Статья опубликована в № 4609 от 16.07.2018 под заголовком: Саммит на общие темы

Саммит России и США может закончиться и прорывом, и провалом

О чем договорятся в Хельсинки Владимир Путин и Дональд Трамп

В понедельник во дворце президента Финляндии в Хельсинки пройдет первая полноформатная встреча президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Ранее они разговаривали лишь на полях саммитов G20 и АТЭС в июле и ноябре 2017 г. Сначала запланирована беседа лидеров один на один, затем пройдут переговоры в более расширенном формате, рассказал в пятницу помощник президента России Юрий Ушаков. Однако, по его словам, состав делегаций будет ограниченным: в беседе президентов поучаствуют лишь министр иностранных дел Сергей Лавров и Ушаков с российской стороны, а также госсекретарь Майкл Помпео и ближайшие советники Трампа – с американской. Президенты сами решат, будет ли подписан какой-то совместный документ или они ограничатся подведением итогов на пресс-конференции после саммита, добавил Ушаков, назвав второй вариант «более реалистичным»: «Скорее всего, они сами заявят о тех договоренностях, которые будут достигнуты, и сами дадут поручения соответствующим ведомствам проводить дальнейшую работу и осуществлять контакты».

На что надеются в России

Очень важно, что это первые полномасштабные переговоры Путина и Трампа, подчеркнул Ушаков: «Эта встреча будет главным событием лета в международной дипломатии». Российская сторона «готова рассмотреть буквально все ключевые вопросы двусторонней и международной повестки дня», но центральной темой будет состояние двусторонних отношений, ожидают в Москве. Нынешняя напряженность «не имеет объективных причин», поскольку «эпоха острого идеологического противостояния СССР и Америки» ушла в прошлое, а мир сталкивается с новыми угрозами, в числе которых Ушаков назвал нарастающие сложности в мировой экономике, распространение терроризма и радикального исламизма. Поэтому Москва и Вашингтон должны предпринять конкретные шаги для «восстановления более или менее приемлемого уровня доверия» и возвращения к взаимовыгодному сотрудничеству в тех сферах, где их интересы близки или совпадают, отметил представитель Кремля.

Одной из таких сфер, по его словам, могла бы стать экономика: «Уровень торгово-экономических отношений России и США крайне низок – все вертится вокруг $20–23 млрд, что совершенно не соответствует потенциалу обеих стран. А именно экономика могла бы являться такой страховочной сеткой на случай каких-то конъюнктурных изменений ситуации». У российской стороны на этот счет «есть некоторые конкретные предложения», добавил Ушаков, не уточнив, правда, в чем их суть. Готова Москва обсуждать и обвинения во вмешательстве в выборы в США, однако Путин на встрече еще раз «четко заявит», что если у американцев есть какие-то факты, то Россия готова их рассматривать, но «нельзя бесконечно позволять противникам улучшения отношений США с Россией спекулировать на этой вредной и, главное, искусственно поддерживаемой теме», сообщил помощник президента.

Среди других тем саммита он назвал энергетические вопросы (включая беспокойство Трампа в отношении проекта «Северный поток – 2»), участившиеся случаи арестов россиян в третьих странах по запросу США, конфликты вокруг дипломатических учреждений, а также сирийский кризис и ситуацию в Северной Корее. «Решение задачи установления в Сирии мира и согласия может стать наглядным положительным примером работы наших стран по разрешению острейших кризисов», – сказал Ушаков, назвав «хорошей темой для возможной совместной инициативы» преодоление гуманитарного кризиса, восстановление сирийской экономики и возвращение беженцев.

Успехом саммит в Кремле будут считать, если он даст толчок «разбору завалов» в отношениях двух стран, резюмировал Ушаков: «Если встреча будет этому способствовать, будут какие-то позитивные сигналы в этом плане, то это уже будет важнейшим результатом этого саммита. Думаю, что президенты смогут договориться о продолжении контактов и встреч, и хотелось бы верить, что зайдет разговор и о конкретных визитах в Москву или Вашингтон. Сейчас главное – начать».

Чего опасаются на Западе

Список возможных тем саммита, обнародованный Трампом накануне поездки в Финляндию, почти не отличался от того, что назвал Ушаков. Разве что президент США выделил урегулирование на Украине и договор об уничтожении ракет средней и меньшей дальности (РСМД), в нарушении которого Вашингтон давно обвиняет Москву.

При этом Трамп заявил, что его встреча с Путиным будет «самой легкой» частью европейского турне, в ходе которого ему пришлось спорить с союзниками по НАТО о политике альянса и вести переговоры с британским премьером Терезой Мэй. «Может быть, мы поладим с Россией», – заявил Трамп на пресс-конференции по итогам саммита НАТО, описав Путина как конкурента, а не врага. За что тут же получил отповедь от сенатора Джона Маккейна, выпустившего заявление со словами: «Путин не друг и даже не конкурент Америки. Путин – враг Америки. На встрече в Хельсинки президент Трамп должен призвать Путина к ответу за его действия».

30 лет спустя

Чаще всего саммит в Хельсинки эксперты и журналисты сравнивают с переговорами генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева и президента США Рональда Рейгана в октябре 1986 г. в другой северной столице – Рейкьявике. Это была вторая их встреча: первая прошла годом ранее в Женеве, но не принесла заметных результатов.
В Исландию советская делегация прилетела с пакетом прорывных предложений, предусматривавших ликвидацию за 10 лет всех стратегических наступательных вооружений (СНВ) обеих стран и развернутых в Западной и Восточной Европе ракет средней дальности. Главным требованием СССР был отказ Рейгана от его любимого детища – Стратегической оборонной инициативы (СОИ), противоречившей, по убеждению Москвы, договору о противоракетной обороне. Предложения по СНВ и ракетам средней дальности президент США готов был рассмотреть, и в ночь после первого дня переговоров эксперты даже согласовали некоторые параметры таких сокращений. Но по СОИ компромисса достигнуть не удалось: Горбачев предложил хотя бы ограничить программу рядом условий, Рейган же счел, что в таком виде СОИ потеряет смысл.
Таким образом, формально этот саммит оказался столь же безрезультатным, как и женевский, а Рейган в начале 1987 г. даже заявил о продолжении «крестового похода» против СССР. Но именно по обсуждавшимся в Рейкьявике вопросам сторонам позже удалось достичь по-настоящему исторических соглашений: в декабре 1987 г. Рейган и Горбачев подписали договор об уничтожении ракет средней и меньшей дальности, а в июле 1991 г. Горбачев и новый президент США Джордж Буш заключили первое соглашение о сокращении наступательных вооружений (СНВ-1).

СвернутьПрочитать полный текст

Главы стран НАТО на ужине в среду сказали Трампу, что переговоры с Путиным могут быть полезны, но призвали его напомнить российскому президенту о важности сохранения порядка, основанного на международных правилах, рассказал The Wall Street Journal (WSJ) дипломат, знающий об этой беседе.

Этот вопрос может меньше всего волновать Трампа, считают некоторые эксперты. «Ключ к пониманию Трампа заключается в том, что он является чистым «транзакционалистом», т. е. националистом, ориентированным на выгоду, – считает Винсент Труглиа, член совета директоров рейтингового агентства АКРА, который раньше занимался суверенными рейтингами в Moody’s. – Его не волнуют прецеденты и долгосрочные союзы. Он видит все решения в свете возможных личных потерь и приобретений, а теперь, когда стал президентом, – потерь и приобретений США. Не важно, проигрывает или выигрывает от того или иного решения весь мир». Поэтому на практике отношения США с Россией могут улучшиться, полагает Труглиа: «Трампу нет дела до Украины и Крыма, они, с его точки зрения, не важны для национальных интересов США». Важнее сотрудничество США и России в таких вопросах, как международный терроризм, угроза со стороны растущего Китая, поставки энергоносителей и т. д.

Ряд западных экспертов считают, что бывший сотрудник КГБ Путин может обыграть гонящегося за внешним эффектом Трампа. Бывший высокопоставленный сотрудник администрации США в разговоре с Financial Times описал Путина как коварного игрока, который может получить уступки, не предоставив взамен ничего существенного: «Путин может сподвигнуть Трампа вывести войска из Сирии, заявив, что Россия сможет ограничить влияние Ирана, и добиться подвижки по Украине, убедив Трампа, что Крым в любом случае уже российский».

«Трамп, очевидно, считает, что путинская Россия не представляет такой угрозы безопасности, как считают в Пентагоне, и намерен показать, что две страны могут поладить. Коварный русский тоже это знает, поэтому мы должны следить, что он получит за то, что улыбнется [Трампу] за столом переговоров», – говорится в редакционной статье WSJ. Что нужно Трампу, вообще не очень понятно, но ясно, что нужно Путину, отмечает издание: престиж, договоренность по Сирии, смягчение позиции по Украине, отмена санкций и даже попытка поссорить западных союзников («ждите, что Путин похвалит Трампа за его готовность нарушать международные нормы»).

«Реальность заключается в том, что Трамп не может сделать столько, сколько многим кажется», – указывает Мелинда Хэринг, научный сотрудник американского Института изучения внешней политики. Даже если Трамп признает Крым российским (а у него есть такое право как у президента), обе партии в конгрессе выступят против и могут принять новые законы в поддержку Украины. И если даже Трамп пообещает Путину отменить или смягчить санкции, он не сможет сделать это без согласия конгресса, который на это не пойдет, подчеркивает эксперт. «В целом ситуация с вызывающим такой ажиотаж саммитом Трампа и Путина будет, вероятно, развиваться по сценарию, который начинает складываться в ходе всех громких дипломатических мероприятий этой администрации, таких как недавний саммит НАТО или перетягивание каната с Северной Кореей: апокалиптические предсказания экспертов, диссонирующие заявления участников и много шума из ничего в финале», – пишет Хэринг в блоге на сайте «Атлантического совета».

Что прогнозируют эксперты

Все, что не будет явным провалом, станет успехом саммита – по крайней мере для Путина, считает политолог Андрей Кортунов. Практическим успехом встречи можно будет считать подписание общей декларации с констатацией совпадающих интересов и заявкой на смену тренда в отношениях – с негативного на позитивный, поясняет эксперт. Если к этому добавится договоренность по двум-трем конкретным вопросам, например по юго-западной Сирии и РСМД, то это будет действительно крупный успех, добавляет Кортунов. Провалом же, по его мнению, будет отсутствие какого-либо результата – если президенты просто поговорят и разойдутся, а Трамп в Twitter напишет «что-нибудь резолютивное» о Путине.

Подарок к саммиту

США в пятницу обвинили 12 россиян во вмешательстве в выборы президента США в 2016 г. Как заявил заместитель генпрокурора США Род Розенштейн, сотрудники военной разведки ГРУ взломали серверы комитета по выборам и национального комитета демократической партии, их также обвиняют в краже логинов и паролей членов избирательной кампании Хиллари Клинтон. В опубликованном на сайте минюста США обвинительном заключении названы и имена: это Виктор Нетыкшо, Борис Антонов, Дмитрий Бадин, Иван Ермаков, Алексей Лукашев, Сергей Моргачев, Николай Козачек, Павел Ершов, Артем Малышев, Александр Осадчук, Алексей Потемкин и Анатолий Ковалев.
Розенштейн сообщил, что сотрудники ГРУ выкладывали на сайте DCLeaks служебные документы и переписку американцев, полученные путем фишинга и взлома с помощью вирусов. Одна группа занималась кражей документов, другая – распространением полученной информации. «Стремясь скрыть свои связи с Россией, они использовали сеть компьютеров, расположенных по всему миру, оплачивая расходы криптовалютой», – говорится в пресс-релизе. Но повлиять на исход президентских выборов обвиняемым не удалось, подчеркнул Розенштейн.
По данным минюста США, 10 обвиняемых служили в воинской части 26165. В ряде открытых источников, например в книге Александра Шевякина «Система безопасности СССР», говорится, что воинская часть с таким номером является дешифровальным центром ГРУ. По словам человека, близкого к российским спецслужбам, теоретически можно предположить, что сотрудники этой организации могли быть вовлечены в расшифровку полученных из США сообщений, но вряд ли они стали бы заниматься рассылкой фишинговых писем с рабочих мест. Еще одна упомянутая в обвинении воинская часть – 74455 – расположена, согласно документу, в подмосковных Химках по адресу: ул. Кирова, 22, оттуда управлялись ресурсы, на которых была выложена взломанная переписка, причем сотрудники ГРУ называли это место «башней». По этому адресу в Химках находится бизнес-центр «Новатор», действительно имеющий форму башни (хотя на сайте «Новатора» указан другой адрес: ул. Кирова, 24). По словам собеседника, близкого к Минобороны, такая воинская часть действительно существует, но сейчас не имеет отношения ни к разведке, ни к вмешательству в иностранную политику.
Спецпрокурор Роберт Мюллер больше года ведет расследование якобы имевших место попыток Москвы повлиять на выборы президента США 2016 г. Пока обвинения предъявлены 19 лицам, среди которых пять американцев, 13 россиян и один голландец. Расследованием фактов вмешательства Москвы в выборы и предполагаемых связей Трампа с Россией занимаются также комитеты по разведке палаты представителей и  сената США.
Москва традиционно отрицает все обвинения. В пятницу МИД России распространил комментарии, подчеркнув, что из опубликованных обвинений в адрес россиян «не вытекает их принадлежность к данному ведомству (ГРУ. – «Ведомости») и причастность к кибервзломам». «Да и само утверждение о незаконном проникновении в компьютерную сеть Демократической партии США ничем не подкреплено», – отмечает МИД, добавляя, что обвинения выдвинуты, чтобы испортить атмосферу накануне саммита Путина и Трампа.
По мнению Василия Кашина из Высшей школы экономики, выдвижение новых обвинений отчасти связано с внутренней политикой и имеет целью оказать дополнительное давление на Трампа, а также показать, что никаких условий для российско-американских договоренностей нет.
Алексей Никольский, Ирина Чевтаева

СвернутьПрочитать полный текст

Отсутствие совместного заявления по итогам переговоров не очень хорошо, отмечает политолог Евгений Минченко. Лучше, когда какие-то точки фиксируются [на бумаге], поясняет он: «С другой стороны, если в любой форме будет зафиксирован список разногласий и потенциальных направлений, по которым можно двигаться, уже будет хорошо». Если будет зафиксирована политическая воля к интенсификации контактов на разных уровнях – от дипломатического до бизнеса и гражданского общества, – это тоже будет хорошим сигналом, добавляет эксперт: «Ожидать каких-то прорывов не имеет смысла, но, учитывая, в какой низкой точке мы сейчас находимся, даже такие результаты были бы неплохими». Провальным же саммит можно считать только в случае публичного скандала двух лидеров, что маловероятно, добавляет Минченко: Трамп не заинтересован в конфликте – напротив, накануне промежуточных выборов в конгресс ему важно продемонстрировать внешнеполитические успехи.

Большим успехом саммита стало бы появление Путина и Трампа на пресс-конференции с общим тезисом о том, что период резкой деградации в отношениях позади, выработана общая рамка согласования по ключевым разногласиям, включая регулирование в киберсфере и подходы к региональным конфликтам – в частности, на Украине и в Сирии, считает программный директор Валдайского клуба Андрей Сушенцов: «Даже если это будет сказано, но ничего после этого не сделано, это уже будет хорошим началом для дальнейшего развития ситуации, по крайней мере с точки зрения изменения атмосферы не только в двусторонних отношениях, но и в отношениях между Россией и Западом». Провалом станет, если общей пресс-конференции совсем не будет либо президенты выступят по отдельности, а затем Трамп в серии твитов «опишет свое глубокое неудовлетворение от встречи, обвинив во всем Россию и ее руководство», говорит Сушенцов: «И тот и другой сценарий являются крайними, но, учитывая нынешнюю обстановку – и международно-политическую, и дипломатическую, а также характер Трампа, – ни того ни другого исключать нельзя». Но в целом Трамп довольно последователен: он делает то, что обещал во время предвыборной кампании, отмечает эксперт. Хотя это не означает, что в дальнейшем отношения России и США не будут деградировать: идет расследование [спецпрокурора Роберта] Мюллера, демократы выдвигают в качестве тезиса сговор Трампа с русскими и нельзя быть уверенным, что какой-то внезапный кризис с участием России где-нибудь в мире или внезапная провокация вроде Солсбери не вызовет нового ухудшения отношений, оговаривается Сушенцов: «Тут никакой страховочной сетки у нас нет, но, с другой стороны, и падать дальше некуда».

Читать ещё
Preloader more