Почему Нурсултан Назарбаев ушел в отставку

Бессменный президент Казахстана хочет сделать передачу власти плавной и контролируемой

19 марта Нурсултан Назарбаев объявил об отставке с поста президента Казахстана, который занимал с 1991 г. Однако он останется председателем Совета безопасности республики, председателем правящей партии «Нур Отан» и членом Конституционного совета. Президентом до новых выборов, которые пройдут в 2020 г., стал его давний соратник, спикер сената Касым-Жомарт Токаев.

Опрошенные «Ведомостями» российские политологи считают, что выбранный Назарбаевым сценарий плавной передачи власти напоминает путь, по которому в середине 80-х гг. пошел в Китае Дэн Сяопин. Но в России этот опыт вряд ли применим.

Аркадий Дубнов, политолог:

Назарбаев уходит с поста президента. Но он не уходит с поста национального лидера, остается при звании «елбасы», то есть лидера нации. А самое главное, он остается председателем Совета безопасности Казахстана, полномочия которого не так давно были законодательно закреплены настолько, что они превышают полномочия президента. Поэтому сравнение с Дэн Сяопином в Китае подходит. Назарбаев остается верховным демиургом, рефери, создателем и удержателем Казахстана. Он будет контролировать политический процесс в стране до тех пор, пока дееспособен и пока жив.

Назарбаев довольно мудро поступает. Он делает так, чтобы не допустить какой-либо обструкции, которая могла бы случиться, когда его не станет. А такие риски всегда существуют. Это сценарий очень толковый. Он позволит сохранить интересы его людей, его курса. Назарбаев сделал Казахстан субъектом международного права. Он будет сохранять и контролировать свое наследство.

Чтобы что-то подобное произошло в России, нужно обладать немного другим представлением о себе в мире. Наш лидер себя видит где-то на небе, он – человек-миссия. Огромное количество интересов и кланов в России сосредоточено на Путине. Если в России будет реализовываться такой сценарий, то на следующее утро после того, как он об этом объявит, начнется буча. Россия – страна с большим количеством влиятельных группировок, которые окружают президента, они вступят в схватку за власть сразу, как станет известно, что он готов уйти. В Казахстане нет такого числа кланов, они все приручены, никто из них ничего не потеряет, если они будут слушаться Назарбаева. Казахстан – большая страна, но не столь богатая финансово-промышленными группировками.

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий:

Это та же модель, что была в Китае у Дэн Сяопина, только с нюансами. Отличие в том, что в Китае была и есть такая скрепа, как коммунистическая партия. И все, что ослабляло партию, Дэн Сяопин выжигал каленым железом, включая двух генеральных секретарей, которых он посчитал слишком слабыми. У Назарбаева этого нет – у него есть своя политическая партия, аналог «Единой России», но она, естественно, не столь укоренена, как компартия Китая. Назарбаев в данном случае выходит из положения так: он не просто будет председателем Совета безопасности, но он еще и имеет статус лидера нации.

Назарбаев в последние годы проделал большую работу по деконцентрации власти. Он усилил роль парламента так, чтобы должность президента не была столь доминирующей. Он подобрал преемника [председателя Сената] Касым-Жомарта Токаева, который с ним много лет. Видимо, члены семьи Назарбаева будут играть роль в олигархии, у него есть активные племянники. А Токаев – осторожный, дипломат, человек консервативных взглядов, он не будет что-то серьезно менять. И Назарбаев в этой схеме остается отцом-основателем. Назарбаев будет арбитром между президентом, парламентом, правительством, элитными группами. Получится ли это, будет зависеть от того, сколько времени он будет дееспособен, опираясь на те конституционные положения, которые закрепляют его роль.

Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»:

Назарбаев долго собирался и готовился. В таких политических системах подобные решения спонтанно не принимаются, тем более что какого-то форс-мажора, кризиса не было.

Это вполне естественно, Назарбаев очень давно у власти, он прекрасно понимает, что необходим транзит, но сделать его необходимо максимально управляемым. А это значит, что только закулисных подготовительных мер недостаточно: необходимо в какой-то момент начать эту самую передачу власти, чтобы адаптировать систему к тому, что у нее будет другая голова. Видимо, он это и начал делать.

Думаю, что вне зависимости от того, является ли Токаев финальным выбором или исполняющим обязанности, это не столь важно и принципиально. А вопрос, который для него существенен, – что начинается какое-то движение в сторону ухода от сугубо персонифицированной системы, при которой глава является одновременно и источником легитимности. В такого рода моделях это единственный вариант: ты начинаешь уходить, оставляешь за собой рычаги контроля, но постепенно отходя от практического управления.

Судя по тому, что говорится, немедленных досрочных выборов не ожидается и Токаев будет исполнять обязанности до следующих выборов, то есть до 2020 г. Это и будет переходный период. А через два года никто не знает, что будет: либо Токаев продолжит свою уже полноценную деятельность, либо кто-то другой. Думаю, это крайне важная прецедентная вещь, более прецедентная и важная, чем уход Бориса Ельцина в 1999 г. Это опыт, которого пока ни у кого не было. Когда скончался президент Туркмении или президент Узбекистана, это было другое – там просто человека не стало и была необходима срочная замена. А здесь первый случай подготовленного плавного транзита. Удастся или не удастся – это очень важно, и, конечно же, это крайне интересно, принципиально и поучительно для России. Потому что у нас модель не вполне казахская, но сопоставимая и с теми же перспективными проблемами.

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам:

Мы пока многого не знаем, но если исходить из того, что это решение добровольное, принятое в здравом уме и трезвой памяти, то можно также предположить, что этот шаг готовился, тщательно планировался. Речь идет о попытке упорядочить и выстроить наиболее последовательный политический транзит власти.

Конечно, в таких транзитах, особенно когда речь идет о лидере, который находился у власти почти три десятилетия, риски не исключены. Но учитывая, что Назарбаев сохраняет определенные полномочия, будет продолжать контролировать ситуацию, – это попытка сделать транзит как можно менее рискованным. Насколько это получится, сказать трудно: ведь речь идет о лидере, который фактически эту страну создал, и без него разные противоречия – клановые, региональные, этнические – наверное, будут выходить на поверхность. Тем не менее, я думаю, что это шаг оправданный, рациональный.

Друг Путина, отец Таможенного союза, лидер Казахстана. 30 лет президентства Назарбаева

Читать ещё
Preloader more