Статья опубликована в № 4715 от 12.12.2018 под заголовком: Совет о митингах и пытках

Члены Совета по правам человека вступились за своих и чужих

Владимир Путин узнал о нуждах и чаяниях президентских правозащитников

В связи с «новыми масштабными задачами» государства у президентского Совета по правам человека (СПЧ) появляется новая цель: следить, чтобы при решении задач экономического и технологического прорыва «не потерялся конкретный человек с его заботами и нуждами». Об этом Владимир Путин заявил во вторник на первом после плановой ротации заседании СПЧ.

В открытой части заседания никто из новых членов СПЧ слова не получил. Заседание проходило в день прощания с председателем Московской Хельсинкской группы Людмилой Алексеевой; Путин побывал на панихиде и открыл совет минутой молчания в память о ней. Председатель СПЧ Михаил Федотов рассказал, что Алексеева до последних минут диктовала поручения, и напомнил, что Путин так и не исполнил ее прошлогоднюю просьбу о восстановлении комиссии по помилованиям при президенте, расформированной в начале первого срока Путина. Президент пообещал изучить возможность модернизации действующего механизма помилования, при котором, по словам Федотова, в ряде регионов за 18 лет не было помиловано ни одного человека. Но прежнюю комиссию пришлось расформировать из-за претензий правоохранительных органов, добавил Путин: некоторых членов комиссии можно было привлекать к ответственности за лоббирование интересов осужденных.

Последним подписанным Алексеевой письмом было заявление СПЧ в защиту правозащитника Льва Пономарева, арестованного за репост записи о деле «Нового величия», рассказал президенту Николай Сванидзе (ранее об этом говорил и Федотов). Дело Пономарева незаконно, убеждали президента правозащитники. Путин отметил, что дело Пономарева связано с призывами к несанкционированным митингам. «Мы же с вами не хотим, чтобы у нас были события, как в Париже, где разбирают брусчатку?!» – спросил президент. Он напомнил правозащитникам об Алексеевой, которая умела находить компромисс с властями и добиваться разрешения на митинги.

Путин пообещал изучить дело «Нового величия», в основе которого, по словам Сванидзе, лежит провокация, а при расследовании применялись пытки: «Меня, честно говоря, обеспокоило то, что вы сказали по поводу того, что совершаются какие-то правонарушения в отношении несовершеннолетних».

Член СПЧ Игорь Каляпин предложил узаконить понятие «пытки», введя соответствующую статью в Уголовный кодекс. Сейчас в редких случаях, когда пытки удается доказать, правоохранители несут ответственность по трем разным статьям УК. Кроме того, Каляпин попросил президента реализовать предложение председателя СКР Александра Бастрыкина о создании в комитете подразделений по борьбе с пытками. Кроме того, нужно вернуть правозащитников в общественные наблюдательные комиссии, имеющие допуск в закрытые учреждения, где чаще всего применяют пытки, сказал Каляпин. Путин согласился дать поручения на основе предложений правозащитника, но не поддержал идею расширения СКР: «В таком случае ко мне сразу придет [министр внутренних дел Владимир] Колокольцев и покажет, сколько дел ведут его сотрудники и сотрудники СКР. В разы [разница]!»

Однозначную поддержку Путина получила только одна инициатива – предложение члена СПЧ Александра Брода о создании системы защиты прав россиян за рубежом. Он также попросил Путина изыскать пути господдержки профильных НКО, защищающих эти права. Предложения понравились Путину, который, в частности, вспомнил об арестованной в США Марии Бутиной. По его словам, никто из руководителей российских спецслужб ее не знает: «Но ей грозит 15 лет!»

Прощание с правозащитницей Людмилой Алексеевой

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more