Статья опубликована в № 4660 от 25.09.2018 под заголовком: Проклятие второго тура

Главным бенефициаром губернаторских выборов оказалась ЛДПР

Теперь и ее, и КПРФ Кремль может наказать за нарушение договоренностей
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Прошедший в воскресенье второй тур губернаторских выборов оказался провальным для действующих губернаторов и победным для ЛДПР. Во Владимирской области депутат областного парламента Владимир Сипягин обыграл губернатора Светлану Орлову: 57% против 37,5%. В Хабаровском крае отрыв депутата Госдумы Сергея Фургала от губернатора Вячеслава Шпорта оказался еще более внушительным – 69,6% против 28%. Явка в обоих случаях была выше, чем в первом туре.

Хабаровские выборы прошли на фоне обоюдных обвинений в нарушениях, но их результаты признали оба кандидата. Во Владимирской области оппозиционный кандидат ни на что не жаловался, не отвечал на звонки журналистов и даже отозвал своих представителей с избирательных участков в разгар подсчета голосов. Но реальных нарушений было мало, подвела итоги обеих кампаний председатель Центризбиркома Элла Памфилова. «То, что результаты достоверны, ни у кого не вызывает сомнения, – сказала она радиостанции «Говорит Москва». – Самый главный вывод – это то, что без реальной конкуренции политическая система просто деградирует. Эти выборы показали какую-никакую конкуренцию. Я удовлетворена».

По данным математика Сергея Шпилькина, распределение результатов во Владимирской области носит аномальный, «рваный» характер, что может свидетельствовать о фальсификациях на ряде участков. По его подсчетам, реальный результат Орловой – около 28%. Заметных вбросов в Хабаровском крае эксперт не обнаружил.

КПРФ и ЛДПР будут формировать коалиционные правительства во Владимирской области, Хабаровском крае и Хакасии, заявил в понедельник «Интерфаксу» лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский подтвердил эту информацию.

Кремль ищет варианты

Президент Владимир Путин еще в пятницу на совещании с членами Совета безопасности обсудил итоги выборов в регионах, сообщил сайт Кремля: «Участники совещания обменялись мнениями о результатах выборов 9 сентября». Ранее на обсуждении в Совбезе выборных проблем Кремль внимания не акцентировал. А в понедельник пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что итоги любых выборов являются предметом для глубокого анализа и, «безусловно, предстоит проанализировать итоги и этих выборов и сделать соответствующие выводы для корректировки работы в дальнейшем».

Два человека, близкие к администрации президента, уверяют, что в Хабаровске и Владимире все было готово к тому, чтобы обеспечить победу губернаторам. «Но когда начался подсчет и увидели, какой разрыв, то решили оставить все как есть, чтобы не повторялась ситуация в Приморье (там итоги выборов были признаны недействительными из-за «невозможности установить волеизъявление граждан». – «Ведомости»)», – говорит один из них. Другой не исключает, что глава администрации Антон Вайно в связи с выборами может принять кадровые решения в отношении отдельных сотрудников администрации.

После первого тура такие результаты были ожидаемы, говорит еще один человек, близкий к администрации: «Было мало времени перед вторым туром, кроме того, не было [провластного] электората – перед первым туром лишь 38% допускали возможность проголосовать за Орлову, у Шпорта социология была не сильно лучше». По его словам, следует ждать не только кадровых решений, но и изменений в системе управления выборами: «Например, заводить перед выборами в регион не технических кандидатов, а людей, у которых есть опыт, – хотя бы таких, как Фургал». Новым губернаторам будет оказана поддержка со стороны администрации, добавляет собеседник: «[Во Владимире] есть первый вице-губернатор Алексей Конышев, отвечающий за экономику, большинство глав [муниципалитетов] к нему нормально относятся, он останется и при Сипягине, который вообще не понимает, что произошло». По его словам, пенсионная реформа как причина протестного голосования вторична, главный вызов – это стабильное ухудшение материального положения граждан: «А дальше совокупность факторов – ошибки в кампании, нелюбовь к действующим губернаторам. Поэтому нужны системные и законодательные изменения».

Главный вывод будет сделан в отношении ЛДПР и КПРФ, говорит другой собеседник, близкий к администрации президента: «Они перешли через красную линию, по сути, стали внесистемной оппозицией и могут теперь разделить ее судьбу». По его словам, под Фургала власть в 2016 г. расчищала округ в Госдуму, на губернаторские выборы он шел техническим кандидатом и обещал не вести кампанию, а в итоге дезавуировал свое согласие стать вице-губернатором при Шпорте. Среди возможных мер наказания – не согласовывать для этих партий регионы под выборы, не помогать с прохождением муниципального фильтра, перечисляет собеседник: «Выборы показали, что они недоговороспособны. Они считают, что вдвоем спасутся, потому и заявили о коалиции». Встреча с президентом, о которой просили Зюганов и Жириновский, вряд ли состоится в ближайшее время, добавляет он. Раздражение партиями ЛДПР и КПРФ есть, подтверждает еще один собеседник: «Надеюсь, будут приняты жесткие меры. Выборы – лишь эпизод. КПРФ, в частности, педалировала пенсионную тему (обе партии в первом чтении голосовали против пенсионной реформы. – «Ведомости»)».

Перед выборами-2021 партсистема будет реструктурироваться и укрупняться примерно до 20–25 партий, прогнозирует руководитель ИСЭПИ Дмитрий Бадовский, а партии второго эшелона станут средой для выдвижения новых политиков. Не исключено, что процесс обновления в КПРФ и ЛДПР тоже будет использован для наказания их нынешних лидеров, допускает близкий к администрации президента собеседник.

Власти не хватило избирателей

Проблемы в основном возникли там, где на выборы шли давно находящиеся у руля люди, по отношению к которым накопились усталость и раздражение, говорит Бадовский. Большинство же молодых технократов избрались спокойно, отмечает он: «Во Владимирской области и Хабаровском крае будут приниматься меры для безопасности и стабильности управления – от повышения квалификации для новых губернаторов до построения управленческих команд и большего контроля со стороны федерального центра».

Властный электорат исчерпаем, его столько, сколько приходит на выборы в первом туре, говорит политолог Александр Кынев: «Стратегия низкой явки как раз базируется на том, что мы своих приводим, а остальные пусть сидят дома. Как только явка растет, вся прибавка уходит оппозиции. И тут неважно, кто вышел во второй тур, там идет голосование от противного».

Выборы подтвердили гипотезу о проклятии второго тура, когда действующий губернатор обычно проигрывает, констатирует руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин: «Во втором туре происходит резкий отток ситуативного электората, и даже не важен результат, с которым человек вышел во второй тур. Ситуативный электорат всегда присоединяется к тому, кого считает победителем: в первом туре это действующий руководитель, а во втором – его оппонент».

Цена вопроса

Власти не нужно доводить дело до вторых туров, а там, где они могут случиться, надо внимательно смотреть на конкурентов – чтобы они были способны руководить регионом, считает Костин: «Нужно дорабатывать систему мониторинга территорий, чтобы предвидеть подобные кризисные ситуации. За несколько месяцев до выборов из четырех регионов только Хакасия считалась проблемной». Такое голосование стало реакцией на пенсионную реформу, полагает эксперт: «Если бы при помощи административных методов продавили победу кандидатов от власти, то было бы огромное возмущение, в том числе со стороны ЛДПР и КПРФ. А им в среду предстоит голосовать во втором чтении за пенсионную реформу. Так что если единственная цена за спокойное прохождение пенсионного законопроекта – это ситуативное падение рейтинга «Единой России» и судьба четырех не очень популярных губернаторов, то это очень удачное разрешение кризисной ситуации. Можно сказать, сэкономили на отступных и дешево отделались».

Пенсионная реформа и другие негативные для социально-экономических настроений факторы уже привели к снижению рейтингов власти, теперь они реализовались и на выборах, считает Бадовский: «Модель вторых туров во всех случаях была протестной – рост явки за счет протестного электората, голосование не столько за нового руководителя, сколько против прежнего и «против всех и всего» одновременно. Для политической системы в целом и для ее будущего важно и хорошо, что протест реализуется электорально, а не на улице и абсорбируется системными оппозиционными партиями».

Федеральному центру комфортнее постоянно ротировать губернаторов, но это тоже не всегда спасает, говорит Кынев: «Слишком частые замены – начало разбалансировки системы контроля. Для власти вторые туры – гарантированное поражение. Логично предположить, что власти их выгоднее отменить».

Жители конкретных регионов продемонстрировали недовольство ситуацией в стране и на их территории, добавляет эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников: «Между кандидатами нет отличий – ни идеологических, ни содержательных. Они все встроены в систему в большей или меньшей степени. Удивительно, до какой степени администрации разных уровней с таким тупым упрямством настаивают на согласованных кандидатах и пытаются отсечь несогласованных, когда все кандидаты одинаковые и готовы встроиться в систему».

Читать ещё
Preloader more