оба - «Единая Россия»). Планировалось, что Госдума примет инициативу окончательно 22 июня, но в этот день по просьбе комитета проект перенесли на пятницу, объяснив это необходимостью доработки. В последний день работы шестого созыва некоторые нормы законопроекта были смягчены прямо перед началом пленарного заседания.

Как все начиналось

Депутаты и сенаторы принялись писать законопроект год назад, после совместного заседания двух палат парламента, на котором было принято антитеррористическое заявление. Всего «антитеррористический пакет», внесенный в начале апреля, вводит поправки в десяток законов. В первом чтении изменениями вводились новые составы преступлений – «международный терроризм», «несообщение о преступлении террористической направленности» и «содействие экстремистской деятельности». С 10 до 15 лет увеличивался максимальный срок наказания за финансирование терроризма, появлялась ответственность в виде лишения свободы на срок от 15 до 20 лет за пособничество в захвате заложников и организации незаконного вооруженного формирования.

Поправки также обязывали провайдеров хранить информацию о коммуникации граждан, хранить звонки и переписку – резко против этих поправок выступила отрасль, Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) писала просьбы об отмене нормы правительству, Совету Федерации и Министерству связи.

Депутаты хотели ввести в качестве наказания возможность лишать осужденных террористов со вторым гражданством российского гражданства, еще одно нововведение первого чтения - отказ на пять лет в праве на выезд человеку с официальным предостережением о недопустимости действий, создающих условия для терроризма. Против этих поправок выступили юристы и правозащитники, замечания к законопроекту были у правового управления Госдумы и Верховного суда, который раскритиковал ужесточение наказаний за преступления экстремистской направленности. Против пакета поправок также выступил Совет по правам человека, а в отзыве правительства к первому чтению была лишь просьба сократить срок хранения переписки граждан. Цель проекта – не усиление ответственности, а профилактика, подчеркивал перед первым чтением сенатор Озеров. Однако уже ко второму чтению в законопроекте появился ряд ужесточающих поправок, внесенных Яровой и им самим.

Второе чтение

Ко второму чтению, которое состоялась в понедельник, из проекта исчезли запрет на выезд из страны за предупреждение по преступлениям террористической и экстремистской направленности. Были изменены положения о лишении гражданства -- вместо смягчения этой нормы депутаты распространили наказание на тех, кто без согласования служит в армии или правоохранительных органах других стран, а также работает в международных структурах без участия России.

В профильном комитете по конституционному законодательству, занимающемся вопросами гражданства, норму увидели только после того, как поправки были утверждены в комитете Яровой. «О том, что это не соответствует нормам Конституции, никто в комитете по безопасности почему-то не подумал», - возмущается один из сотрудников аппарата, знакомый с ситуацией. Кроме того, ко второму чтению в проекте появилась статья, регулирующая миссионерскую деятельность, - ее ужесточение давно лоббируется, объяснял один из чиновников Госдумы. Поправки, регулирующие деятельность миссионеров, ограничивали публичное богослужение, распространение религиозной литературы, сбор пожертвований, запрещали миссионерство в жилых помещениях.

В комитете по делам религиозных организаций также ничего не знали об этих нововведениях, его председатель Ярослав Нилов заверял «Ведомости», что религиозные организации, как и комитет, никто не спрашивал и они выступят против поправок. В результате поправки раскритиковали Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений, Московская патриархия, Совет муфтиев и многие другие. Многие нормы законопроекта предлагал смягчить депутат Дмитрий Гудков, однако, по его словам, его даже не пригласили на комитет для обсуждения его поправок, отклонив все предложения. Поправки Алексея Диденко (ЛДПР) об исключении из законопроекта ужесточения наказаний по «экстремистским статьям» УК (ст. 282) также были отклонены.

Что осталось от закона

Второе и третье чтение должно было состояться 22 июня, но в день заседания депутаты убрали его из повестки и перенесли на пятницу, объяснив, что планируют доработать нормы. В результате поправки к резонансному законопроекту перед последним заседанием Госдумы шестого созыва писались до утра пятницы, а депутатам их раздали прямо перед заседанием. На то, что к работе не подключают профильные комитеты, жаловались и депутаты, и фракции – депутаты от КПРФ на заседании Думы в четверг подняли вопрос о том, что не успевают увидеть поправки, однако им было обещано разместить их в думской базе законопроектов в ближайшее время.

По словам собеседника в комитете по уголовному законодательству, правительство вновь потребовало снизить сроки для хранения данных и направило новый отзыв, однако в думской базе его так и не опубликовали. «Свои отзывы в комитет на этот проект направляли многие ведомства, но они были неофициальными: такая форма позволяла избежать конфликта и заранее снимала с них ответственность – формально они предупреждали депутатов», - говорит паралментарий. Работа над поправками велась узким кругом: не приглашали почти никого, так как знали, что их не получится переубедить, слишком многие были возмущены проектом, добавляет собеседник.

Предложения по хранению данных, как и многое другое, исходили от силовых структур, а сам проект писался при участии Совета безопасности, объясняет собеседник, близкий к руководству Госдумы. В первом чтении их еще невозможно было поправить, а во втором оказалось, что нововведений слишком много и не на все обратили внимание, добавляет он. В результате свои замечания высказали все кто мог, отмечает собеседник.

К пятнице были убраны наказания, связанные с запретом на выезд и лишением гражданства, скорректирована статья о миссионерской деятельности – теперь ее сможет от имени религиозной организации вести руководитель, член коллегиального органа и священнослужитель такой организации. Владельцам мессенджеров и соцсетей придется хранить сведения о передаче информации и данные о пользователях в течение года, а не трех лет, как изначально предлагали депутаты. Сам трафик операторам придется хранить полгода. Это результат переговоров с отраслью: были учтены и ее предложения, и предложения правоохранительных органов, чтобы никто не предъявлял, что безопасность осуществляется за его счет, объяснил зампред Госдумы единоросс Сергей Железняк. За законопроект проголосовали 287 депутатов – единороссы и эсеры, воздержался один депутат, а еще 147 (коммунисты и ЛДПР) сочли его антиконституционным и проголосовали против.

Послабления по миссионерам непринципиальны, во-первых, они открывают бесконечные просторы для интерпретации и помогают только тем, что расширяют количество возможных проповедников, но не отменяют других норм, говорит директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. Отмена запрета на выезд и лишения гражданства – хорошо, но осталось ужесточение сроков по преступлениям экстремистской направленности и чистое зло - статья о недонесении: за него будут наказывать тех, кто не сообщил в органы о людях, которые готовят, совершают или совершили преступление, список которых приводится в тексте статьи, объясняет эксперт. «Непонятно, что хотят от граждан, – как он должен достоверно знать, если на его глазах готовят бомбу, что это - теракт или самоподрыв? То же самое в случае с пропагандой терроризма и госпереворота – как можно достоверно понять, пропагандирует человек или нет, здесь масса вариантов для спекуляций», - предупреждает эксперт. Осталось снижение возраста ответственности по террористическим преступлениям до 14 лет, осталась норма о хранении данных для провайдеров, что для отрасли очень огромные деньги, отмечает правозащитник. Часть норм смягчили, потому что было больше шума, чем обычно, но какие-то вещи наверняка закладывались с запасом, чтобы уступить их. К тому же все ведь писалось второпях и ответственные люди из администрации президента могли заметить многое в последний момент, предполагает Верховский.

Читать ещё
Preloader more