Статья опубликована в № 4543 от 09.04.2018 под заголовком: Пак Кын Хе: Прошлое есть прошлое. Я гляжу в будущее

За что экс-президента Южной Кореи приговорили к 24 годам тюрьмы

Суд признал Пак Кын Хе виновной по 16 пунктам обвинения из 18, выдвинутых прокуратурой, в том числе во взятках и вымогательстве
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Четыре с небольшим года понадобилось Пак Кын Хе, чтобы из «королевы выборов» превратиться в заключенную. На президентских выборах в декабре 2012 г. она набрала более половины голосов избирателей. Осенью 2016 г. вокруг южнокорейского лидера разразился коррупционный скандал. Тогда, осенью, СМИ сообщали о влиянии на президента ее подруги Чхве Сун Силь, которая была осведомлена о подробностях управления государством Пак, вмешивалась в политические решения, а также оказывала давление на крупные компании, чтобы те перечисляли большие суммы в подконтрольные ей фонды. Пак ушла в отставку после импичмента, за который 9 декабря 2016 г. проголосовал парламент, а 10 марта 2017 г. его утвердил конституционный суд. И уже 30 марта она была арестована.

Как заявило следствие, Пак была вовлечена в коррупционные схемы или как минимум находилась в курсе происходящего.

Центральный районный суд Сеула признал Пак виновной по 16 пунктам обвинения из 18. Впервые в истории Южной Кореи приговор огласили в прямом эфире. Пак отказалась присутствовать на заседании. В течение недели после приговора адвокат экс-президента может подать апелляцию в суд высшей инстанции.

Если бы Пак получила менее суровое наказание, это было бы удивительно, учитывая судьбу ее предшественников, пишет Asia Times. Причина таких строгих наказаний может заключаться в том, что после ухода со своего поста президенты теряют не только власть, но и защиту и от них часто отрекаются даже собственные партии, отмечает издание. Тогда как у бизнесменов есть деньги на адвокатов и воздействие на СМИ, поэтому им удается избежать наказания. «Если бы Пак контролировала зарплаты всех членов своей партии, то, возможно, не была бы сейчас в тюрьме», – говорит Майкл Брин, живущий в Южной Корее журналист и автор нескольких книг о стране.

В южнокорейской тюрьме

Президент Пак никогда не появлялась на людях, прежде чем стилисты не уложат ее волосы в такую же прическу, как у ее популярной в стране матери, пишет The New York Times (NYT). Во время заключения одним из жестоких разочарований стало то обстоятельство, что уложить волосы таким образом больше нельзя. Дело даже не в отсутствии стилистов – в тюрьме не разрешаются металлические шпильки, которые могут быть использованы как орудие самоубийства.

Пак довольна брезглива, продолжает NYT. Перед визитом ее как президента в порт Инчхон там специально для нее установили новый туалет. К счастью для Пак, ее посадили не в обычную шестиместную камеру, из которой водят на помывку дважды в неделю, а в одиночку с собственным душем. Тюремные власти не раскрыли NYT размер одиночной камеры Пак. Но обычно ее площадь – 71 кв. фут (6,6 кв. м), хотя бывший президент Ро Дэ У сидел в камере в 11 кв. м (Ро Дэ У правил в 1988–1993 гг., арестован в 1993 г. по обвинению в коррупции, осужден в 1996 г. за подавление беспорядков в городе Кванджу в 1980 г., амнистирован в 1998 г.). В каждой камере есть телевизор, показывающий только утвержденные минюстом программы, раковина, шкаф для посуды и стол. Перекличка в 6 утра и 8 вечера. В день положена 45-минутная прогулка. Но закон не оговаривает, сколько времени можно провести с адвокатом. Состоятельные узники одиночек этим пользуются, проводя часы с юристами в гостевых комнатах.

Затраты на каждый прием пищи заключенного – $1,3. В день узник должен получить не менее 2500 ккал. «Эхо Москвы» приводило меню одной из трапез: густой суп из морских водорослей, рис с ростками бобов и острая квашеная капуста кимчи. К этому можно купить некоторое количество снеков в буфете.

Дочь президента

Пак родилась 2 февраля 1952 г. в Тэгу и была первой из трех детей будущего президента страны Пак Чон Хи. Он пришел к власти в результате военного переворота в 1961 г., когда Пак было почти 10 лет. Детство Пак прошло в президентском дворце, училась она в средней школе в Сеуле и получила диплом инженера в сеульском Университете Соген.

15 августа 1974 г. 22-летняя Пак была во Франции, где должна была проучиться несколько лет, пишет ВВС (она владеет с разной степенью свободы китайским, английским, французским и испанским языками), когда получила новость: на отца было совершено покушение во время выступления в Национальном театре. В него стрелял этнический кореец, проживавший в Японии и подготовленный разведкой КНДР, но промахнулся и ранил мать Пак. Чтобы не волновать народ, отец договорил речь.

Бизнес и государство

Уже несколько десятилетий в Южной Корее происходят коррупционные скандалы из-за связей между правительством и крупными компаниями. В 1990-х гг. два бывших президента уже получили длительные тюремные сроки по обвинениям в коррупции. Поэтому немногие думают, что само по себе наказание Пак Кын Хе приведет к кардинальным переменам, пишет NYT. По мнению аналитиков, старая манера ведения дел в стране не изменится, пока к ответственности не будут привлечены контролируемые кланами конгломераты. «Нельзя положить конец сговору политиков и бизнеса в Южной Корее, приговорив пару бывших президентов к долгому тюремному заключению, – считает экономист Hongik University в Сеуле Чон Сонин. – Руководители конгломератов никогда не были наказаны должным образом за свою коррупцию».
Обычно кланам принадлежит лишь небольшая доля акций в конгломератах, но они управляют ими, словно вассалами, с помощью лабиринта холдингов, отмечает NYT. По словам профессора Ким Чинпэка из Университета Чунан, коррупция между конгломератами и правительством не прекратится, пока кланы будут сохранять большее влияние на свои империи, чем гарантируют их акции.
В июле 2017 г. за взятки, растраты и лжесвидетельства к пяти годам тюрьмы был приговорен Ли Джэен, вице-президент Samsung Electronics, которого считают наследником всей империи Samsung, крупнейшего южнокорейского конгломерата. Прокуратура доказывала, что он и четыре менеджера Samsung сфабриковали множество документов, чтобы скрыть взятки, перечисленные Чхве Сун Силь в обмен на покровительство руководства страны. Размеры взяток исчислялись миллионами долларов США. Прокуратура настаивала на 12-летнем сроке. Однако 5 февраля 2018 г. Верховный суд Сеула, рассмотрев апелляцию Ли Джэена, заменил тюремный срок на условный.

СвернутьПрочитать полный текст

Медики не смогли спасти мать Пак. Отец с тех пор так и не женился. Роль первой леди стала играть его дочь, сопровождая отца на официальных мероприятиях. Первые уроки политики она получила от отца в лимузине, пока они коротали время в дороге, цитирует ее NYT: «Самым большим достижением моего отца было то, что он смог мотивировать южнокорейский народ, показать им, что они могут быть более процветающими, если будут усердно работать».

Обучение продолжалось пять лет, пока не последовало новое покушение на Пак Чон Хи. 26 октября 1979 г. он был убит директором Национального агентства разведки Южной Кореи Ким Джегю во время ссоры на одной из вечеринок. Одной из причин он впоследствии назвал несогласие расстреливать антиправительственные демонстрации. Первой реакцией Пак на новость о гибели отца был приказ повысить готовность войск на границе с КНДР, сообщает телеканал АВС. Приближенные потом истолковали это как свидетельство того, что она достойна взять бразды правления страной.

Но Пак решила иначе. После смерти отца она отказалась от публичности, заявив, что намерена жить «самой нормальной жизнью», цитирует CNN. И действительно – о ее жизни в те годы известно не очень много. Она училась, была председателем совета директоров Йоннамского университета, работала в благотворительных фондах, которые учредили ее родители.

Королева выборов

Вернуться в политику Пак заставил экономический кризис в Азии конца 1990-х, пишет CNN. В 1998 г. она стала депутатом Национального собрания Южной Кореи на довыборах по одному из округов города Тэгу от Партии великой страны и после этого переизбиралась трижды – пока не вступила в президентскую гонку.

В 2004–2006 гг. Пак возглавляла партию. Обычно главный акцент партия делала на развитии бизнеса, она же смещала идеологию чуть левее, в сторону большего социального обеспечения, констатирует NYT. В итоге партия одни за другими стала выигрывать выборы различного уровня, так что Пак прозвали «королевой выборов».

На память о тех днях у нее остался, если приглядеться, длинный шрам от правого уха к челюсти, пишет ВВС. 20 мая 2006 г. Пак выступала на митинге в поддержку О Сехуна, кандидата на пост мэра Сеула от ее партии. Внезапно один из пришедших на митинг ударил ее по лицу ножом для резки бумаги. 11-сантиметровый порез глубоко рассек мышцы челюсти, во время операции Пак наложили 60 швов. АВС сообщает, что первыми ее словами в больнице был вопрос, как идет избирательная кампания.

Вдохновленная электоральными успехами Пак решила в 2007 г. сама побороться за пост президента. Но проиграла партийные праймериз Ли Мен Баку, который в итоге и возглавлял страну в 2008–2013 гг. Это решение чуть было не утопило партию. Ли начал с того, что спровоцировал двухмесячные протесты опрометчивым обещанием разрешить импорт в страну американской говядины. До этого ее пять лет не ввозили из-за эпидемии коровьего бешенства, хотя раньше страна была третьим импортером этого мяса. Ли рассчитывал, что его шаг поможет договориться с США о свободной торговле. А получил обвинения, что Америка ему дороже здоровья сограждан, заявление правительства об отставке и оппозицию, воспользовавшуюся удачным предлогом, чтобы припомнить все свои политические требования.

А под конец президентства его старшего брата – влиятельного политика правящей партии Ли Сандыка судили за коррупцию.

Партии пришлось созывать чрезвычайный комитет, фактически взявший на себя руководство, и в 2012 г. менять имя на «Сэнури» (Партия новых горизонтов), чтобы поменьше ассоциироваться со скандальным президентом. Кстати, после истории с Пак партия в феврале 2018 г. снова переименовалась: сейчас она «Чаю Хангуктан» (партия «Свободная Корея»).

В декабре 2011 г. Пак стала председателем чрезвычайного комитета, взяв управление в свои руки. Люди поверили, что она политик иного толка, – в следующем году на парламентских выборах «Сэнури» Пак получила 152 места из 300. Вопросов, кому быть следующим кандидатом в президенты, не возникло. На праймериз за Пак высказалось 83,97% партийцев.

Обед для КНДР

Программы кандидатов в президенты не сильно отличались друг от друга, отмечает The Los Angeles Times. Все они обещали сократить разрыв между бедными и богатыми, улучшить качество госуслуг и реформировать чеболи (финансово-промышленные группы под управлением семейных кланов). Отношения с КНДР не были ключевой темой. Кандидаты обещали их улучшить, Пак отличала позиция, что любая помощь соседу будет оказываться, только если его политика и поведение в отношении Южной Кореи станут как-то исправляться. Во время кампании она критиковала политику предшественников за идею, что, «если Южная Корея станет предоставлять длительную помощь Северной, та откажется от своей воинствующей стратегии в отношении Южной». «Многие годы подобных попыток не привели к фундаментальным изменениям», – заявила кандидат в президенты.

Не нравилась ей и установка собственной консервативной партии – давление на Пхеньян «не может существенно повлиять на его линию поведения». Она предложила новую политику – «порой жесткую линию в отношении Северной Кореи, а порой гибкую политику, чтобы начать переговоры». Так, шаг за шагом, должно было быть выстроено доверие между двумя станами. Пак описывала свою политику как «стратегию обеденного стола», где есть «разнообразие хороших, вкусных блюд, которыми Северная Корея может наслаждаться, если откажется от ядерной программы». Она уточняла, что это политика не умиротворения, а устрашения, отмечает американский исследовательский институт The Heritage Foundation.

Пак представляла консерваторов. Это значит, что главный упор делался не на социальное обеспечение, а на развитие бизнеса, отношение к Северной Корее было более жестким, чем у политических конкурентов, а для безопасности страны считалось необходимым сотрудничество с США, сказано в аналитической статье на сайте радиовещательной корпорации PBS.

Народ важнее семьи

Противники Пак попытались разыграть карту отца-тирана, тем более что некоторые действующие политики успели при нем побывать за решеткой за свои убеждения. Заново разгорелась дискуссия о его роли в развитии страны, пишет NYT. Пак извинилась за репрессии, но всячески подчеркивала, каких успехов отец достиг за 18 лет у власти. «Другие времена требуют другого типа лидерства, – говорила Пак в интервью The Los Angeles Times в 2002 г. – Моего отца критиковали за диктатуру, но это не должно затмевать его достижения в реструктуризации страны. Он вытащил Корею из 500 лет бедности. Что он оставил незавершенным, так это демократизацию системы». «Прошлое есть прошлое. Я гляжу в будущее», – добавляла она The Washington Post.

Она поражала своей энергией. Во время предвыборной кампании пожала руки стольким избирателям, что вынуждена была надеть на запястье белый бандаж, вспоминает NYT.

Пак никогда не была замужем, что необычно для патриархальной Кореи. У нее нет детей. Политтехнологи сумели использовать это для создания образа самоотверженной женщины, думающей о благе народа, а не обогащении родственников. Устав от многочисленных коррупционных скандалов с сыновьями и дальней родней ее предшественников, избиратели отдали ей на выборах 19 декабря 2012 г. 51,55% голосов, и она стала первой женщиной-президентом. Самый опасный соперник, лидер Объединенной демократической партии Мун Джэин, набрал 48,02% голосов. Остальные четыре кандидата – доли процента.

Нулевой результат

«По словам ее помощников, ее стиль управления больше напоминал [отцовский] – более авторитарный, нежели Южная Корея привыкла при демократии XXI в.», – цитирует CNN слова научного сотрудника Университета Джорджтауна Кима Дуйона. Пак обещала избирателям президентской кампании улучшить экономическое положение страны, подстегнув «креативность и предпринимательство», но так и не начала серьезные реформы, перечисляет ВВС. Надо признать, что какие-то шаги в отношении КНДР вроде воссоединения разделенных семей были предприняты. Но в целом отношения оставались напряженными. Северная Корея провела за время ее президентства три испытания якобы ядерного оружия и ряд пусков ракет.

Черным днем для Пак стало 16 августа 2014 г. Тогда затонул паром «Севоль», большинство пассажиров которого были школьники. Погибло более 300 человек. СМИ освещали события в прямом эфире. Но Пак как будто исчезла и обратилась к нации только через семь часов. «Это стало пятном на ее президентстве, – цитирует CNN профессора сеульского Университета Енсе Джона Делури. – Не то чтобы люди ожидали от нее волшебного спасения корабля, но им нужен был лидер». Трагедия всколыхнула всю страну, а вскоре стало ясно, что в трагедии виновата некомпетентность и, скорее всего, коррупция (контролирующие органы закрывали глаза на состояние судна) – как раз то, с чем обещала бороться Пак. Но больше всего пересудов вызывали ее отношения с Чхве.

Порочащие связи

Отношения Пак с семьей Чхве стали темой для слухов задолго до того, как Пак вступила в президентскую гонку и бывший муж Чхве Сун Силь стал ее доверенным советником.

В свое время Ким Джегю, объясняя суду, зачем он убил отца Пак, говорил о неспособности президента остановить коррупционную деятельность Чхве-старшего и желании оградить Пак Кын Хе от его влияния, пишет NYT.

Республика Корея

Государство на Дальнем Востоке
Население – 51,4 млн человек.
ВВП (2017 г.) – $1,5 трлн, на душу населения – $29 743,5.
Инфляция (март 2018 г.) – 1,3%.
Безработица (февраль 2018 г.) – 4,6%.
Государственный долг (2017 г.) – 38,2% ВВП.
Внешний долг (на 31 декабря 2017 г.) – $418,8 млрд.
Внешнеторговый оборот (2017 г.): экспорт – $573,7 млрд, импорт – $478,5 млрд.
Международные резервы – $396,8 млрд.

Associated Press вспоминает скандал 1990 г. Пак была председателем благотворительного фонда Yook-young Foundation, основанного еще ее матерью. Он помогает молодежи получать образование и существует до сих пор – его активы оцениваются в $2 млрд. Фонд обвинили, что на самом деле он управляется отцом и дочерью Чхве, а его деньги идут на поддержку их проектов. Доказать ничего не удалось, но Пак подала в отставку.

Чхве-старший и Пак сблизились после смерти ее матери. Чхве-старший – основатель церкви «Енсеге» (Церковь вечной жизни). NYT утверждает, что Чхве-старший завоевал расположение Пак рассказами, что ее мать является ему во снах, прося позаботиться об осиротевшей дочери.

Wikileaks опубликовала документы американских дипломатов за 2007 г., в которых утверждалось, что Чхве «добился полного контроля за телом и душой Пак за время формирования личности, а его дочь в итоге стала обладательницей огромного состояния». NYT осторожно говорит о скабрезных слухах по поводу отношений Пак Кын Хе и Чхве-старшего и даже приводит один из них, что у Пак якобы был ребенок от Чхве.

Чхве-старший скончался в 1994 г. в возраcте 82 лет. Его дочь унаследовала и руководство церковью, и роль духовного наставника Пак, став важной политической силой в стране. До тех пор, пока в руки журналистов JTBC не попал ее планшет с черновиками речей Пак в 2012–2014 гг. Написаны они были за несколько часов, а порой и дней до самих выступлений.

Вслед за подругой

После этого стало раскручиваться расследование. Самые серьезные обвинения в адрес Чхве Сун Силь – она имела доступ к секретным документам и пользовалась дружбой с президентом, чтобы заставить чеболи перечислять многомиллионные пожертвования своим некоммерческим фондам, в обмен те получали поддержку со стороны государства. В августе этого года пять топ-менеджеров Samsung Electronics, включая вице-президента Ли Чжэ Ена, фактического руководителя компании и наследника империи Samsung, были приговорены к заключению по этому делу. Один из пунктов обвинения – перевод 43 млрд вон ($38 млн) организациям Чхве.

В июне 2017 г. Чхве получила первый приговор – три года тюрьмы за попытку влиять на руководство университета, где училась ее 21-летняя дочь. Например, она требовала ставить оценки за несделанные работы. Двое служащих этого университета получили 18 и 24 месяца тюрьмы. А уже в феврале 2018 г. суд приговорил Чхве к 20 годам тюрьмы по обвинениям в вымогательстве, коррупции и злоупотреблении властью. Кроме того, она должна выплатить штраф в $16,6 млн.

На этом дело временно заглохло. Пак должна была выслушать приговор еще 17 октября. Но в конце сентября прокуратура попросила суд продлить содержание Пак под стражей – следователи не успевали закончить допросы.

Южнокорейские эксперты отмечают, что практически все обвинения против Пак Кын Хе строятся исключительно на показаниях ее бывшего личного секретаря Ан Чжонбома и свидетельствах ряда других людей, пишет ТАСС. Реальные вещественные доказательства существуют лишь по нескольким эпизодам, в частности в отношении черного списка оппозиционных деятелей культуры и искусства, которым было отказано в государственной поддержке, сказано в справке агентства.

«Из осуждения Пак будут делать шоу на всю страну, – писал в журнале «Новое восточное обозрение» ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов. – С 1 августа вынесение приговоров судами первой и второй инстанций по общественно значимым делам можно будет транслировать в прямом эфире».

Руководитель южнокорейского антикоррупционного регулятора Ан Чинчол отмечает, что гладкое свержение Пак говорит в пользу по-прежнему молодой южнокорейской демократии. «Мы, южнокорейцы, мирно добились ухода обвиненного в коррупции действующего президента, и она была осуждена по закону. Сколько стран в мире способны на такое?» – приводит его слова NYT.

В подготовке статьи участвовал Алексей Невельский

Читать ещё
Preloader more