Статья опубликована в № 4517 от 28.02.2018 под заголовком: Сильвио Берлускони: В кабинке для голосования Бог видит тебя, а Сталин – нет

Чем чревато для Италии, ЕС и России возвращение Берлускони в большую политику

Сильвио Берлускони может вернуться в большую политику после парламентских выборов в Италии 4 марта
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Бывший премьер-министр Сильвио Берлускони решил позиционировать себя как старейшину политического клана – проевропейца, альтернативного популистам из Движения пяти звезд. Берлускони в прошлом месяце поделился воспоминаниями о своей первой избирательной кампании. В свете софитов 81-летний политик выглядел безупречно: темные волосы идеально окрашены, зубы сверкают белизной.

В 1948 г. 12-летний Сильвио расклеивал плакаты правоцентристской Христианско-демократической партии – она тогда противостояла коммунистам и одержала победу. Один из плакатов запомнился ему навсегда. «В нем говорилось: «В кабинке для голосования Бог видит тебя, а Сталин – нет», – сообщил Берлускони и, сделав эффектную паузу, заключил: – Это было по-настоящему красиво». Телеведущий Массимо Джилетти засмеялся, аудитория разразилась восторженными аплодисментами. Надо сказать, что это была вовсе не одна из тех телекомпаний, которыми владеет Берлускони (Берлускони выступал в программе итальянского телеканала Corriere TV. – «Ведомости»).

4 марта в Италии пройдут всеобщие выборы. Для Европы, которая вступила в эпоху возрождения популизма, они станут очередным серьезным испытанием. Благодаря выборам медиамагнат и бывший премьер-министр оказался именно там, где ему нравится находиться, – в самом центре политических дебатов.

Из-за скандала и плохого здоровья политическая карьера Берлускони пару лет назад зачахла, если не сказать почила в бозе. Но дело приняло неожиданный оборот: его правоцентристская коалиция лидирует в опросах общественного мнения с 36% (данные на 16 февраля, после этой даты публикация прогнозов запрещена. – «Ведомости»). Антииндустриальные евроскептики – Движение пяти звезд и левоцентристская группировка во главе с бывшим (2014–2016) и нынешним премьер-министрами Маттео Ренци и Паоло Джентилони – набирают примерно по 28%.

Работать на госслужбе Берлускони запрещено (как и баллотироваться на государственные посты лично. – «Ведомости»). Поэтому в случае победы 4 марта сам он не сможет вернуться в Палаццо Киджи, где работает итальянское правительство, но, будучи лидером партии, сможет отдавать приказы. Даже если правоцентристы не смогут завоевать большинство мест в парламенте и сформировать правительство, партия Берлускони Forza Italia все равно, скорее всего, станет стержнем любой крупной коалиции. В любом случае велики шансы, что Кавальере, как его давно называют, будет пользоваться огромным влиянием после выборов (в 1977 г. Берлускони стал кавалером труда и сограждане окрестили его «рыцарем» – Cavaliere. – «Ведомости»).

Возвращение Берлускони несет важные последствия как для Италии, так и для ЕС. Если говорить о Риме, то эта история ярко свидетельствует о том, как трудно стране обновить политическое руководство. Когда Ренци, которому сейчас 43 года, четыре года назад возглавил кабинет, сильна была надежда, что под его знамя встанет более молодое поколение, настроенное на реформы. Но его власти положил конец референдум о пересмотре конституции в декабре 2016 г., на котором он получил пощечину от избирателей (59% проголосовало против. – «Ведомости»).

Деньги пригодятся

27 февраля в Милане начинается суд по иску холдинга Берлускони Mediaset к французскому конкуренту Vivendi. Еще в апреле 2016 г. они решили создать альянс, который окрестили «конкурентом Netflix». Mediaset и Vivendi должны были обменяться 3,5% акций, кроме того, французы за 880 млн евро покупали 100% блока платных телеканалов Mediaset Premium.
В июне 2016 г. Берлускони перенес сердечный приступ и операцию на сердце. А в июле Vivendi неожиданно изменил условия – он готов купить только 20% Mediaset Premium, зато в самом холдинге Mediaset захотел 15%-ную долю. В ответ Берлускони попытался принудить французов через суд исполнить договор. Те сделали ответный ход. В декабре внезапно выяснилось, что Vivendi нарастил долю в Mediaset до 28,8% (29,94% голосов). Берлускони заявил: «Mediaset останется не только итальянским, но и в собственности семьи». Его компания Fininvest владеет 39,5% Mediaset (41,1% голосов). Суду предстоит разобраться, было ли нарушение обязательств по контракту и нанесен ли бизнесу Берлускони ущерб на 3 млрд евро. Тот уже пошутил, что, если выиграет дело, на эти деньги выкупит обратно футбольный клуб «Милан», который в прошлом году продал китайско-американскому консорциуму Sport Investment Lux.

СвернутьПрочитать полный текст

Перспектива снова вести дела с Берлускони, похоже, сильно тревожит европейских политиков и инвесторов, особенно сейчас, когда президент Франции Эмманюэль Макрон и канцлер Германии Ангела Меркель пытаются перезагрузить ЕС и добиваются дальнейшей интеграции. Любая сделка по большему политическому объединению еврозоны, скорее всего, будет предусматривать структурные реформы, цель которых – модернизация экономики Италии и повышение фискальной дисциплины. Исходя из предыдущего руководства Берлускони оба пункта вызывают большой скептицизм в случае его прихода к власти.

«Есть дефицит доверия, и он [Берлускони] будет котом в мешке, – говорит Муджтаба Рахман, руководитель практики Европы в Eurasia Group. – Это может оказаться совсем не на пользу делу и собьет с пути».

Это явно не тот сценарий, на который многие надеялись в конце 2011 г., когда Берлускони ушел с поста премьер-министра [после вотума недоверия] из-за сексуальных скандалов и стремительно растущего долга, а лидеры ЕС, включая Меркель и тогдашнего президента Франции Николя Саркози, избегали его. Не казалось вероятным такое развитие событий и в 2013 г., когда Берлускони признали виновным в налоговом мошенничестве и на 10 месяцев отправили на общественные работы в дом престарелых. Или в 2016 г., когда он перенес операцию на открытом сердце.

Но Берлускони сумел отыскать путь назад. Он воспользовался тем, что популярность демократической партии во главе с Ренци упала после поражения в референдуме в 2016 г.

В прошлом году он помогал правоцентристским кандидатам в борьбе с левым центром. Например, на выборах мэра Генуи или губернатора Сицилии. Они воспользовались раздражением избирателей, которых не устраивает медленное восстановление экономики и миграционный кризис (с 2014 г. в итальянские порты прибыло более 620 000 человек из Северной Африки). Кем старается показать себя престарелый Берлускони? Он сторонник ЕС, он придерживается скромного вегетарианского образа жизни, он берется вернуть благополучие недовольному среднему классу.

«Один из самых работающих законов в Италии: если вы достаточно долго на виду, то можете стать святым, – шутит Лючия Аннунциата, редактор Huffington Post Italy. – Берлускони хорошо умеет играть в такие игры».

Ирония заключается и в том, что многие правительства ЕС оказались в непривычной для себя ситуации: они вынуждены болеть за Берлускони. Впечатляющий успех Forza Italia, скорее всего, будет означать, что куда менее скромные результаты покажет и Движение пяти звезд, и «Северная лига» – партия-евроскептик, входящая в коалицию с Берлускони. Для Брюсселя популистские партии страшнее Берлускони.

В январе его с широко распахнутыми объятиями приветствовали председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, главный переговорщик ЕС по вопросу Brexit Мишель Барнье и председатель Европарламента Антонио Таяни – возможный премьер в правительстве, поддерживаемом Forza Italia.

Берлускони пошутил о своем возрасте, заверил в своей приверженности бюджетным правилам ЕС и договорился о поддержке со стороны правоцентристской Европейской народной партии.

«Настроение было очень сердечным и беспечным, как будто домой вернулся, – вспоминает человек, знающий о ходе переговоров. – Они не видят в нем обузы». Берлускони приложил силы, чтобы заслужить симпатии. Последние годы он декларирует приверженность европейскому правоцентризму, в прошлом году ездил на похороны Гельмута Коля, долгое время возглавлявшего Христианско-демократический союз, воздерживался от нападок на Меркель. Он не поддержал Дональда Трампа и дистанцировался от ряда наиболее противоречивых заявлений президента США. Например, о торговле и протекционизме. Ему не хотелось, чтобы их сравнивали.

«Он всегда любил упомянуть о своих связях – часто говорил о своем друге Владимире [Путине], своем друге [Реджепе Тайипе] Эрдогане. Но слышали ли вы хоть раз, чтобы Берлускони так говорил о Дональде?» – рассуждает Франческо Галиетти из римской консалтинговой фирмы Policy Sonar.

Но Берлускони даже в более мягкой версии может стать большой проблемой для ЕС. Он построил свою избирательную кампанию на идее снизить налоги и одновременно повысить государственные расходы, в частности на пенсии. Это трудно увязать с бюджетным правилом Евросоюза.

Более того, платформа его коалиции требует «меньше ограничений со стороны Европы», в том числе обойтись «без политики жесткой экономии», «пересмотреть договоры с ЕС» и снизить взносы Италии в бюджет союза.

Учитывая давнюю дружбу итальянца с Путиным, нужно тщательно следить за его позицией в отношении санкций ЕС против России, которые он не раз критиковал. Возможно, он станет добиваться более мягкой политики по адресу Великобритании в переговорах о Brexit, так как менее привержен принципу единства, чем 27 остальных членов ЕС.

Берлускони говорит...

«Я Иисус Христос политики, я испытывающая страдания жертва»
(The Telegraph)

«Я не святой. Вы все это поняли»
(BBC)

«Только Наполеон сделал больше меня. Я сражаюсь с коммунизмом, как Черчилль с нацизмом»
(The Guardian)

«Меня продолжают называть гномом. Но я выше Саркози и Путина»
(The Guardian)

«Я лучший политический лидер в Европе и мире»
(BBC)

«Мне нет нужды идти в правительство ради власти. У меня дома по всему миру, громадные яхты <...> красивые самолеты, красавица жена, чудесная семья. Я приношу [себя] в жертву»
(BBC)

«На втором этапе переговоров [по Brexit] речь идет о вопросах реального сектора экономики. Италия – единственное влиятельное государство, которое может отколоться от франко-германской оси, – говорит Рахман. – Если это произойдет, то, учитывая занятую Нидерландами [мягкую] позицию, что будут делать центральноевропейские страны?»

Стефано Стефанини, бывший посол Италии в НАТО, который сейчас работает консультантом Project Associates в Брюсселе, говорит, что прежний Берлускони мог бы стать «настоящим вредителем для ЕС, заняв националистические позиции, близкие венгерскому премьеру Виктору Орбану и лидеру правящей партии «Право и справедливость» Польши Ярославу Качиньскому. Критики часто предупреждали, что проблемы Берлускони с судебной властью могут трансформировать итальянскую демократию в нелиберальный полуавторитаризм.

Но существует еще большая неопределенность, нежели страхи Брюсселя по поводу его возвращения. «Это смесь ожидания и фатализма, – говорит Стефанини. – Как стало возможно, что Италия не может найти новых лидеров?»

Бывший высокопоставленный чиновник ЕС, попросивший не называть его имени, убежден, что сейчас трудно угадать позицию Берлускони: «Не сказать, что он антиевропейский, но и не сказать, что он проевропейский; у него нет никаких принципов».

В Италии способность Берлускони к политическому возрождению в равной мере взбудоражила сторонников и ошеломила противников. «Только один Берлускони может появляться раз в 100 лет, – говорит Габриэлла Джамманко, 40-летний депутат от Forza Italia, которая рассчитывает переизбраться на Сицилии. – Он порождает любопытство, он порождает любовь. Ему все еще нужны кордоны охраны во время прогулок, иначе он будет раздавлен энтузиазмом».

Анна Аскани, близкий соратник Ренци и 30-летний депутат демократической партии от Умбрии, предупреждает о «короткой памяти» итальянцев: «Мне было семь лет, когда он впервые выиграл в 1994 г. [и стал премьер-министром]. Я убеждена, что он нанес большой урон моему поколению».

Согласно опросам Ipsos, сильнее всего поддержка Берлускони среди пенсионеров, домохозяек и безработных. За Forza Italia выступают скорее люди в возрасте, чем молодежь, и чаще женщины, чем мужчины. Это несмотря на всемирную кампанию #MeToo против сексуальных домогательств и вопреки скандалам с роскошными вечеринками Берлускони с несовершеннолетними девушками.

Берлускони умеет взаимодействовать со своей целевой аудиторией. Например, во время упомянутого выше интервью с Джилетти он воспел величие итальянских женщин, особенно матерей, и рассуждал, как важна семья. «Мне очень повезло, что у меня пятеро детей – один лучше другого», – рассказал он. Но самые хорошие отношения у него с Мариной, 51-летней старшей дочерью, которая управляет своей бизнес-империей: «Когда моя мама ушла на небеса, Марина заняла ее место. Я каждый день звонил [маме], мне нужны были ее добродушие, ее мудрость, ее любовь, а теперь звоню за тем же Марине».

Несмотря на огромные шансы политического возрождения, Берлускони уязвим намного больше, чем во времена, когда он состоял на госслужбе. Судя по опросам, за Forza Italia проголосует 16–17% (данные на 16 февраля. – «Ведомости»). Это крохи от того, сколько политик набирал на предыдущих выборах, находясь на пике формы. В отличие от своей партии сам он менее популярен, чем Джентилони и Луиджи Ди Майо, кандидат в премьер-министры от Движения пяти звезд.

Но можно ли сравнить активность его нынешней кампании с прошлыми? Берлускони старается как можно чаще появляться на радио и телевидении – в своей естественной среде обитания, ставшей трамплином для многих побед. Однако он был вынужден даже отменять интервью из-за «усталости» (29 января Sunday Express сообщила, что врач рекомендовал Берлускони сделать 48-часовой перерыв в работе, чтобы не подорвать здоровье. – «Ведомости»). Он работает с социальными медиа, но его Twitter читают меньше, чем у соперников, и он, похоже, не способен использовать интернет в политической борьбе, как это умеет Движение пяти звезд. Не закончились и его неприятности с судом: [в ноябре прошлого года] его обвинили в том, что он заплатил свидетелю за ложные показания о его печально известных вечеринках Bunga Bunga [по делу о связях с несовершеннолетней]. Политик отвергает обвинения.

Подход Берлускони к избирателям сильно не изменился: только ему по силам устроить возрождение Италии за счет снижения налогов и повышения пенсий. «Он не тот либеральный сторонник свободного рынка, которого мы в Италии ждем на протяжении десятилетий, – говорит один из крупнейших банкиров. – Его экономическая политика очень завязана на государство».

Для усиления эффекта Берлускони играет на страхах. В прошлых кампаниях он бичевал коммунизм, но теперь уверяет, что Движение пяти звезд таит еще большую угрозу. Он шельмует его как рассадник «бедности, самосуда и мятежа».

Если старые трюки Берлускони снова сработают, его страна и остальная Европа смогут, как ни парадоксально, вздохнуть с облегчением. Но облегчение может оказаться недолгим.

«Рано или поздно он сойдет со сцены, а правоцентристы потерпят поражение. Левоцентристы разгуливают по [политической] пустыне, это непорядок, – предупреждает высокопоставленный руководитель итальянской компании. – Может образоваться большая коалиция, но и она не вечна. Велик риск, что все это даст больше пространства для Движения пяти звезд».

Перевел Антон Осипов

Читать ещё
Preloader more