Статья опубликована в № 4644 от 03.09.2018 под заголовком: Майкл Коэн: Я обожал Трампа еще со школы

Чем грозят Трампу откровения его бывшего личного адвоката

Майкл Коэн, больше 10 лет прослуживший у Трампа, льет воду на мельницу его врагов

Майкл Коэн, больше 10 лет прослуживший у Трампа личным адвокатом, разочарован боссом и льет воду на мельницу врагов президента разоблачительными заявлениями.

К огромному своему сожалению, юрист и поверенный в делах Трампа Майкл Коэн идеально подошел на роль плохиша в историях вокруг президента США. Его карьера и личная жизнь тесно связаны с выходцами из СССР, многие люди из его окружения, клиенты и деловые партнеры уличены в незаконной деятельности, а сам Коэн создал себе имидж любителя роскоши и заносчивого человека.

21 августа Коэн перед федеральным судьей признал себя виновным по восьми пунктам уголовного обвинения. Пять касаются уклонения от налогов, один – предоставления ложных сведений в финансовую организацию. Но хуже всего для президента США два – плата за молчание женщинам, состоявшим в связи с Трампом.

Неприятности случились и с деловым партнером Коэна – бизнесменом Евгением Фридманом, которого в Нью-Йорке прозвали «королем такси» (его семья приехала в Америку в 1970-х из Ленинграда). Он был уличен в уклонении от уплаты сбора в 50 центов с каждой поездки, который идет на субсидирование муниципального транспорта. Фридман пошел на сделку со следствием и в мае этого года суд приговорил его к пяти годам условно и $1 млн штрафа вместо десятков лет тюрьмы. Но следователей интересовали не только его дела, но и бизнес Коэна, который доверил Фридману управлять принадлежащими ему медальонами (т. е. лицензиями) на такси.

Женщины Трампа

Коэн признался федеральному судье, что, когда босс баллотировался в президенты, по его указанию предпринял действия «с целью повлиять на выборы»: обеспечил молчание двух женщин, угрожавших репутации Трампа-семьянина. Имен он не назвал, но их немедленно обнародовали СМИ. Речь о том, что компания Коэна заплатила $130 000 за подпись под договором о неразглашении актрисе порнофильмов Стефани Клиффорд (псевдоним Сторми Дэниелс), которая якобы встречалась с Трампом в 2006–2007 гг., когда тот был уже женат на Меланье. Коэн уточнил, что впоследствии Трамп вернул ему эти деньги.

Также он организовал покупку таблоидом National Enquirer за $150 000 прав на историю отношений с Трампом бывшей модели журнала Playboy Карен Макдугал, с которой у него будто бы случился роман в 2006 г., через несколько месяцев после рождения сына миллиардера. Обладая эксклюзивными правами, газета не написала об этом, таким образом тайна была сохранена.

Но за четыре дня до выборов президента в 2016 г. журналисты The Wall Street Journal раскопали историю с Макдугал. А в январе 2018 г. они узнали и о Сторми Дэниелс. В марте этого года обе дамы почти одновременно подали в суд с требованием признать подписанные ими соглашения незаконными. Сторми Дэниелс напирала на то, что на бумаге не было подписи Трампа. Макдугал обвиняла владельцев The National Enquirer, что те не выполнили свою часть соглашения – например, не дали ей вести в газете персональную колонку о здоровом образе жизни.

В апреле следователи добились права на обыски в доме, офисе и гостиничном номере Коэна. Поводом стали обвинения со стороны Sterling National Bank и Melrose Credit Union в том, что Коэн предоставил им неверную информацию ради получения кредита, пишет The Independent. Выяснилась неприятная деталь: Коэн записывал разговоры с клиентами, в том числе с Трампом. Подчиненные спецпрокурора Роберта Мюллера, заполучив записи, были на седьмом небе от счастья. Трамп отрицал, что знал о плате за молчание порноактрисе и модели Playboy. Но на одной из записей слышно, как голоса, похожие на голоса Трампа и Коэна, обсуждают выплату денег. Теперь, когда Коэн пошел на сделку со следствием, старый друг назвал его в беседе с FT «ахиллесовой пятой Трампа»: «Он был чересчур близок [к Трампу] и знал слишком много». «В долгосрочном плане эти финансовые обвинения, касающиеся кампании, могут <...> привести к импичменту или, если [Трамп] покинет свою должность, к криминальному расследованию», – сказала FT Джессика Левинсон, профессор Loyola Law School в Лос-Анджелесе.

Врач мафии

Отец Коэна пережил холокост в Польше и сбежал в США, где на Лонг-Айленде (Нью-Йорк) и родился 25 августа 1966 г. будущий юрист Трампа. Детство у него было обеспеченным: отец был высокооплачиваемым доктором, дядя Мортон В. Левин (для своих – дядя Морти) – тоже. Своих детей у дяди Морти не было, поэтому он души не чаял в племяннике, пишет The New York Times (NYT). Коэн посещал престижную частную школу Woodmere Academy, катался на дядином Bentley и уже тогда привык к роскоши. Костюмы носит только от Dolce & Gabbana, галстуки – от Hermes. Студентом ездил на Porsche, а свадьбу играл в отеле Pierre в двух шагах от Центрального парка.

Как утверждает NYT со ссылкой на документы ФБР, дядя Морти предоставлял медицинские (а возможно, и не только медицинские) услуги мафиозному клану Луккезе. Дяде Морти принадлежала и доля в ресторане El Caribe, облюбованном русскими и итальянскими бандитами, уверяет газета. Потом акциями ресторана владел и Коэн, но избавился от них, когда пошел работать на Трампа.

Дядя Морти оказался среди инвесторов, которые пытались оспорить в суде покупку в 1989 г. Трампом Atlantis Hotel and Casino. А вот Коэн преклонялся перед Трампом. Он звал его «нашим патриархом» и «величайшим дельцом века». Уверял, что его жизнь изменило «Искусство заключать сделки», которое он перечитал дважды.

«Все мои кузены либо юристы, либо врачи», – рассказывал Коэн NYT. Бабушка заставляла его выбрать юридическую карьеру, угрожая лишить наследства. «У тебя же денег нет», – парировал он. И в ответ получил пощечину. Он окончил Американский университет и Юридическую школу Томаса Кули. Еще в студенческие времена у него проявилась тяга к бизнесу. Первой попыткой стал импорт дорогих машин. «Мой брат представляет собой тот тип личности, который, судя по реалити-шоу [Трампа «Кандидат»], Трамп любил и ценил, – говорил NYT младший брат Коэна Брайан. – В нем сочетаются мозги и уличная смекалка, и это не взаимоисключающие вещи. Он успешен и агрессивен. Это выигрышная комбинация в ранних сезонах «Кандидата».

Клиенты-мошенники

В 1992 г. выпускник Коэн вернулся домой и устроился к адвокату Мелвину Эстрину, который специализировался на исках о причинении вреда здоровью. Через три года Эстрина признали виновным во взятках сотрудникам страховых компаний. Но Коэн к тому времени уже открыл личную практику в районе Квинс Нью-Йорка, который в те годы еще не стал модным местом, пишет The Independent. Его офис помещался в обветшалом гараже-мастерской такси в тени моста Куинсборо, рядом было не протолкнуться от припаркованных кэбов.

Когда началась шумиха вокруг Коэна, ему сразу же припомнили, что ряд его клиентов были уличены в мошенничестве. В большинстве дел Коэна речь шла о компенсации жертвам автомобильных аварий – богатом поле для мошенничества, пишет Rolling Stone. В начале 2000-х на всю Америку прогремело так называемое дело Бориса (акроним от Big Organized Russian Insurance Scam) – следователи раскрыли преступный синдикат, состоявший в основном из выходцев из России, провоцирующий аварии с невинной жертвой или инсценирующий ДТП ради получения выплат. Речь шла более чем о тысяче ДТП в штате Нью-Йорк, по которым страховщики выплатили сотни миллионов долларов.

Некоторые клиенты Коэна тоже занимались мошенничеством в этой сфере. Например, он помогал в 1999 г. Таре Пиццингрилльо составить иск на выплату $1 млн от компании, владеющей прокатной машиной, за ущерб здоровью в ДТП. Позже суд установил, что мнимая потерпевшая инсценировала аварию с помощью друзей. Другим клиентом Коэна была доктор Жанна Каневская, руководитель клиники Life Quality Medical, которая выдавала мошенникам липовые медицинские справки и выставляла счета страховым фирмам за якобы понадобившееся дорогостоящее лечение, напоминает NYT. Однако самому Коэну обвинений предъявлено не было.

Такси едет плохо

Благодаря женитьбе Коэн получил и новый бизнес, и обширные связи среди выходцев из бывшего СССР. Его тесть Фима Шустерман эмигрировал с Украины в 1975 г. И у него не обошлось без неприятностей с законом – в 1993 г., за год до свадьбы Коэна с его дочерью Лорой, его признали виновным в нарушении отчетности по сделкам наличными на $5,5 млн. Шустерман пошел на сотрудничество со следствием и отделался условным сроком.

Приехав в США, тесть Коэна работал таксистом. К 1993 г. он накопил девять медальонов – лицензий на право работы таксистом в Нью-Йорке. Это был доходный бизнес, причем заработать можно было, просто скупая и продавая медальоны. Они ежегодно дорожали, и тесть мог выручить перед свадьбой за свои медальоны около $1,5 млн.

Коэн взял заем у шести банков и кредитных союзов, чтобы скупать медальоны такси, пишет NYT. Купленные ранее он использовал как залог для кредита на покупку новых. Скоро у него скопились миллионные долги и три десятка медальонов, каждый обошелся где-то в $250 000. Коэн вел бизнес с Саймоном Гарбером, который в 12 лет приехал в США из Одессы.

Гарбер работал и в России: в 1995 г. он был одним из инвесторов в «Московское такси», но после кризиса 1998 г. избавился от этого бизнеса, рассказывает Chicago Tribune. NYT цитирует юриста, работавшего с Гарбером и Коэном, который якобы помогал Коэну заполнить документы на участие в таксомоторном бизнесе в Москве в середине 1990-х, но эти планы не претворились в жизнь.

В 2003 г. у Коэна под управлением было 200 такси, пишет Forbes. Водители платили ему по $100 за рабочий день, добавляет NYT. Коэн и Гарбер получали миллионы долларов наличными, так что Коэн стал носить в кобуре на лодыжке официально зарегистрированный на него пистолет.

Начав работать на Трампа, в 2006 г., Коэн передал управление своими медальонами Гарберу, получая от него в год $1 млн, пишет NYT. Позже Гарбера обвинят в том, что он использовал в Чикаго 183 такси из восстановленных после аварии машин, а это запрещено. Ему пришлось заплатить штраф около $1 млн.

Но такси подвело Коэна. С 2009 по 2014 г. он вложил $5,7 млн в приобретение 22 медальонов такси Чикаго. В 2017 г., по данным The Real Deal, Коэн владел минимум 34 медальонами такси через 17 компаний. В 2013 г. цена одного медальона зашкаливала за $1 млн. Но основанный в 2009 г. Uber и его клоны привели к тому, что лицензии стали дешеветь. В этом году их средняя цена пробила отметку в $360 000, пишет CNN, а на отдельных аукционах можно было купить и по $175 000 за штуку.

В апреле этого года Коэн рефинансировал долги всех 16 своих таксомоторных компаний на четыре года, сообщает NYT. Его такси задолжали и штату Нью-Йорк $212 000, писал в июне Forbes.

Между тем в декабре 2014 г. Коэн занял под залог своих медальонов, которые оценили в $35 млн, у Sterling National Bank и Melrose Credit Union $20 млн. Куда он дел деньги, не понятно, пишет NYT. Издание предполагает, что, возможно, он ссудил их еще одному державшему такси бизнесмену – эмигранту с Украины Семену Штайнеру. Всего Коэн с тестем дали ему и его жене $26 млн с 2012 г. под смешной залог. Им, по данным NYT, мог служить кондоминиум Штайнеров на Санни-Айлс, купленный в 2009 г. за $2,35 млн. Недавно Штайнер решил заняться новым бизнесом – выращивать марихуану в штате Невада, где с лета прошлого года ее можно приобретать в рекреационных целях.

Знакомство с будущим президентом

Коэн пробовал силы не только в таксомоторном бизнесе. В 2003 г. он инвестировал в плавучее казино во Флориде вместе с украинскими эмигрантами, но затея окончилась крахом. У него было три медицинских проекта, включая клинику по акупунктуре, утверждала The Independent. Он помогал родне организовать на Украине бизнес по производству спиртного.

Успешными оказались сделки с недвижимостью. Например, в 1999 г. он участвовал в сделке на Санни-Айлс-Бич (Флорида), которую зовут Российской ривьерой за популярность у русских. В нее были вовлечены хоккеист и человек, как пишет NYT, из преступного мира России. Подробности сделки остаются неизвестными, но Коэн получил $350 000 от российского игрока хоккейного клуба «Монреаль канадиенс». Позже, как сообщает NYT, агент игрока свидетельствовал, что деньги предназначались другу одного из бизнес-партнеров Коэна – Виталию Буслаеву. Коэн заявил газете, что не знаком с Буслаевым, но отказался раскрывать получателя денег.

На свои первые серьезные деньги Коэн в начале 2000-х стал покупать квартиры в зданиях Трампа. Как говорил он ABC News: «Я обожал Трампа еще со школы». Он купил четыре квартиры, уговорил родителей своих и жены приобрести еще четыре и агитировал друзей следовать своему примеру, пишет газета Forward. Точно не известно, как Коэн познакомился с Трампом. Наиболее распространенная версия – в 2006 г. собственники апартаментов Trump World Tower попытались перехватить контроль над управлением зданием у Трампа. У Коэна и родни было несколько квартир в здании, так что он помог магнату в борьбе с жильцами. Вскоре после этого Трамп предложил ушлому юристу работать на себя. Тот прыгал от радости.

Коэн переехал на 26-й этаж Trump Tower в офис, который раньше занимала Иванка Трамп, поблизости от кабинета самого Трампа. В 2007 г. Коэн вместе с Иванкой занимался проектом гольф-полей во Фресно, Калифорния. Год спустя стал операционным директором Affliction Entertainment, в которой у Трампа была доля. Эта компания с лета 2008 г. по лето 2009 г. проводила турниры по смешанным единоборствам, на которых дважды успел выступить Федор Емельяненко. Вскоре Коэн получил должность специального советника Трампа и исполнительного вице-президента Trump Organisation.

Подробностей, что за поручения исполнял Коэн для Трампа, не так много. Считается, что он был «решалой» бизнесмена – брался за деликатные задачи, писала FT. Коэна прозвали Томом – отсылка к Тому Хагену, консильери Витто Корлеоне в «Крестном отце». А еще «питбулем Трампа». «Если кто-то делает что-то не по нраву Трампу, я сделаю все, что в моей власти, чтобы разрешить ситуацию в пользу Трампа, – объяснял он свои обязанности в 2011 г. ABC News. – Если вы делаете что-то не так, я приду, схвачу вас за глотку и не выпущу, пока не закончу».

Его обязанностью, видимо, было и отваживать настырных репортеров. В 2015 г. Коэн, не стесняясь включенного диктофона, угрожал журналисту Daily Beast, писавшему об обвинениях в изнасиловании, которые выдвинула в адрес Трампа бывшая жена Ивана. «Я тебя предупреждаю – действуй очень, твою мать, осторожно, потому что то, что я собираюсь с тобой сделать, будет, твою мать, отвратительно», – цитирует его CBS News.

Trump Tower в Москве

Пользуясь связями, Коэн присматривался к девелоперским проектам в Грузии, Казахстане и России. Например, в Астане он в 2011 г. прикидывал возможность построить Trump Diamond, сообщает McClatchy.

Коэн вынашивал планы построить в Москве Trump Tower вместе с Феликсом Сэтером, тоже российским эмигрантом и своим другом. Тот снискал дурную известность, участвуя в биржевых манипуляциях, в которые, по информации NYT, были втянуты мафиози и российские криминальные фигуры. Когда все вскрылось, Сэтер признал вину и стал осведомителем ФБР и разведки, но сотрудничество с Трампом не прекратилось, утверждает NYT. Сэтер просил к Trump Organization лицензию на использование имени Трампа и собирался осуществить проект с партнером в России. Источники WSJ утверждали, что это владелец ГК «Эксперт» Андрей Розов.

Договор о намерении возвести Trump Tower в «Москва-сити» Трамп подписал именно с Розовым в октябре 2015 г., писала WSJ. Башня могла стать самым высоким небоскребом столицы.

Авторство этой идеи принадлежит Сэтеру. В январе 2016 г. Коэн написал письмо пресс-секретарю российского президента Дмитрию Пескову – как объясняет Associated Press, проект нужно было согласовать с российским правительством (Песков сообщил, что письмо осталось без ответа, пишет Forbes). Дело быстро заглохло: по данным The Washington Post, возникли сложности с землеотводом и разрешением на строительство. Участие Трампа вполне могло ограничиться только правом на имя за определенное вознаграждение, считает Forbes.

Коэн-политик

Как и Трамп, Коэн жертвовал и республиканцам, и демократам. Он говорил ABC News, что ему приходилось беседовать с Хиллари Клинтон, а с сенатором-демократом Тедом Кеннеди, младшим братом экс-президента, он как-то рыбачил на мысе Код и потом вместе ел лобстеров и печеных моллюсков.

Коэн официально состоял в рядах демократической партии до 2017 г. с перерывом на 2002–2004 гг. На выборах 2008 г. он поддерживал Обаму, но потом разочаровался в нем и заявил, что Америка стала «страной третьего мира». Поэтому в 2012 г. он всячески стал подталкивать республиканцев к выдвижению Трампа и в числе остальных сторонников создал сайт «Should Trump Run?».

В рамках той кампании он летал на частном самолете Трампа в Айову на встречу с местным руководством республиканцев. Это дало повод для обвинений в нарушении законодательства о финансировании избирательной кампании. Но так как Трамп не стал кандидатом, Федеральная избирательная комиссия не нашла ничего противозаконного.

Консультант республиканцев Роджер Стоун отзывался тогда о Коэне в эфире ABC News как о «милом парне», «энтузиасте», но сожалел, что ему не хватает политического мастерства. «Если вам нужна хирургия мозга, вы обращаетесь к хирургу. Но не к дантисту», – говорил он.

Недвижимость Коэна
Недвижимость Коэна

Коэн проводил собственные сделки с недвижимостью. В 2011 г. он купил за $11,4 млн четыре здания на Манхэттене, вложил в ремонт $13,9 млн и продал в 2014 г. за $32 млн, сообщает Forbes. Как и многие сделки Коэна, они были не совсем обычные, добавляет NYT. Здания покупала за наличные частная непубличная компания (limited liability company, LLC, – соответствует обществу с ограниченной ответственностью в российской юрисдикции), перепродавала тоже за наличные компаниям в форме LLC. Ни McClatchy, ни NYT не удалось установить, кто стоял за покупателем. Но у всех компаний-покупателей в штате был один и тот же юрист – Герберт Чейвз. В 2015 г. Коэн скупил в Нью-Йорке недвижимости на $58 млн, сообщала газета The Real Deal. Речь о долях в двух зданиях, Коэн, по оценкам Bloomberg, мог зарабатывать на аренде до $1 млн в год (с учетом расходов на их содержание). А в прошлом году Коэн продал одну из квартир в Trump World Tower за $3,3 млн.

Однако Коэн не новичок в политике. В 2003 г. он пытался избраться от республиканцев в городской совет Нью-Йорка, но проиграл. Во время кампании он публично возмущался, что кофейня у него по соседству «с ленцой относится к уборке мусора», и настаивал, чтобы ее владельцы установили современную систему утилизации мусора. Хвастался, что сорвал планы не нравящейся ему фирмы арендовать помещение по соседству, рассказывает FT. Впрочем, замечает издание, в склонности к сутяжничеству он замечен давно. Как-то ему не понравился арендованный на выходные дом и он судился с его владельцем, психиатром Университета Нью-Йорка, требуя $250 000 за неверную информацию о жилье.

В 2009 г. Коэн начал было кампанию по избранию в сенат штата Нью-Йорк как демократ, но свернул ее через несколько недель.

Как Коэн разлюбил Трампа

Коэн всегда защищал Трампа. Когда в феврале 2011 г. Трамп в преддверии президентской гонки внезапно стал противником абортов, Коэн объяснял National Journal: «Люди меняют свою позицию постоянно точно так же, как они меняют жен». Когда Трамп назвал мексиканских мигрантов насильниками, Коэн в эфире CNN уверял: «У Трампа отличные отношения с латиносами».

Все были уверены, что после победы Трампа на выборах Коэну достанется место в Белом доме – возможно, главы администрации, сообщала FT. Но этого не произошло. Его знакомые объясняли FT: Трамп решил, что Коэн полезнее ему в Нью-Йорке. Трамп стал игнорировать интересы своего верного юриста еще до победы на выборах, считает The Independent. Чтобы показать свое неудовольствие, тот пошел на ланч с записным критиком Трампа миллиардером Марком Кьюбаном. Но оказался настолько неосторожен, что дал себя заснять папарацци.

Тем не менее Коэн смог извлечь выгоду из победы босса. В прошлом году он стал все больше времени проводить в Вашингтоне, пишет NYT. Вошел в состав руководящего органа республиканцев, Национального комитета Республиканской партии (в июне этого года на фоне разгорающегося скандала написал заявление об увольнении), и заключил стратегический альянс с лоббистской фирмой Squire Patton Boggs.

В 2016 г. Коэн основал фирму Essential Consultants, создав себе имидж человека, имеющего доступ к президенту. Именно с ее счетов было переведено $130 000 порноактрисе Сторми Дэниелс.

ВВС сообщало, что Коэн мог получил как минимум $400 000 за помощь в организации встречи Трампа и президента Украины Петра Порошенко. WSJ пишет, что компании вроде AT&T и Novartis платили Коэну сотни тысяч долларов, чтобы разобраться, что собой представляет новая администрация. Компании уверяют, что речь идет о консалтинге, а не о лоббизме. Однако как раз в то время AT&T позарез было нужно согласие властей на приобретение Time Warner.

«Я тот парень, который готов словить пулю, предназначенную президенту», – говорил Коэн еще в сентябре прошлого года Vanity Fair. Но в июле этого года он дал понять, что приоритеты меняются. «В первую очередь я верен своей жене, дочери и сыну, и так будет всегда, – сказал он в интервью Good Morning America. – Я ставлю семью и страну на первое место». И вот явился с повинной по обвинениям, которые, по словам судьи, потянут на 65 лет заключения.

Адвокат Коэна заявил в эфире CNN, что его клиент не примет президентское помилование, если его предложит Трамп, поскольку глубоко разочаровался в своем бывшем боссе. Коэн сетовал в разговорах со знакомыми, что Трамп не предложил оплатить его судебные издержки, из-за которых он теперь банкрот, утверждает WSJ. Есть некая ирония в том, что один из самых лояльных и ярых защитников президента в итоге спровоцировал самый тяжелый в правление Трампа кризис, резюмирует FT.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more