Статья опубликована в № 4221 от 09.12.2016 под заголовком: Временное затишье

Напряженность в регионах в первом полугодии снизилась

Но по итогам года она снова пойдет вверх, полагают эксперты Комитета гражданских инициатив

К концу первого полугодия 2016 г. нестабильности в регионах стало меньше, чем в конце 2015 г., говорится в докладе Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина «Социально-экономическое неблагополучие и политическая напряженность в регионах России». Самыми нестабильными регионами, где присутствуют все три параметра напряженности, учитываемые экспертами (внутриполитическая ситуация, социально-экономические риски и протестная активность), оказались Саратовская и Челябинская области. По два параметра риска зафиксированы в Алтайском и Краснодарском краях, Пензенской, Самарской, Ярославской, Ульяновской областях и Москве. Год назад Москва была среди регионов, где совпали все три фактора риска. Среди лидеров по административной неустойчивости (нестабильность политического управления и кадрового состава руководства) оказались Коми, Забайкалье, Архангельская, Иркутская области, Еврейская автономная область и Севастополь.

Некоторое улучшение ситуации эксперты связывают с ростом промпроизводства и снижением протестной активности. Кроме того, в рейтинге не учитывалось ухудшение «политического дизайна» по итогам выборов в Госдуму, снизивших уровень политической конкуренции. Так что улучшение – это не разрешение проблем, а отсрочка обострения, которое проявится в следующем мониторинге, предупреждают эксперты.

«Результаты исследования – сигнал Москве и региональным властям принимать превентивные меры, а не ждать, когда сочетание этих факторов приведет к негативным последствиям», – говорит соавтор исследования Николай Петров. По его словам, хороший политический дизайн – тот, который позволяет согласовывать интересы региональных элит и канализировать настроения граждан в политическое развитие: «То есть когда люди могут выразить негативное настроение не через политические акции, а меняя депутата или губернатора на выборах». В Коми не было конфликтов, но были плохие институты, добавляет другой соавтор – Александр Кынев: «Как только административно власть была демонтирована, система моментально перестала функционировать».

Директор по исследованиям ИСЭПИ Александр Пожалов поддерживает вывод о спаде протестной активности в первом полугодии: «Партии на период парламентской кампании отказались от тактики уличных протестов, активно применявшейся в 2015 г., а региональные власти попытались отсрочить непопулярные решения». Согласен он и с оценкой ситуации в Челябинской области, где было серьезное давление на власть и внутриэлитное размежевание при выдвижении кандидатов в Госдуму. В Саратовской же области напряженность была, но думская кампания способствовала стабилизации, считает эксперт: «Ситуация в Карелии была тяжелее, чем в Саратовской области. В следующем же полугодии и Челябинская, и Саратовская области выпадут из этого списка, но туда войдут, скорее всего, Московская и Астраханская области, где из-за выборов были отложены непопулярные решения».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать