Статья опубликована в № 4459 от 28.11.2017 под заголовком: Другая правда

Сечина можно не ждать на суде над Улюкаевым

Показания руководителя «Роснефти», скорее всего, огласят в его отсутствие
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В понедельник бывший министр экономразвития Алексей Улюкаев, обвиняемый в получении взятки в $2 млн, дал показания в Замоскворецком суде. Он назвал «заведомо ложным оговором» заявление главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина о том, что министр вымогал у него деньги, угрожая дать отрицательное заключение, не позволяющее «Роснефти» купить «Башнефть». По словам Улюкаева, такие действия выходили бы за пределы компетенции Минэкономразвития, к тому же «провокацию взятки» Сечин устроил через месяц после завершения сделки. Экс-министр по-прежнему считает, что участие «Роснефти» в приватизации «Башнефти» было нецелесообразно: перехода акций из одной формы собственности в другую не происходит, а это и есть задача приватизации. Улюкаев поделился этим мнением с журналистами в ходе саммита АСЕАН в Лаосе. Но когда речь шла о позиции ведомства, «самодеятельность» – т. е. позиция, не вытекающая из требований закона, – была неуместна, объяснил Улюкаев. Поэтому в подписанном им докладе говорилось об отсутствии препятствий для участия «Роснефти» в сделке. Впрочем, абзацы о синергетическом эффекте, который эта сделка даст с учетом последующей приватизации пакета «Роснефти», Улюкаев вычеркнул. Он по-прежнему не уверен в бюджетной эффективности сделки: «После моего ареста цена продажи пакета акций «Роснефти» была уменьшена на 18 млрд руб. и синергетический эффект куда-то растворился».

10 млрд евро против $2 млн

Первая директива предписывала «Роснефтегазу» продать 19,5% в «Роснефти» за 710,8 млрд руб. О сделке с Катарским инвестфондом и трейдером Glencore Сечин доложил Владимиру Путину в начале декабря. Сумма сделки составила 692,4 млрд руб. (10,2 млрд евро), еще 18,4 млрд руб. «Роснефтегаз» выплатил правительству из своих средств в виде специального дивиденда. Позже стало известно о существовании еще одной директивы, предписывавшей продать долю в «Роснефти» за 692,4 млрд руб.

Улюкаев рассказал, что сам инициировал разговор с Сечиным по поводу приватизации 19,5% «Роснефти» 15 октября на саммите БРИКС на Гоа. В вестибюле отеля министр заметил играющих в бильярд президента ВТБ Андрея Костина и Сечина. Сечин был в прекрасном настроении, сказал, что они хорошо поработали над приватизацией «Башнефти», и пообещал угостить таким вином, которого Улюкаев никогда не пробовал, вспоминал экс-министр. Он, в свою очередь, выразил беспокойство по поводу приватизации 19,5% акций «Роснефти» – президент заявил, что деньги от сделки должны поступить в бюджет до конца года. Они с Сечиным договорились встретиться в Москве и обсудить детали.

По возвращении Улюкаев Сечина две недели не видел и не слышал, а потом узнал о пропущенном звонке от главы «Роснефти». Улюкаев перезвонил – Сечин настойчиво звал к себе. Время было очень неудобное, но руководитель «Роснефти» настаивал, вспоминает экс-министр. Сечин встретил его во дворе, отвел в сторону, вручил сумку с ключом и скороговоркой проговорил текст про «поручение» – этот термин министр однозначно воспринял как исполнение поручения президента о приватизации «Роснефти»: по его словам, во власти это слово упоминается только в отношении поручений главы государства. Улюкаев не сомневался, что в сумке находится то самое вино, которого он «в жизни не пробовал». Судья поинтересовалась весом сумки. «Килограммов 15, наверное», – прикинул Улюкаев. Он не удивился подарку: Сечин раньше уже приезжал к нему в министерство с презентами – дарил часы, макет нефтяной вышки, присылал спиртное. Интересоваться содержимым сумки было бы неделикатно, объяснил Улюкаев. Кроме того, Сечин действовал быстро, было холодно, а сумка была закрыта на ключ. Но Улюкаев ни разу не поблагодарил Сечина за вино, заметил прокурор: «Вы считаете, что это деликатно?» «Не знаю, холодно было, и Сечин торопил», – ответил бывший министр. Он рассказал, что поставил сумку в машину и они вошли в офис. Но чай пили не в кабинете Сечина, а в тесной комнатушке – это было странно, встреча была быстро свернута. А на выезде с территории «Роснефти» машину блокировали сотрудники ФСБ.

Сечин не придет

На этом защита закончила представление доказательств. Прокуроры попросили дать им время, чтобы предоставить дополнительные доказательства: обвинение планирует допросить экспертов, проводивших психолого-лингвистическую экспертизу. Сечина, который в понедельник снова не явился в суд, больше туда не вызывали. Он передал через адвоката, что ему нечего добавить к уже данным показаниям и он не возражает против их оглашения. Однако ни обвинение, ни защита о таком оглашении ходатайствовать не стали.

Без показаний Сечина в деле не обойтись, суд обязан их исследовать, уверен адвокат Владимир Жеребенков: «Нет взяткодателя – нет и взяткополучателя, дело можно возвращать прокурору в связи с неполнотой следствия». Но время для этого еще есть; скорее всего, прокурор заявит ходатайство об оглашении показаний Сечина, представляя дополнительные доказательства, рассуждает Жеребенков: скажет, что тянули до последнего, так как предпринимали все возможное, дабы обеспечить его явку в суд. Впоследствии это будет хорошим аргументом в ЕСПЧ, добавляет адвокат.

Как ранее сообщила русская служба Би-би-си, в ее распоряжении оказались копии протоколов допроса Сечина: тот показал, что во время встречи на Гоа министр потребовал отблагодарить его за положительное решение по приватизации «Башнефти» и жестом в виде двух пальцев показал размер вознаграждения. Сечин также утверждал, что впоследствии Улюкаев сам звонил ему и настоял на срочной встрече. Адвокат Улюкаева Лариса Каштанова отказалась подтвердить или опровергнуть эти данные.

Андрей ПРФ
07:21 28.11.2017
"Заведомо ложный донос", ст.306 УК. Именно по этой статье подозреваемый в серьезном уголовном преступлении, наказание за которое предусматривает до 6 лет лишения свободы, должен бы загреметь ближайший друг и соратник известного персонажа "настоящий Игорь Иваныч" (в отличии от "ненастоящего" - И.И.Шувалова). И это абсолютно логично. Через месяц после закрытия сделки неумно ссылаться на какое-то "вымогательство взятки", тем более что от заключения, написанного обвиненным в вымогательстве экс-министром, абсолютно ничего не зависело - есть четкое поручение президента РФ. И пресс-секретарь Сечина Леонтьев прав - Улюкаев не мог вымогать взятку у Сечина, ибо "абсолютно не за что; он же ничего не сделал!" Вот так бывшие великие соратники царей становятся банальными уголовниками. А всего-то и нужно было 4 раза не явиться в суд для дачи показаний, очной ставки и перекрестного допроса, право на который даже такая мелкая сошка (по сравнению с самим Сечиным), как бывший федеральный министр экономики, все ж таки имеет.
30
Комментировать
Читать ещё
Preloader more