Статья опубликована в № 4790 от 08.04.2019 под заголовком: Минюст слезам не верит

Минюст: дополнительная защита бизнеса от давления силовиков не нужна

Министерство ответило на обращение предпринимателей к Путину

Минюст не видит необходимости в дополнительных законодательных мерах по защите бизнеса от давления правоохранительных органов: их и без того достаточно. Об этом министерство написало Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), обратившейся с письмом к президенту Владимиру Путину в поддержку основателя Baring Vostok Майкла Калви и сотрудников фонда.

Предпринимателей беспокоит все более активное вмешательство силовиков в гражданско-правовые споры, поэтому они попросили президента поручить подготовить изменения в законодательство, запрещающие правоохранительным органам это делать. Обращение было переправлено в Минюст, который заверил АКИТ, что «проводимая в настоящее время государственная экономическая политика Российской Федерации направлена на формирование благоприятного делового климата», а предприниматели уже «могут рассчитывать на дополнительные гарантии защиты от необоснованного уголовного преследования» («Ведомости» ознакомились с копией ответа).

Так, обвиняемый или подозреваемый в совершении экономических преступлений не может быть взят под стражу, а за незаконное возбуждение уголовного дела с целью воспрепятствования предпринимательской деятельности следователю грозит уголовная ответственность, говорится в ответе Минюста, подписанном замдиректора департамента уголовного, административного и процессуального законодательства Маргаритой Москалевой. Ответственность за мошенничество наступает только в случае преднамеренного неисполнения договорных обязательств, напоминает Минюст, и, как разъяснял Верховный суд, требуются веские доказательства умысла.

Минюст подчеркивает, что не уполномочен оценивать действия правоохранительных органов и действует исключительно «в порядке информирования». Документ не является официальным разъяснением законодательства и не может использоваться в качестве доказательства, в том числе в суде, подчеркивает Москалева.

Почему все эти меры не сработали в деле Калви, в письме не уточняется.

Защита ссылалась на ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса, которая запрещает заключение под стражу обвиняемого в мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности – и когда суд избирал Калви меру пресечения, и в апелляции, рассказывает его адвокат Дмитрий Савочкин. «Продолжим ссылаться во всех последующих инстанциях, – говорит он. – Наша позиция подтверждается разъяснениями постановления пленума Верховного суда: речь идет именно о предпринимательстве, когда обвиняемые входят в состав органов управления компании и осуществляют полномочия по управлению этой компанией. Но суды принимают сторону следствия, позиция которого звучит так: деятельность, направленная на незаконное завладение имуществом, не может являться предпринимательской по определению».

Вряд ли есть необходимость что-то менять в законодательстве, признает президент АКИТ Артем Соколов. Важно, чтобы положения законодательства соблюдались судами, передал он через представителя, пленум Верховного суда давал необходимые разъяснения еще в 2013 г. «Ведомости» ожидают ответа представителя Минюста на свой запрос.

Запрет на аресты предпринимателей – норма, практически не действующая, говорит руководитель Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи. В конце марта бизнес-омбудсмен Борис Титов направил председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву письмо с просьбой объяснить, почему судебная практика по арестам предпринимателей расходится с постановлениями пленумов Верховного суда. К обращению приложены судебные материалы в отношении десятка бизнесменов. В частности, отмечает омбудсмен, в постановлениях об избрании меры пресечения руководителям Baring Vostok суд отказался признать, что инкриминируемые им действия были совершены в сфере предпринимательской деятельности.

Не применяется и норма, предусматривающая уголовную ответственность следователя за возбуждение дела в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности (ч. 3 ст. 299 УК). Она появилась в 2016 г. в ответ на жалобы бизнесменов Путину. Однако за два года ни одно такое преступление на учет не поставлено, говорил генпрокурор Юрий Чайка на итоговой коллегии надзорного ведомства в марте.

Было бы огромным шагом вперед, если бы просто исполнялось действующее законодательство, говорит адвокат Вадим Клювгант. Но это не означает, что законы не нуждаются в системной корректировке, добавляет он: постоянная и не очень качественная правка привела к большому числу противоречий, и Минюсту давно стоило бы провести ревизию. По его мнению, наиболее продуманная реформа была предложена группой экспертов в Концепции модернизации уголовного законодательства в экономической сфере, подготовленной в 2009–2010 гг. по поручению президента Дмитрия Медведева.

Читать ещё
Preloader more