Статья опубликована в № 4558 от 28.04.2018 под заголовком: Мир с неясными последствиями

Две Кореи помирились с неясными последствиями

Саммит лидеров Южной Кореи и КНДР не решил самых важных проблем

Третий в истории саммит руководителей Республики Кореи и КНДР прошел в пятницу на южнокорейской территории в районе Пханмунджон на демаркационной линии, где со времен заключения в 1953 г. перемирия после Корейской войны традиционно проходят переговоры представителей двух государств. По итогам встречи председатель Госсовета и Трудовой партии КНДР Ким Чен Ын и президент Республики Кореи Мун Чжэ Ин подписали декларацию из 13 пунктов, в которой провозгласили прекращение войны между странами и отказ от враждебных действий. В документе КНДР и Южная Корея заявляют также о желании заключить трехсторонний (с участием США) или четырехсторонний (с участием еще и Китая) постоянный мирный договор. Кроме того, стороны обещают развивать экономическое, культурное и гуманитарное сотрудничество и добиваться денуклеаризации Корейского полуострова. В декларации упоминается, что Мун Чжэ Ин посетит столицу КНДР Пхеньян осенью этого года.

«Больше не будет войны на Корейском полуострове. <...> Полная денуклеаризация Корейского полуострова начинается сегодня», – заявил после встречи южнокорейский президент (цитата по ТАСС). Стороны также договорились открыть офис связи, провести встречи разделенных семей, изучить возможность открытия грузового железнодорожного сообщения (оно уже открывалось 10 лет назад, но было вскоре закрыто) и т. д.

Потепление в отношениях двух стран наступило перед Олимпиадой в Южной Корее в январе 2018 г. Этому предшествовала беспрецедентная эскалация напряженности в 2017 г., когда после каждого нового ракетного или ядерного испытания КНДР против нее вводились все более жесткие санкции Совета Безопасности ООН, а совместные американо-южнокорейские учения приобрели угрожающий характер. Вслед за разрядкой в межкорейских отношениях начались изменения и в отношениях КНДР и США. В марте было объявлено о подготовке первого в истории саммита между Ким Чен Ыном и президентом США Дональдом Трампом (он запланирован на май-июнь), для чего бывший директор ЦРУ Майк Помпео недавно посетил Пхеньян. Северная Корея прекратила испытания еще осенью, успев испытать в сентябре термоядерный заряд, а последние учения США и Южной Кореи носят менее вызывающий характер, чем прежде.

Реальное значение декларации для процесса денуклеаризации невелико, считает редактор проекта Northeast Military Studies Владимир Хрусталев. «Во-первых, это просто декларация – некий рамочный документ с общими словами о благих намерениях. Во-вторых, и в декларации межкорейского саммита 2007 г. был тезис, аналогичный тезису о денуклеаризации, но просто с отсылкой к другому документу. Отсюда можно сделать вывод, что денуклеаризация в принципе заявляется как важная и хорошая цель – но без конкретных дат, шагов и четких условий и форматов», – говорит эксперт. В конце концов, всеобщее ядерное разоружение в качестве конечной цели упоминается даже в Договоре о нераспространении ядерного оружия, подписанном в 1968 г., но «ядерная пятерка» из постоянных членов Совета Безопасности ООН до сих пор все еще «разоружается», напоминает Хрусталев. Свой аванс в военной сфере Пхеньян выдал еще до саммита, заявив об остановке ядерных испытаний и о прекращении испытаний баллистических ракет средней и большой дальности, и это вполне проверяемый формат уступки, продолжает эксперт. Нельзя исключать, что могут быть какие-то еще обратимые уступки, с которыми Ким Чен Ын может выйти на встречу с президентом США Трампом. Что-то реальное будет решаться именно там, ведь стимул иметь ядерную программу у Пхеньяна связан с США, а не с Южной Кореей, заключает Хрусталев.

Читать ещё
Preloader more