Статья опубликована в № 4874 от 12.08.2019 под заголовком: Доминик Рааб: Британия должна стать хозяйкой своей судьбы

Борис Джонсон собирает в правительство единомышленников по Brexit

Новый министр иностранных дел Доминик Рааб считает, что выход из ЕС без сделки даст Великобритании шансы хорошо поторговаться в будущем

Доминик Рааб, возглавив МИД, первый визит нанес в Канаду. Потом отправился в США и затем в Мексику. Он претворяет в жизнь хитрый план сторонников Brexit. Правда, экс-министр финансов США Лоуренс Саммерс отзывается об этом плане с неприкрытым скептицизмом.

«Понаехавший»

Рааб не скрывает свою мечту – когда-нибудь стать премьер-министром Великобритании. Но его карьера порой двигалась до обидного медленно. Может быть, потому, что ему не стоило конфликтовать с министром внутренних дел страны по имени Тереза Мэй? Но кто же знал, что она окажется в кресле премьера...

Одна такая стычка произошла в 2014 г. В избирательном округе Рааба в графстве Суррей.

Приезжий из Непала стал виновником ДТП. Его осудили за непредумышленное убийство и пытались выслать из страны – но не смогли. Адвокат заявил о праве непальца на семейную жизнь согласно законам ЕС. Судья прислушался и оставил того в стране. Нюанс был в том, что ни детей, ни жены у непальца и в помине не было.

Рааб написал законопроект, чтобы судьи не могли блокировать депортацию, ссылаясь на общеевропейские законы. Мэй, возглавлявшая МВД, принялась пугать штрафами со стороны Брюсселя. Неожиданно Рааба поддержало около сотни консерваторов. Мэй и премьер-министру Дэвиду Кэмерону пришлось изрядно попотеть, чтобы инициатива Рааба не набрала нужного числа голосов.

В этой истории есть некоторое противоречие. Рааб и сам относится к «понаехавшим». Его отец попал в Великобританию в шестилетнем возрасте из Чехии, не зная ни слова по-английски. Дело было в 1938 г., семья бежала от Гитлера, и неспроста – их оставшиеся в Восточной Европе родственники не пережили холокост.

«Мне нравится, что мы [Великобритания] – плавильный котел, я просто беспокоюсь о последствиях», – оправдывался Рааб в интервью сайту Surrey Live три года назад. Его волнует влияние миграции на безработицу, уровень зарплат, здравоохранение, загруженность школ. Вера в миграционную систему не будет восстановлена, пока приезжие не слезут с шеи государства, перейдя на самообеспечение, а государство не возьмет под свой контроль миграционный поток и не ограничит передвижение преступников, настаивал Рааб. И резюмировал: «Ни одну из этих трех вещей мы не можем сделать, пока мы в ЕС».

Его отца отдали в английскую школу, он выучил язык, стал менеджером в Marks & Spencer, где и познакомился с будущей женой – та зашла купить кое-что из одежды. 25 февраля 1974 г. у них родился сын. Увы, когда Раабу было 12 лет, отец умер от рака. Его последним желанием было, чтобы сын поступил в гимназию доктора Чаллонера, одну из лучших государственных школ Великобритании. Рааб смог пробиться через толпу претендентов.

В год смерти отца Рааб пошел в секцию карате. Сейчас у него черный пояс и третий дан, а еще он регулярно ходит на тренировки по боксу. Это очень любят обыгрывать карикатуристы, изображая, как он буквально с боем прорывается на Даунинг-стрит, 10.

Как Джейми Оливер чуть не подвел Рааба...

Рааб изучал право сначала в Оксфорде, а потом в Кембридже. Ему нравилось устраивать вечеринки, но он гордо сообщал, что вел в университете спокойную жизнь. Не интересовался политикой, руководил местной секцией карате, ездил отстаивать честь университета на соревнования по боксу и, хотя любил устраивать вечеринки, не состоял в Буллингдон-клубе. Клуб прославился своими пьянками и хулиганскими, выходками из него вышло много известных политиков, включая Дэвида Кэмерона и Бориса Джонсона.

Студентом Рааб провел полгода в кибуце в Израиле. А потом в 1998 г. несколько месяцев в палестинском Бирзейтском университете, руководствуясь высказыванием философа Джона Стюарта Милля, что постигший лишь одну сторону проблемы на самом деле почти ничего не знает. Для палестинцев он оценивал проекты Всемирного банка на Западном берегу.

Потом была работа международным юристом в фирме Linklaters в Лондоне и приход в 2000 г. в МИД. Через пару лет на одной из вечеринок он познакомился со студенткой из Бразилии. Эрика приехала в Лондон изучать английский, а в итоге вышла замуж за Рааба и стала гражданкой Великобритании.

У нее истинно бразильская черта – всюду опаздывать, подшучивал Рааб над женой, вспоминая, как терпеливо дожидался ее прихода на свидания. А вот Эрика менее терпелива. Его предложение руки и сердца чуть не сорвалось – на Рождество 2004 г. Рааб позвал Эрику в жены, но перед этим целую вечность готовил для нее карпаччо по рецепту Джейми Оливера. «Никогда я так долго не ждала сырого мяса», – вспоминала Эрика на страницах The Times. Рааб, как и его два сына, бегло говорит на португальском – тесть с тещей так и не освоили английский.

...И как Рааб подвел Бориса Джонсона

В 2003 г. Рааба отправили в Гаагу с командой, которая привлекала к ответственности военных преступников, включая Слободана Милошевича, Радована Караджича и президента Либерии Чарльза Тейлора (последнего обвинили в развязывании гражданской войны).

Тогда появилась очередная его завязка в мире политики: Рааб оказал услугу Тони Блэру. Того хотели вызвать на процесс над Милошевичем давать показания, Рааб убеждал суд отклонить это требование. В итоге Блэр никуда не поехал.

В 2006 г. Рааб принялся штурмовать политический олимп. Он стал главой администрации Дэвида Дэвиса, в то время министра внутренних дел теневого кабинета. Дэвис – резервист спецназа. Он выделил Рааба из остальных кандидатов благодаря черному поясу. «Это свидетельство не только хорошей физической формы, но и дисциплины, способности выходить на тренировку и пробежку под дождем день за днем без немедленной награды», – объяснял Дэвис The Times. И еще в The Sunday Times: «Доминик очень лояльный, очень жесткий и ясно мыслящий. Его невозможно запугать. Я бы пошел сражаться за него, если было бы нужно».

Когда Дэвис перестал быть министром внутренних дел теневого кабинета, Рааб стал главой администрации Доминика Грива, тогда теневого министра юстиции. А в 2010 г. и сам избрался в депутаты от одного из округов Суррея.

Вскоре он попытался удалить отовсюду адрес своей электронной почты. Избиратели должны были связываться с ним только при личной встрече, по телефону или отправив бумажное письмо. Рааб не хотел видеть свой e-mail не только на сайте парламента, но и на независимых ресурсах. Например, угрожал руководству одного из сайтов натравить на него комиссара Великобритании по информации, если его адрес не исчезнет из списка под заголовком «свяжитесь с вашим депутатом». Поднялась шумиха. Раабу пришлось оправдываться – мол, депутаты получают огромное количество писем, в том числе лоббистских рассылок. Один только разбор почты отнимает нерационально много времени.

Из-за резких высказываний он не раз цапался с Мэй. Например, поспорил с ней и другими политиками из-за закона о равенстве полов 2010 г., назвав феминисток отвратительными фанатиками. Закон объединил различные действующие на тот момент нормы Великобритании с учетом стандартов ЕС. В эфире ВВС Рааб жаловался, что, хотя в Великобритании «одни из самых жестких антидискриминационных законов в мире», общество часто «слепо к вопиющей дискриминации мужчин». В кризисе 2008 г. не раз обвиняли мужчин-банкиров. Например, заместительница лидера лейбористов Харриет Харман заявила, что, управляй Lehman женщины, кризиса не случилось бы. В то же время любое замечание о женщине (например, нападки на помощницу судьи в эфире Sky Sports) сразу же вызывают шумиху и репрессии, возмущался Рааб.

Нормально ли годами есть одно и то же

Рааб не понимает женщин, и с ним очень трудно работать: он ведет себя, будто уже стал премьер-министром. Так публично пожаловалась прессе его бывшая секретарша в апреле 2018 г. Она утверждала, что знает о каждом шаге босса. Можно ли верить ее словам? Ее уволили из-за того, что она размещала свою анкету на сайте знакомств, где многие женщины берут деньги за свидания, и повезло же ей наткнуться на журналиста под прикрытием из The Daily Mirror! Он изображал бизнесмена и платил ей за встречу 750 фунтов. В ответ на осторожные расспросы она охотно начала рассказывать подробности жизни начальника. Правда, самым интересным в ее откровениях было то, что каждое утро Рааб ест одно и то же: сэндвич, салат цезарь, фрукты и один и тот же коктейль, заказывая все это в сети Pret a Manger.
Рааб, кстати, заявил, что это неправда. И так ли уж необычно, когда человек на работе питается одним и тем же? Оказалось, в Великобритании уже проводились опросы. В 2017 г. New Covent Garden Soup на основе данных 2000 работников выяснила: каждый шестой есть один и тот же обед каждый день в течение как минимум двух лет. 77% работников не меняли меню в течение девяти месяцев. Четырьмя годами ранее Whole Foods Market провела аналогичный опрос. Было установлено, что треть британцев едят один и тот же обед ежедневно, а половина – уже шесть лет. В этом есть и плюсы, решили журналисты. Если каждый день на столе одно и то же, начинаешь есть меньше. К тому же точно знаешь, сколько тратишь в месяц или год на ланчи.

СвернутьПрочитать полный текст

В 2015 г. Рааб стал парламентским заместителем министра юстиции, ответственным за права человека, но проработал в этой должности недолго. В 2016 г. Кэмерона сменила Мэй. Рааб очень хотел войти в ее кабинет министром, а вместо этого лишился даже должности в минюсте. Хотя Мэй вроде как была ему должна. Рааб объединился с Борисом Джонсоном, агитируя за Brexit, а потом сорвал его планы на лидерство в партии, отозвав свою поддержку в последний момент, сообщала ВВС. В итоге Джонсон не стал выдвигать свою кандидатуру, а страну возглавила Мэй.

«Рааб-репка»

Рааб сконцентрировался на парламентской работе и вошел в комитет по Brexit. Он усердно трудился, чтобы заполучить-таки кресло министра, – писал лояльные Мэй статьи в газетах, хвалил ее в телевыступлениях, отмечал Business Insider. В июне 2017 г. он стал заместителем министра юстиции, затем заместителем министра по вопросам жилья в министерстве регионов и местного самоуправления. В июле 2018 г. его старания наконец-то окупились. Старый наставник Рааба Дэвис, служивший при Мэй министром по выходу Великобритании из ЕС, подал в отставку: не вынес идей Мэй о жизни после Brexit. На смену ему позвали Рааба. Но и он всего через пять месяцев, в ноябре, написал заявление об уходе вместе с несколькими другими министрами. Это была акция протеста против плана Мэй по мягкому выходу из ЕС.

Источники The Telegraph в ЕС утверждают, что Рааб не разбирался в достаточной мере в деталях и не был таким жестким переговорщиком, как любит описывать в речах для избирателей. В бытность его министром в Брюсселе он якобы заслужил кличку Репка (Turnip, второе значение – «болван»).

Впрочем, и Рааб никогда не скрывал своей неприязни к ЕС. Например, в 2011 г. он написал для The Telegraph статью под заголовком «Что случится, если мы откажем ЕС? Ничего». Вышла она накануне того, как парламент должен был предоставить право голоса заключенным. Преступники получили несоразмерную выгоду от борьбы ЕС за права человека, кипятился он.

Возможность голосовать для тех, кто осужден менее чем на четыре года, – последнее из длинного списка. Заключенные гениально добились целого ряда многих новых прав, от лечения бесплодия во время отсидки до права держать в камерах веточки – они якобы машут ими в языческих ритуалах. «Объем государственной правовой помощи для заключенных вырос с 1 млн фунтов в 2002 г. до 19 млн фунтов в 2008 г., – писал Рааб. – Вместо того чтобы поощрять это, деньги налогоплательщиков должны быть направлены на реформу пенитенциарной системы, особенно на реабилитацию и обучение наркоманов».

Но главный вывод был в конце статьи. «Дискуссия ведет к сердцу нашей демократии: кто пишет закон страны?» – вопрошал Рааб. Это Брюссель или власти самой страны? Он пенял на узурпацию Страсбургом законодательной функции и призывал не обращать внимания на попытки вмешиваться в британские устои: «Нет никаких шансов получить штраф, не говоря уже о том, чтобы Британию выгнали из Совета Европы».

Зачем Раабу нужна Америка

24 июля этого года Рааб стал министром иностранных дел в правительстве Джонсона. Пару недель назад он ездил в Бангкок на встречу с 20 коллегами из Азиатско-Тихоокеанского региона. Они обсудили международную торговлю и укрепление дипломатических связей. А 6 августа он нанес визит в Канаду, встретившись с главой МИДа Христей Фриланд (в 1990-е она возглавляла корпункт Financial Times в России). Рааб говорил, что преследует этой поездкой политические цели: «Я хочу укрепить альянс по поддержанию международного правопорядка и решению вопросов, которые угрожают нашей безопасности, будь то вызывающее поведение Ирана, дестабилизирующие действия России в Европе, угроза терроризма или изменения климата».

Но не скрывал, что это второстепенная задача, а главное – торговля. «Я полон решимости наладить экономические отношения с неевропейскими партнерами, – заявил Рааб на пресс-конференции перед поездкой. – Работа с ними сейчас обеспечит плавную перестройку наших торговых отношений после Brexit, быстрый переход к широкомасштабным торговым сделкам, которые стимулируют бизнес, снизят цены для потребителей и будут соответствовать нашим высоким стандартам».

Вслед за ним в Северную Америку собралась министр внешней торговли Великобритании Элизабет Трасс – с той же целью. Лидеры Brexit хотят придать импульс торговле со странами, не входящими в ЕС. Как говорил Рааб во времена, когда агитировал за выход из ЕС: «Британия должна стать хозяйкой своей судьбы».

А недавно он объяснял в эфире BBC Radio 4: «Шансы на возвращение к обсуждению и заключение хорошей сделки [c ЕС] будут больше после того, как мы выйдем [без сделки], коли до этого дойдет дело. Ведь мы будем выступать как независимая страна и станем менее зависимы от требований ЕС, чем сейчас». Правда, он уверял, что правительство все же хотело бы заключить сделку с ЕС до выхода из союза.

ЕС является крупнейшим торговым партнером Великобритании. По данным Национальной статистической службы Великобритании, экспорт Великобритании в ЕС составил 288,9 млрд фунтов стерлингов, а импорт из ЕС – 353 млрд. Экспорт из ЕС в Канаду, Мексику и США (включая Пуэрто-Рико) составил 130,5 млрд фунтов стерлингов, а импорт – 82,7 млрд.

Времени на перекройку торговых отношений у Великобритании в обрез – Brexit должен состояться 31 октября (если его снова не перенесут). Саммерс, комментируя визит Рааба, заметил в эфире BBC: «У Британии нет рычагов [давления на переговорах], Британия в отчаянии <...> ей нужно очень быстро договориться».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more