С кем Зеленский поделится властью после выборов в Раду. Прогнозы экспертов

Для Москвы главный вопрос – сколько голосов наберет пророссийская «Оппозиционная платформа»

На Украине 21 июля пройдут досрочные парламентские выборы. Победитель в голосовании по партспискам уже, по сути, известен: партия президента Владимира Зеленского «Слуга народа» уверенно лидирует, получая по разным опросам от 40 до 50% голосов. Второе место с 9–11% занимает пророссийская «Оппозиционная платформа» Юрия Бойко и Виктора Медведчука. Кроме них на преодоление пятипроцентного барьера претендуют «Батькивщина» экс-премьера Юлии Тимошенко, «Европейская солидарность» экс-президента Петра Порошенко, «Голос» лидера группа «Океан Эльзы» Святослава Вакарчука и «Сила и честь» бывшего руководителя Службы безопасности Украины Игоря Смешко.

Поскольку половина Верховной рады избирается по одномандатным округам, где кандидаты от президентской партии не столь сильны, после выборов Зеленскому придется искать партнеров для формирования новой правящей коалиции, которая должна насчитывать минимум 226 депутатов (всего в Раде 450 человек).

«Ведомости» спросили украинских и российских экспертов, кто может стать союзником Зеленского и как итоги воскресных выборов скажутся на отношениях Украины и России.

Владимир Паниотто, генеральный директор Киевского международного института социологии:

«Есть несколько партий, которые находятся на грани прохождения пятипроцентного барьера по партспискам. Если в Раду пройдет партия «Голос», то она претендент номер один на коалицию. Но в последнее время ее рейтинг падал. Если же «Голос» не пройдет, то ситуация для создания коалиции будет довольно сложная.

Пройдет ли партия «Сила и честь», тоже неясно: оказалось, что слишком много партий претендуют на один и тот же проевропейский электорат. «Батькивщина» в принципе активно настроена на кооперацию со «Слугой народа», об этом заявляла и лидер партии Юлия Тимошенко. Они близки по заявленным ориентациям, но в случае коалиции Тимошенко, скорее всего, будет претендовать на пост премьера, и вопрос в том, захотят ли партия власти и президент иметь опытного премьера. С Порошенко Зеленский создавать коалицию, естественно, не будет: ведь Порошенко обвинял «Слугу народа» в том, что приход к власти этой партии может означать реванш пророссийских сил».

Владимир Фесенко, председатель правления центра прикладных политических исследований «Пента» (Киев):

«Точно можно сказать, что «Слуга народа» не будет вступать в коалицию с партиями Медведчука и Порошенко. Поэтому остается три варианта: вариант № 1 – коалиция с «Голосом», вариант № 2 – с партией «Сила и честь», если она пройдет в парламент (что пока под вопросом), вариант № 3 – с «Батькивщиной». Они хотят в коалицию, но у них есть свои претензии: Тимошенко хочет быть премьером, у партий есть и программные различия, поэтому могут быть проблемы.

Скорее всего, коалицию согласуют в августе. Сложно сказать, сколько у Зеленского будет своих одномандатников: самые оптимистичные цифры – это 70 мандатов, но реально скорее 30–40. Большинство одномандатников «Слуги народа» – неизвестные люди, среди них нет ни одного бывшего или действующего депутата.

Повлиять на переговоры с Россией новая коалиция никак не сможет, потому что Медведчука в ней точно не будет. Насколько я знаю, украинские переговорщики крайне недовольны тем, что Медведчук через Москву вставляет палки в колеса, мешает переговорам, создает проблемы по теме моряков и другим вопросам. Рада же будет влиять на переговоры только косвенно – если ей придется утверждать какие-то законопроекты, связанные с переговорным процессом. Самая большая проблема в том, что в Москве хотят реанимировать конституционные изменения об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Эта тема крайне конфликтная, любая попытка вынести этот законопроект на голосование встретит очень сильный протест и в парламенте, и на улице. У Зеленского это понимают, поэтому на уступки по этому вопросу не пойдут».

Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры:

«России не важно, с кем «Слуга народа» войдет в коалицию. Судя по прогнозам, партия Зеленского получит как минимум простое большинство, а может, и абсолютное. Именно Зеленский будет определять повестку коалиции, он должен получить своего премьера. В такой ситуации глупо давать пост премьера Тимошенко – в чем смысл этого маневра? Представители Зеленского уже говорили, что не будут вступать в коалицию с «Батькивщиной». У них есть рациональный технологический прием: часть одномандатников может сформировать группы, и их вхождение в коалицию со «Слугой народа» для Зеленского имиджево выгоднее всех остальных вариантов.

После окончания голосования станет ясно, насколько Зеленский контролирует Раду. России важно, чтобы на Украине была сформирована ответственная власть и Рада начала работать. В Кремле хотят понимать, как и какой диалог можно вести с Киевом, насколько уверенно будет чувствовать себя Зеленский, когда в Раде не будет такого большого количества национал-радикалов. Выборы перезагрузят мандат для представительной власти, создадут новые возможности для диалога и, скорее всего, сформируют более комфортные условия для выполнения минских соглашений. Но пока еще есть вопросы: Зеленский – неопытный политик, сейчас пошли слухи о досрочных выборах в местные органы власти, что провоцирует в Киеве дополнительную нервозность. Многие факторы указывают на то, что у команды президента нет стратегии, важные назначения все еще не проведены, нет четкого понимания, кто и за какие направления отвечает.

Для Кремля, конечно, полезно, если в Раде будет сильная пророссийская политическая сила. Если «Оппозиционная платформа» займет второе место, то это будет сигналом, что внутри Украины существует и усиливается запрос на улучшение отношений с Россией, выраженный в политической воле избирателей. Эта сила в Раде окажется в изоляции, ресурсов будет немного, но статус второй по результату партии будет иметь важное символическое значение. Если президентские выборы – это борьба личностей, то выборы в Раду – борьба смыслов, когда становится ясно, какие реальные ценностные и идеологические расклады существуют в украинском обществе, в том числе и по отношению к России».

Александр Гущин, заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья Российского государственного гуманитарного университета:

«Слуга народа может рассчитывать на 180–190 мандатов: по пропорциональной – 110–112 мест, по мажоритарной – 70–75. Часть мажоритарщиков примкнут к правящей партии – это добавит ей голосов, но этого будет недостаточно для устойчивой коалиции. Коалиция же возможна либо с «Голосом», если он проходит (что вызывает сомнения), либо с «Батькивщиной». Вероятность второго варианта была бы выше, если бы Тимошенко не имела амбиций премьера, а согласилась, например, на должность спикера Рады. Назначение ее премьером нивелирует образ Зеленского как сторонника новых людей, ведь Тимошенко – политик старой формации, хотя и очень талантливый.

Для Кремля, конечно, предпочтительным вариантом было бы получение «Оппозиционной платформой» большего количества мандатов. Сейчас у них есть шансы на 12–15% голосов. Кроме того, Кремль хотел бы, чтобы украинские власти сотрудничали с «Оппозиционной платформой», а ее руководители получили посты в Верховной раде или правительстве. Но если люди идут в точечные партнеры к партии власти и получают руководящие посты, то на них ложится большая ответственность. И если партия делегирует в коалицию своих людей, то на них тоже распределяется ответственность власти. Поэтому коалиция «Слуги народа» с «Оппозиционной платформой» вряд ли возможна – в крайнем случае, ее представители могут получить посты в Верховной раде, но не в исполнительной власти».

Андрей Кортунов, гендиректор Российского совета по международным делам:

«Партия Зеленского получит либо большинство, либо близко к большинству. Выбор партнеров по коалиции зависит от того, какие силы смогут набрать значительное количество голосов. Зеленский будет стараться создать центристскую коалицию. Партия Порошенко едва ли в нее войдет и станет позиционировать себя в качестве оппозиции.

Так же трудно представить и блок с правыми радикалами. Наверное, самый интригующий вопрос – насколько Зеленский может быть готов объединиться с такими политиками, как Бойко: с теми, кто в предыдущем составе Рады занимал оппозиционные и даже, можно сказать, радикальные позиции по отношению к блоку Порошенко. У таких союзов есть свои «за» и «против», но об этом можно говорить только в случае, если Зеленскому не хватит электоральной поддержки.

В подходе Кремля к этим выборам есть формальный и содержательный аспекты.

Формальный состоит в том, что Украина – не Россия и президент Зеленский будет ограничен в возможностях. Мы это видим и сейчас – например, президент критиковал министра иностранных дел Павла Климкина, просил его подать в отставку, но своего человека на этот пост поставить пока не может.

Второй аспект – содержательный. Московские политики играют на те силы, которые могут занять, условно говоря, «пророссийские позиции», как та же партия Бойко. Если делать такую ставку, то сейчас было бы преждевременным выдавать действующей власти какие-либо авансы. Бойко и Зеленский борются за один и тот же электорат, и с этой точки зрения логично подождать окончания выборов и уже потом выходить на Киев и начинать серьезный разговор».

Читать ещё
Preloader more