Саммит G7 во Франции породил сомнения в необходимости «семерки»

Позиция президента США Трампа все чаще противоречит мнению других западных лидеров
Президент США поколебал единство лидеров «семерки» /Markus Schreiber / AP

Трехдневный саммит G7 во французском Биаррице не принес видимых результатов. Отсутствие конкретных договоренностей может быть обусловлено тем, что экономические интересы США не вписываются в повестку «семерки», а завершившийся саммит в целом продемонстрировал изоляцию президента США Дональда Трампа на мировой арене, считает американская The Wall Street Journal (WSJ).

Позиция американского президента по многим рабочим вопросам саммита оказалась оппозиционной мнению лидеров остальных стран. Он подтвердил свою приверженность торговой войне с Китаем и напомнил о своих полномочиях по вводу чрезвычайного положения, если это потребуется. Трамп противоречил другим лидерам G7 и собственной администрации по вопросу участия России в саммите следующего года и спорил о том, являются ли недавние ракетные испытания в КНДР нарушением ранее достигнутых договоренностей, отмечает WSJ. На итоговой пресс-конференции в понедельник Трамп снова заявил, что хотел бы пригласить Владимира Путина на саммит G7 в США в 2020 г.

Как сообщал накануне саммита телеканал CNN, президент США вообще ставил под сомнение целесообразность своего присутствия в Биаррице, так как на этом саммите предполагалось уделить большое внимание экологии. По мнению телеканала, решающей для участия Трампа стала успешная работа администрации США, добившейся включения в повестку переговоров вопросов мировой экономики.

Участие американского президента в саммите СМИ оценивают неоднозначно. Например, незапланированная встреча один на один во время ужина президента Франции Эмманюэля Макрона и Трампа, прошедшая по инициативе Макрона в первый день, вызвала, по информации источников WSJ, критику официальных лиц США, обвинивших французского президента в попытке давления на Трампа. Впрочем, Макрону и Трампу удалось достичь соглашения о 3%-ном французском налоге на американские технологические компании.

Еще одним неоднозначным эпизодом саммита стало прибытие в Биарриц по приглашению Макрона министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, включенного 31 июля в санкционный список США. Трамп заявил, что одобрил это решение французского коллеги, но сам «не пожелал» встречаться с Зарифом, сочтя такие переговоры преждевременными.

Успех переговоров по экономическим вопросам, проведенных в последний день, тоже небесспорен. Трамп продемонстрировал оптимизм в вопросе заключения сделки с Китаем и рассказал о продуктивном телефонном разговоре с лидером КНР Си Цзиньпином. Однако официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан не смог это подтвердить. WSJ указывает на смягчение риторики Трампа и на то, что другим лидерам удалось оказать на него давление в сторону деэскалации китайско-американской торговой войны.

По мнению WSJ, сохраняющаяся напряженность в отношениях между давними союзниками и торговыми партнерами по G7 является показателем развала многостороннего сотрудничества, которое ранее помогало решать мировые проблемы. Похожую позицию высказала и французская газета Le Figaro, журналисты которой задаются вопросом, нужна ли «семерка» вообще. По мнению издания, «в XXI в. этот небольшой клуб либеральных демократий уже не обладает легитимностью и властью, как прежде, регулировать международный порядок». Как полагает Le Figaro, если мировая экономика рухнет, то глобальная согласованная программа стимулирования экономики маловероятна. А колумнист Die Zeit Марк Шириц назвал положение в мировой политике «миром без руководства».

От саммита в Биаррице и не стоило ожидать заметных результатов, уверен программный директор Валдайского клуба, директор Института международных исследований МГИМО Андрей Сушенцов. «Семерка» уже не меньше 10 лет находится в поиске какой-то основы для единства – помимо общего желания ведущих государств Запада продолжать играть руководящую роль в международных процессах, считает эксперт: «Международная среда становится все более сложной, конкурентной и побуждает страны, в том числе союзные, начинать твердо и даже жестко отстаивать свои национальные интересы, и это толкает многие из них к взаимным трениям». Хотя пока преждевременно говорить, что единство «семерки» нарушено и что сам этот клуб перестал существовать, оговаривается Сушенцов: «В британской традиции клубов участники могут быть разделены по многим вопросам, но все равно ценить возможность обмениваться мнениями».

Что же касается Трампа, то он является «скорее следствием накопившихся проблем внутри Запада, чем их причиной», хотя именно так это выставляют СМИ, продолжает эксперт: «Он пытается, как ему кажется, приостановить перетекание мощи с Запада на Восток, но делает это не мобилизуя коллективные усилия Запада, а пытаясь отыграть узкие национальные интересы США. В этом смысле он стоит особняком среди участников «семерки». Однако роль G7 стала падать еще задолго до Трампа, указывает Сушенцов: «Усиление полицентризма в мире делает форумы типа G20 более значимыми хотя бы потому, что там сосредоточены более крупные экономики мира. Если считать, что Запад может сохранить лидерство только коллективным образом, то Трамп виноват. А если посмотреть с той точки зрения, что идет естественный возврат к реализму в международных отношениях, когда национальные интересы каждой страны являются лучшей основой для принятия решений, то, наоборот, Трамп первый среди западных лидеров правильно сформулировал проблему и подходит к ее решению».