Политика
Бесплатный
Михаил Оверченко

Спецслужбы США не сомневаются, что Россия вмешивалась в выборы

Экс-директор ФБР Джеймс Коми обсудил с сенаторами «российский след», ложь Трампа, его просьбу «разогнать тучи» над Белым домом и «оппортуниста» Путина

Бывший директор ФБР Джеймс Коми, приглашенный на слушания в комитет по разведке сената, заявил: ни у него, ни у всего разведывательного сообщества США нет никаких сомнений в том, что Россия вмешивалась в ход президентских выборов в 2016 г. Вмешательство с целью повлиять на ситуацию в США, по его словам, носит долгосрочный характер. Коми рассказал, что узнал о «кибервмешательстве России» в конце лета 2015 г., речь шла о фишинговой атаке на «сотни, возможно, тысячи» субъектов, связанных с выборами в США. По его словам, злоумышленникам удалось похитить информацию.

Представители России неоднократно отрицали вмешательство в ход президентских выборов в США. Однако бывший директор ЦРУ Джон Бреннан на слушаниях в комитете по разведке палаты представителей 23 мая также заявил: «Всем должно быть ясно, что Россия нагло вмешалась в процесс президентских выборов в 2016 г. и что она предпринимала эти действия несмотря на наш решительный протест и четко выраженное предупреждение этого не делать». 4 августа прошлого года Бреннан, по его словам, даже предупредил руководителя ФСБ Александра Бортникова: «Если Россия продолжит следовать этим путем, это подорвет любые перспективы скорого улучшения отношений между Вашингтоном и Москвой и конструктивного взаимодействия даже в вопросах, представляющих взаимный интерес».

На слушаниях в сенате председатель комитета по разведке задал Коми несколько вопросов, есть ли у него сомнения, что Россия, российское правительство вмешивались в выборы, в частности, что именно по указанию российских властей были взломаны серверы национального комитета демократической партии. На все вопросы Коми ответил, что у него нет таких сомнений. «Русские вмешались в наши выборы целенаправленно, квалифицированно, на высоком техническом уровне», – заявил он.

При этом Коми считает, что вмешательство России не повлияло собственно на подсчет голосов. По его словам, он не обладает информацией, что оно привело к фальсификации бюллетеней.

«Россия пыталась повлиять на то, как мы думаем, как голосуем, как действуем», - добавил Коми. Ее вмешательство он назвал «серьезным делом», поскольку американцы могут яростно спорить друг с другом по самым разным вопросам, но вне зависимости от своих политических предпочтений они хотят, чтобы никто со стороны не вмешивался в то, как работает их демократическая система. Россия продолжит вмешиваться во внутренние дела США, уверен Коми, вне зависимости от того, кто находится у власти.

«Путин не республиканец», – пошутил один из членов комитета. «И не демократ», – добавил Коми. «Он оппортунист», – сказал сенатор.

Значительная часть слушаний была посвящена обсуждению того, пытался ли президент Дональд Трамп повлиять на Коми и ФБР с целью прекратить расследование «российского следа». Накануне Коми опубликовал свое заявление для комитета, в котором сообщил, что за четыре месяца общался с Трампом девять раз – трижды один на один и шесть раз по телефону. Между тем, с Бараком Обамой и Джорджем Бушем-младшим он встречался не более двух раз. После первой же встречи с Трампом 6 января Коми стал делать записи о них. На вопрос почему, он ответил: «Из-за комбинации факторов – обстоятельств, темы встреч и конкретной личности». По словам Коми, он решил, что Трамп впоследствии может публично лгать о том, о чем были эти встречи, поэтому решил подробно записывать, что же на них происходило и говорилось.

Он также заявил, что Трамп и Белый дом распространяли ложь о нем и ФБР, «меняя» свои объяснения о причинах его увольнения 9 мая. Во время личных встреч Трамп, по словам Коми, неоднократно говорил ему, что тот отлично работает, и высказывал надежду, что директор бюро продолжит выполнять свои обязанности. За неделю до увольнения Коми попросил министерство юстиции выделить дополнительные средства на расследование предполагаемого вмешательства России в ход президентских выборов, сообщала The Wall Street Journal.

После увольнения Трамп публично назвал Коми выпендрежником. Он и его советники также называли работу Коми в ФБР деструктивной. «Администрация решила оклеветать меня и, что важнее, ФБР, заявляя, что в организации все пришло в беспорядок. Это ложь, обычная, простая ложь», – сказал Коми на слушаниях.

На одной из встреч в феврале, где присутствовали также генеральный прокурор Джефф Сешнс и зять и советник президента Джаред Кушнер, Трамп затем попросил всех удалиться. Оставшись с Коми один на один, он настойчиво просил прекратить расследование в отношении Флинна, который был уволен днем ранее, когда выяснилось, что он солгал не только публично, но и вице-президенту Майку Пенсу: Флинн заявлял, что не вел переговоров с российским послом в США Сергеем Кисляком.

Коми на слушаниях заявил, что эта ситуация – и то, что президент удалил из Овального кабинета генпрокурора, и то, что он настаивал на прекращении расследования в отношении Флинна, – вызвала у него сильное беспокойство. Он счел это вмешательством в деятельность ФБР, а слова Трампа – указанием на то, как действовать. После этого Коми попросил Сешнса «исключить в будущем непосредственное общение между президентом и мной», а также объяснить тому, как администрация должна взаимодействовать с независимыми в своей работе бюро.

Коми не видит ничего плохого или странного в общении людей из предвыборного штаба кого-либо из кандидатов с представителями других стран. Однако тот факт, что Флинн скрывал факт общения в разговоре и с вице-президентом, и со следователями, а также сокрытие им при прохождении проверки в Пентагоне фактов получения денег от организаций, связанных с правительствами зарубежных стран (России и Турции), может служить основанием для уголовного преследования.

Помочь спецпрокурору

Когда Трамп и Белый дом стали публично лгать о причинах отставки Коми, он попросил «друга из Колумбийской школы права» передать журналистам записи о встречах с президентом. Так, по словам Коми, он пытался способствовать скорейшему назначению специального прокурора для проведения «российского расследования». Информацию о записях Коми опубликовала The New York Times.

Трамп, однако, как можно понять из выступления Коми на слушаниях, не пытался остановить расследование о вмешательстве России в выборы в целом. Коми сказал, что оно и дело Флинна – связанные, но разные расследования. Сенаторы подробно спрашивали Коми о том, интересовался ли Трамп вмешательством России в ход выборов и во внутренние дела США, спрашивал ли, как не допустить подобного в будущем. Нет, не интересовался и не спрашивал, ответил Коми.

Президента очень волновало и раздражало то, что Коми и ФБР не хотели публично заявить, что сам Трамп не находится под расследованием. 30 марта Трамп позвонил Коми и пожаловался, сравнив расследование дела о «российском следе» с тучей, которая висит над Белым домом и «мешает ему действовать от лица страны». «Что мы можем сделать, чтобы разогнать эти тучи?» – спросил Трамп. Коми ответил, что ФБР работает так быстро, как только возможно.

Трамп также настаивал на том, чтобы «обнародовать факт», что в отношении лично президента расследование не ведется. По словам Коми, он не хотел делать такого заявления, потому что в случае изменения процессуального статуса президента ФБР пришлось бы делать корректирующее заявление.